Трофей отставного генерала, стр. 3

Почему-то мне было жарко. Тень был огромным и сильным. А ещё горячим. И прямо сейчас нависал надо мной, прижимая к полу. Поэтому мои щёки сами становились красными. Эта поза казалась неприличной. Да нет, она и была неприличной! Это же неприемлемо!

– Ты сама виновата, – не сдвинулся он, оглядывая моё лицо и отдельно останавливаясь на губах.

Что он там высматривает?! От волнения облизала их, и Тень надо мной шумно выдохнул.

– Я принцесса, и расскажу отцу, как ты себя вёл! – снова начала отталкивать его от себя. Безуспешно.

– Глянь-ка. То сирота, то принцесса, всё вывернет, как ей удобно, – хмыкнул он и отодвинулся, позволяя дышать. – Дальше без глупостей, принцесса. Следующий раз мне придётся тебя наказать.

– Кто ты мне такой, чтобы меня наказывать!? – вспыхнула я. – Тебя наняли для исполнения заказа, а больше ты ни на что права не имеешь! Ты никто мне. Понял?! И я тебе запрещаю касаться меня впредь! Неотёсанный солдафон!

Говорила же, ненавижу мужчин! Что он возомнил о себе?!

– Невоспитанная врушка, – вздохнул он и встал, ещё раз проверив, насколько крепко завязана верёвка.

– Располагайся, твоё высочество. Отдохни хорошенько. Дальше привалы будут только в полевых шатрах.

А затем взял и вышел! Ну не глупец ли? Хотя я всё же бросила в дверь кружку, что стояла тут же на тумбочке. Та разлетелась на осколки, но мне было всё равно.

Вот только оказалось, что праздную победу я рано. На окнах обнаружились решётки, а оба узла верёвки были слишком тугими, чтобы я могла развязать. Поэтому решила заняться этим после того, как схожу в купальню, которая скрывалась тут же за дверью. Заодно попробую и верёвку размочить. Может поддастся…

А если нужно будет, ногу себе отпилю, но во дворец ни за что не вернусь!

И да, мне повезло! Верёвка немного размякла от воды. При помощи найденного тут же небольшого ножичка для вскрытия писем, порезав себя несколько раз, я всё же смогла её разрезать. Затем оторвала кусок от простыни и забинтовала ногу. После снова оделась в свою пыльную одежду (другой-то не было), и тихонько прислушалась к тому, что происходит в коридоре.

Показалось, что вроде бы тихо. Потому поковырявшись в замочной скважине тем же ножичком и сжав его в ладони, выскользнула из комнаты, стараясь не привлекать внимание. Открывать замки научилась ещё дома, часто этим промышляла, а меняя их, отец только ещё больше развивал мои навыки.

Я кралась аккуратно вдоль стеночки, понимая, что спускаться к основному входу нельзя, там охрана. Значит, нужно найти какое-то окно здесь и сигануть вниз. Мне не впервой. И возможно, мне бы удалось это сделать, если бы за одной из дверей не услышала громкий женский вскрик.

Сначала хотела убедить себя, что дело не моё, но этот звук повторился, и я испугалась того, что кто-то может обидеть беззащитную девушку. У меня же самой сёстры. Вдруг кто-то так же мимо бы прошёл, если им нужна была помощь?

Тихо поковырявшись в этой двери, я прошмыгнула внутрь, надеясь остаться для противника незамеченной. И осталась по большому счёту. Потому что противник был занят…

Один из солдат, что ждали Тень внизу, нависал над девушкой, прижимая её собой к небольшому диванчику тут же. И во мне родилась буйная ярость, которая всегда появлялась из-за столкновения с несправедливостью. Как он смеет так непочтительно касаться её?!

На эмоциях мне показалось, что она из последних сил старается его оттолкнуть, а он её держит. В мгновение ока я подхватила стоящий рядом табурет и опустила его со всей силы на темечко мужчине.

Но вот незадача, когда он отключился, сразу обмякнув, вместо того, чтобы благодарить, девушка громко завизжала и накинулась на меня чуть ли не с кулаками. Вот тебе и благодарность за спасение!

Только тут я и заметила, что верхние пуговки платья на её внушительном бюсте расстёгнуты, а сама она как-то совсем не выглядит несчастной. Разве что взбешённой…

– Ты кто такая вообще?! Ты на кой мне всё испортила… – дальше шли ругательства, которые я, как принцесса, не имею права запоминать. Поэтому благополучно пропустила их мимо ушей.

Зато мой разъярённый мозг уже остыл, позволяя припомнить, что вроде бы эта моя спасённая вовсе не отпихивала мужчину и не завала на помощь, зато почему-то обнимала его за шею одной рукой, а другой помогала как раз расстёгивать те мелкие пуговички. А ещё они оба касались друг друга губами (вроде бы это и есть поцелуй, о котором пишут в книгах) и периодически издавали странные, сдавленные звуки. И хотя я понятия не имела, что это вообще всё было, всё равно покраснела. Потому что явно стала свидетелем чего-то непристойного. Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять это. И не только стала свидетелем, но ещё и помешала, видимо…

– Вообще-то неприлично так себя вести, – нахмурилась и отступила к двери, уже собираясь выскользнуть и бежать дальше. Воин точно жив, спасать было некого. Но девушка снова накинулась на меня с криками и руганью, а ответить ей как следует я не могла. Не дерусь с неподкованными в бою женщинами.

Однако эти её вопли привлекли внимание.

Сначала в комнату вбежала другая женщина, чем-то неуловимо похожая на «спасённую» мной, а за ней, едва я опустила голову и отступила, пропуская её и лихорадочно раздумывая, куда можно быстро юркнуть, чтобы остаться незамеченной, появился Тень. Притом выглядели они оба так, будто только что были вместе…

И мои щёки сначала побелели от осознания, что сейчас меня поймают, а потом покраснели, когда представила, что он мог вот точно так же… А я считала его благородным героем, а он по углам… то есть комнатам обжимается, и ещё не знамо что там делает! Фу.

– То есть ты всё же решила ночевать со мной в одной комнате? – прищурился он, а я от неожиданности даже не успела отпрыгнуть, когда он схватил меня за шиворот и приподнял.

А следом вышел с места спасения, оставив своего стражника на попечение аж двух теперь фигуристых дам, и поставил меня уже с той стороны двери в своей комнате. Она оказалась соседней. Вот как не повезло… Или повезло? Ведь тут не было решёток.

И если вынудить его меня отпустить до того, как снова свяжет, то может я смогу добраться до подоконника, а там и…

Времени на раздумья было слишком мало. Да я и не думала особо. Нужно было отвлечь его, обескуражить. Чем-то, что он от меня не ожидает. И моё тело, ведомое растерянностью и только что увиденной в чужой комнате картиной, вдруг само подалось ему навстречу, руки легли на его широкие плечи, я встала на цыпочки, а губы коснулись его губ.

Ну как же он всё-таки приятно пахнет… Но отвлекаться нельзя. И забывать, что вообще-то я сама сейчас отвлекаю. Да. Вот верно говорят, с кем поведёшься…

Глава 5

Сначала Тень замер как истукан, не двинулся даже… А я ведь не знала толком, что надо делать-то. Так, водила по его губам своими, стараясь изо всех сил не растворяться в ощущениях, и цеплялась за его плечи в надежде найти опору, потому что голова кружилась отчего-то.

И всё же, кажется, уже начинала понимать, почему та девушка не отталкивала стражника. Оказывается, поцелуй может быть приятным… Если можно считать поцелуем его реакцию…

Но тут генерал вдруг отмер и смёл меня как торнадо, прижав к стене своим огромным горячим телом, а его губы начали впиваться в мои неистово и требовательно, жадно. От такого напора я даже немного струсила, если честно. Это было так… неправильно… Но так сладко. Что старалась всеми силами отвечать ему.

Где-то там, на периферии сознания, маячила какая-то настойчивая мысль, будто я забыла что-то важное. Но как ни силилась, не могла вспомнить. Да и как тут вспомнить, когда сам генерал Тень – тот самый мой герой из мечт, сейчас целует меня!

В какой-то момент я ощутила его ладонь на самой верхней точке моей ноги… Точнее в том месте, где нога крепится к туловищу сзади. Его пальцы сжали упругую плоть, отрезвляя меня.

Уж целоваться-то с тем, кого видишь в первый день в жизни, не стоило само по себе. А тут ещё и вот это. Да и… Что я там забыла?