Ступень 1. Неофит, стр. 14

— Наставник, почему сила определяется именно способностью разрушать, а не созиданием? — сам собой возник у меня вопрос. — Неужели в вашем мире так любят воевать?

— Ты слишком хорошо контролируешь свою стихию, иначе бы уже знал ответ на этот вопрос. — рассмеялся учитель. — Причина очень проста. Стихия сильно влияет на своего носителя, и крайне враждебно относится к другим одарённым, особенно к антагонистам. Например, адепту огня при встрече с адептом воды будет стоить огромных усилий, чтобы не сорваться и не убить естественного противника. Водный маг будет испытывать то же самое. Гораздо спокойнее пройдёт встреча мага огня и мага воздуха, между ними даже может вспыхнуть симпатия, ненадолго. Более того, всё тот же маг огня никогда не сможет освоить заклинания магии льда, или воды. У него просто ничего не получится. Теперь понятно, почему всё измеряется силой разрушения?

— Так точно. — ответил я, хотя сам толком так и не понял, что мешает противникам избегать друг друга.

— Тогда слушай дальше. После старшего ученика идёт мастер. У многих, для достижения этой ступени, уходит целая жизнь, и едва ли один из сотни одарённых способен достичь такого уровня. Мастерами, как правило, становятся главы родов и их самые близкие родственники. Резерв мастера столь велик, что он, воздействуя на родную стихию, способен создавать локальные стихийные бедствия. Из простых смертных лишь воины Тароса, да воительницы Мроу способны противостоять столь сильным одарённым. Десяток старших учеников, если одновременно ударят по мастеру заклинаниями большой силы разрушения, смогут обезвредить его, но вот убить — вряд-ли.

— Что за воины Тароса и воительницы Мроу? — спросил я, понимая, что со стороны выгляжу нетерпеливым мальчишкой.

— Мроу — одна из рас, населяющих Гантею. Прирождённые убийцы, охотники на магов. Воины Тароса — наёмники с островов. Никто не знает, как они добиваются столь ошеломляющих результатов, но эти бойцы практически не поддаются влиянию стихий, и обладают невероятной силой и реакцией. Мой наставник говорил, что первым хранителем был именно воин Тароса. Но, мы вновь отвлеклись. Есть ещё одна ступень — Магистры. Одарённые такой силы — редкость. Если в одно столетие, в одной империи родится два будущих магистра, то она получит перед другими огромное преимущество. Маг, достигший звания магистр, может просить у императора право на создание нового клана. Магистры практически неуязвимы, и могут жить долго, очень долго. А ещё они могут держать под контролем свою стихию. Полностью. Но, есть ещё более могущественные одарённые, архимаги.

Писк Исчадия, ворвавшегося в тренировочный зал, прервал наш урок. Зверёк был возбуждён, но скорее радостен, чем встревожен. Монах тоже это заметил, а еще он понимал, что пищит этот зверёк.

— Коротышка пришёл, говоришь? Не один? Ребёнок и опасный человек? Неужели Мовризей привёл сюда мага? Джоун, твоё присутствие как нельзя кстати. Прихвати своё оружие, оно может пригодиться. Похоже к нам гости.

Не зная, что меня ожидает, я ограничился лишь штурмовой винтовкой, и приготовил пару гранат, разогнув на чеке усики. Предупредил наставника, как действовать, чтобы он не перекрывал мне линию огня, и залёг, если крикну — граната!

— Экий ты боевитый. — усмехнулся монах. — не думаю, что на нас нападут, но, без моего разрешения не вздумай использовать своё оружие. Всё, пошли.

Наставник открыл замки, и потянул на себя дверь. Стоило её приоткрыть, как в лицо ударило раскалённым воздухом, словно напоминая мне, где я нахожусь. В открывшуюся щель тут же выскочил Исчадие, а следом, распахнув пошире шагнул и сам монах. Я, надев тактические очки, двинулся за ними.

— Георгий! — раздалось издали. Метрах в стах от входа в храм виднелось с десяток навьюченных животных, совсем не похожих на лошадей. Скорее уж на хищников. На трёх скакунах восседали всадники — один взросдый человек, и два подростка. У всех лица скрыты капюшонами, у взрослого из-за плеч торчат рукояти какого-то холодного оружия.

— Джоун, можешь убрать оружие, они не опасны. — негромко произнёс Наставник, а затем крикнул, обращаясь к посетителям: — Мовризей, с каких это пор ты стал путешествовать по пустошам с охраной? И откуда у тебя появилось столько денег, что ты смог нанять воина Тароса?

— Георгий, это не мой телохранитель. Это телохранитель юной госпожи, которая согласилась стать твоей ученицей на неопределённое время.

— Мовризей, похоже ты все перепутал. Я просил тебя об одарённом ребёнке, желательно с даром огня, ребёнке, понимаешь? А ты ко мне привёз почти взрослого мага. Ей уже шестнадцать лет, куда смотрели твои глаза? Она сейчас на грани возвышения до младшего ученика.

— Послушай, Георгий. Ты давно не покидал пустоши, за прошедшее время мир сильно изменился. То, что я нашёл эту девочку, подарок небес! И вдвойне чудо, что мы смогли добраться до твоего оазиса. А то, что она не огневик, ничего страшного. Воздушники тоже умеют управляться огнём.

— Что ты за неё хочешь? — резко сменил тему монах, и, повернувшись ко мне, хитро подмигнул.

— Ничего, хранитель. — торговец, необычно малого для человека роста, даже руки поднял в знак протеста. — Но, есть условие. Ты принимаешь девочку вместе с её телохранителем.

— Ты же знаешь, Мовризей, здесь нет ничего интересного для юнной одарённой. Что же привело её в пустошь?

— Это меня не касается. Я доставил, причём бесплатно, дальше без меня. Так принимаешь?

— Юнная одарённая желает что-то сказать? — громко спросил Наставник, поворачиваясь к паре наездников, остановившихся чуть дальше. Вместо ответа прозвучал грубый мужской голос, произнёсший одно короткое слово, и парочка двинулась в нашу сторону. Вслед за ними потянулись навьюченные животные.

— Джоун, можешь убирать оружие. Воин Тароса никогда не нападёт на хранителя, и не позволит сделать это другим. Мовризей, жду тебя через двенадцать седьмиц.

— Через тридцать, Георгий. Тех запасов, что привезли сюда мои спутники, хватит и на год, но, со мной заключили договор, уплатив вперёд на много лет.

— Вижу. Серьёзный же между вами договор, раз ты согласился на печать воздуха. И, вижу я, его ставила не девушка.

— Тебе всё расскажут, Георгий. Или ты вызнаешь сам, но не из моей головы. — повесив винтовку за спину, я слушал разговор старших, и пытался понять хотя бы половину из сказаного. Словно почувствовав моё состояние, Наставник произнёс:

— Джоун, ты всё узнаешь, как и я, сегодня за ужином. Сдаётся мне, это будет интересная история. А сейчас просто наблюдай.

Пара наездников приблизилась, и почти одновременно спустилась со своих жутковатых скакунов. Высокий мужчина, на пол головы выше Наставника, и заметно шире в плечах, выставил перед собой мозолистые ладони.

— Здравствуй, Хранитель ледяного ужаса. Мой народ помнит о тебе и твоих братьях. — произнёс воин, и добавил. — Примешь ли ты в свою обитель старого воина и юную сироту, для которой не нашлось места в обычном мире.