Трофей отставного генерала, стр. 2

– Так отпусти, если мешаю, – огрызнулась, едва переставляя ноги.

Они уже заплетались. Хотя я с детства тренировалась много, но одно дело тренировки, а другое – реально убегать от здоровущего и опытного воина. Устала. Но ни за что не признаюсь.

– Приведу во дворец и отпущу.

Он всё же повернулся и нахмурился, оглядывая меня, а потом взял и опять поднял на руки! Только в этот раз не на плечо, а просто. К груди своей горячей прижал. Даже через его рубашку печёт.

– Ты что делаешь?! А ну поставил! – начала вырываться я, стараясь не краснеть от смущения.

Непозволительно же так мужчине прикасаться! Может я и не была очень воспитанной принцессой и не соблюдала правила, но ещё ни один мужчина даже случайно так меня не касался! Это было табу! Так нельзя… Я вообще большинство мужчин презирала. Кичатся своей властью над женщиной, как мой отец.

А этот вон что удумал. Одно дело, что как мешок картошки меня тащит, а другое – вот так… Так нельзя. Точно нельзя.

– Как мило розовеют твои щёчки. Неужели эта оторва умеет смущаться? – громилу, кажется, веселила моя реакция.

Но не смущаться я не могла. Мы тут вдвоём же, а он руки распускает… На самом деле я даже примерно не представляла, что такого может со мной сделать мужчина, но твёрдо знала, что быть наедине и разрешать себя касаться – неправильно. Нас так учили наши гувернантки.

Поэтому на всякий случай незаметно нащупала под одеждой небольшой кинжал.

Глава 3

До тех пор, пока мы не дошли до ближайшего поселения, он меня с рук так и не спустил. И что-то я вот даже пригрелась как-то, привыкла. Вопреки доводам разума, пока он меня держал, я чувствовала себя в безопасности и почти спокойно. Может, это потому что от него так приятно пахло?

Прежде мне как-то не приходилось нюхать мужчин. Я их видела-то не так чтобы часто. А тут целый герой – настоящий генерал, о котором так старательно собирала каждую крупицу информации и мечтала, что когда вырасту, то буду как он…

А вышло вон оно как. Теперь я его добыча. Заказ…

И вновь злость окутала с головой. Ишь какой. Всего лишь из-за денег вернёт меня под венец к тому уродцу. А потом продолжит жить спокойно, и спать будет отлично в то время, как моя жизнь будет разрушена до основания.

Даже если я смогу сбежать после свадьбы, то уже буду считаться едва ли не имуществом мужа. Кто помешает ему держать меня на цепи или запереть в подвалах каких-то, чтобы приходить лишь для взимания супружеского долга, о котором я почти ничего не знала… По спине и рукам побежали мурашки. Ужасная перспектива. И я не должна смиряться!

Пока ещё дышу, буду бороться. Нужно всего-то найти его слабое место… Может, надавить на жалость? От служанок я слышала, что их мужья часто идут на поводу, если пустить слезу…

И я громко всхлипнула, вспоминая самые грустные моменты моей жизни. Холодность отца. Отсутствие матери. А потом то, как уезжала из нашего родного замка старшая сестра. Потом следующая…

Злые слёзы, уже вполне искренние, бежали по моему лицу, и я даже не пыталась их скрыть, шмыгая носом снова и снова. И судя по тому, как сбавил шаг отставной генерал, мой план начинал действовать.

– Ты чего? – раздался над моей макушкой его голос, и я запрокинула голову, чтобы смотреть ему в лицо.

– Я не хочу домой! Отец раздаёт нас как скот! Кому считает нужным! Я так не хочууу…

На мгновение мне показалось, что в его глазах отразилось нечто, очень похожее на сочувствие. Но потом Тень вновь натянул на себя безразличную маску.

– Меня это не касается. Ясно? Я выполняю заказ. Отвезу тебя к отцу, а дальше не моё дело.

И вместо новой порции слёз, призванных растопить его сердце, я со всей силы ударила его локтем в район печени. Видимо, такого он не ожидал, поэтому удар пропустил и даже выпустил меня из рук от неожиданности. Но стоило мне отпрыгнуть лишь на метр, как натянулась верёвка между нами, и по инерции я завалилась назад.

Он не стал меня ловить, позволив упасть на землю.

– Реши уже, боец ты или девчонка плаксивая, – пробасил мне и просто пошёл вперёд, потащив как на буксире.

– Пошёл ты, – шепнула я.

Но судя по смешку, он услышал. Однако идти вперёд продолжил всё так же. И даже не оглядывался больше. Чёрствый сухарь, а не мужчина! Но если он думает, что я так запросто сдамся и позволю сломать мою волю, то он глубоко ошибается.

Глава 4

Всю дорогу дальше я выстраивала план, как показать этому чёрствому сухарю, что никакая я не плакса, а очень даже неплохой боец. И за себя могу постоять ещё как. Дай мне только возможность, герой недоделанный.

И возможность подвернулась довольно скоро.

Добравшись до ближайшего селенья, мы направились к какому-то трактиру. Снаружи он не выглядел хорошо. Но стоило войти внутрь, как оказалось, что всё ещё хуже.

– Я не останусь в этом отхожем месте, – поморщилась от неприятных запахов, витающих вокруг.

– Тогда привяжу тебя во дворе, – пригрозил он с каменным выражением лица и прошёл вглубь, приветствуя небольшую группу мужчин.

– О, генерал вернулся! С девчонкой!

– А ты сомневался?

– Ну наконец-то! – посыпалось с разных сторон.

И судя по тому, что мужчины были в форме стражников моего отца, их всех послали за мной. Но они предпочли отсиживаться и ждать, когда Тень сделает за них всю работу. То есть поймает и приведёт меня. Гады.

– Сегодня отдыхаем, а завтра выдвигаемся в путь, – скомандовал он и, убедившись, что все закивали, потащил меня куда-то наверх.

– Эй! Я с тобой наедине не останусь! – я попыталась затормозить, но с разницей наших комплекций это было не очень действенно.

– Так тебя одну оставь, ты в окно сиганёшь, – приподнял он бровь.

– Я? Нет-нет. Смирно буду сидеть! – сделала честные глаза.

Не помогло.

– Врушка, – покачал головой Тень и потащил меня на второй этаж. Вот второй раз уже так меня называет! Раздражает!

Когда дверь за нами закрылась, впервые ощутила такое сильное волнение. Я бы не назвала это страхом… Но я была одна с ним вот. Огромным. Сильным. И беспощадным, как говорили. А ещё он обзывал меня и обижал всю дорогу…

В груди вспыхнула злость.

Я огляделась, убеждаясь, что больше тут никого нет, а когда он наклонился, размотав верёвку на всю длину, чтобы привязать один конец к кровати, а второй за мою лодыжку, выхватила свой кинжал и приставила к его горлу. На его коже выступила красная капелька. Мужчина замер.

– Развяжи меня, – приказала, надавливая сильнее.

– А если нет? – спросил хрипло.

– Мне придётся тебя убить, – сообщила как могла холодно, хотя голос дрогнул.

Я никогда не убивала никого. И не хотела этого делать. Хоть и мечтала сражаться, как настоящий воин. Но сейчас на кону стояла моя жизнь. И если чтобы обезвредить его, придётся воткнуть в него острое лезвие, то…

Я не успела понять, что произошло. Кажется, он ударил меня ступнёй под колено, оно сразу же подогнулось, и я рухнула на пол. Тень оказался надо мной, выхватив кинжал и приставляя его уже к моей шее.

– Если не умеешь, не берись, выскочка, – прорычал, пылая глазами.

– Попытка – не пытка, – фыркнула я, стараясь отвернуться, чтобы не ощущать на своих губах его дыхание.

Это слишком волновало. Ещё больше, чем страх, что он сейчас может мне что-то сделать. Хотя вряд ли… Я – его заказ. Он не может меня убить.

– Не каждый, на кого ты нападёшь, оставит тебя в живых, бестолочь, – спрятав мой кинжал себе за ремень, он пальцами сжал мой подбородок, поворачивая голову и вынуждая смотреть на него.

– Сам ты бестолочь! – огрызнулась, глядя в его прищуренные от злости глаза. – Я на свободу хочу, а не сидеть в золотой клетке всю жизнь!

– Ишь какая, золотая клетка ей не угодила! Кто-то от голода умирает, а ей дворец не мил. Избалованная девчонка!

– Лучше от голода умереть, чем так, – я упёрлась ладонями в его грудь, пытаясь отодвинуть. – Слезь с меня! Невежа!