Ступень 1. Неофит, стр. 58

А затем была битва. Стремительная, невероятно опасная, и завораживающая. Лёд и пламя сражались в узком коридоре до тех пор, пока одна стихия не пала смертельно раненой, а вторая обессилила настолько, что не могла сдвинуться с места.

— Георгий, что произошло? — голос Джамала, раздавшийся справа, вывел монаха из ступора.

— Он же сейчас умрёт! — воскликнул Хранитель, и бросился к телу Джоуна, одержимого огнём. — Протус, та раненая тварь — её нужно добить! Это враг, способный заморозить всю Гантею!

— Тарос не позволит. — глухо произнёс воин, шагая вперёд. — я, именем Его, не позволю!

Склонившись над неподвижным телом, наставник активировал большую руну Жизни, и толчком направил её в грудь ученику. Бесполезно. Выругавшись, он использовал слияние, и влил всё в великую руну Жизни, «Воскрешение». Активация, толчок. Парень вздрогнул, левое запястье пошевелилось, но больше ничего не произошло. Зато Наставник получил знак, что шанс спасти мальчишку есть! Только сила, нужно много силы! И плевать, что Георгий может сам погибнуть. Зато он умрёт свободным!

Сразу все бусины на чётках гаснут. Формирование великой руны Жизни, «Воскрешение», и тут же усиление величайшей руной Разума, «Контрол сознания». Активация, толчок, боль.


Интерлюдия двадцать пятая. Рис Галл.

— Рис Галл, это испытание на прочность твоего духа. Только обратившись к Таросу и получив силу его, ты сможешь покорить не только внутреннее пламя, но и внешнее. — признёс ротус Шантэ. Пошёл уже второй день, как Джек прибыл на остров Чёрных. В первый на него никто не обратил внимания, лишь под вечер кто-то из воинов сунул ему в руки краюху хлеба, кусок сыра, да большую кружку с водой. Утром завтрак оказался не лучше — развареная каша с кусочками сала. Впрочем, рису приходилось питаться и хуже, поэтому он даже не подумал возмущаться.

— Рис Галл! Ты слышишь меня?

— Так точно, ротус!

— Тогда почему ты стоишь на месте? Шагай вперёд!

И Джек шагнул. Затем ещё, и ещё, пока его полностью не поглотило пламя. Пару мгновений одежда защищала его, но потом навалился столь сильный жар, что рис не выдержал.

— Та-аро-ос!!! — крик, полный боли, раздался из-за стены пламени.


Интерлюдия двадцать шестая. Восточная империя, император Алекс Третий.

— Мой император! — в тронный зал ворвался дворцовый оракул. — Мой император, беда!

— Что случилось, Клавдий? — еле сдерживаясь от гнева, спросил Алекс Третий, стиснув пальцами резные подлокотники трона.

— Артефакты Териана, они взорвались! Пророчество начинает сбываться!


Интерлюдия двадцать седьмая. Мастер Гаусс. Подгорная империя.

Вызов на амулет пришёл в полдень, когда мастер Гаусс собирался поработать над великой руной иллюзии. Отложив все дела, мастер Земли сломал на амулете печать и коротко бросил:

— Говори!

— Мастер, мы потеряли их. — раздался из магического устройства голос центурия Грасса. — Храм Хранителей уничтожен, а мы все подверглись воздействию, и очнулись в одном из пограничных оазисов. К счастью, старший ученик Борх смог открыть портал возле обители. Её больше нет.

— Как думаешь, куда они могли направиться? — Гаусс до хруста сжал левый кулак. Проклятый огонь, они упустили медиума! Будущего оракула, способного не только предвидеть будущее, но и влиять на него.

— Скорее всего ушли через портал, к побережью, а оттуда на корабле, к Изгоям.

— Немедленно возвращайся в столицу. У тебя будет новое задание. Доставишь на остров одарённых крысят. Давно пора заиметь среди изгоев свои глаза и уши.


Конец книги.

15.12.2021