Сергей Филиппов, стр. 6

Сергей Николаевич объявил сыну бойкот. Он не отвечал на письма и даже не распечатывал их, гордясь своим патриотизмом, тем, что не поддерживает никаких отношений с "предателем Родины".

С возрастом Сергей Николаевич все больше замыкался, но авторитет его был непоколебим. Леонид Куравлев о своей встрече с ним на съемочной площадке смог рассказать только следующее: "На съемках его сцены в комедии "Иван Васильевич меняет профессию" ничего особенного не происходило. Вот сидит Филиппов, вот он встал, вот пошел... Все знали, что он великий артист, что он сейчас всех удивит. Так и произошло - он оказался перед камерой и в который раз всех удивил. Он не разбрасывался, не суетился, не раздавал себя направо и налево - на ненужные разговоры, интервью. Он разбрасывался только в ролях".

Но больших, достойных ролей было уже немного. Вспомнив молодость, участие в акимовской версии "Ревизора", Филиппов сыграл Осипа в кинокомедии Гайдая "Инкогнито из Петербурга". Были смешной Лесничий в оперетте "Летучая мышь" и мрачный Хювяринен в комедии "За спичками". Был целый ряд забавных и проходных эпизодов, а его певца на свадьбе в ленте "Не может быть!" можно поистине назвать шедевром. Ювелирная работа! Всего-то: спел совершенно дурацкую песню о "черных подковах", но как отыграл - и глазами, и бровями, и пластикой, и мимикой. О таких актерских победах нужно писать искусствоведческие труды.

В 80-е годы филипповская слава стала меркнуть. Появились новые любимцы публики, кумиры. Старики уходили один за другим, часто - совсем незаметно. Сергей Николаевич затосковал о сыне и однажды ответил на его письмо.

Как выяснилось, Юрий, работая художником-дизайнером в Нью-Йорке, достиг определенных успехов: интерьеры Ральфа Лорэна, Эсти Лаудер, Армани, Энн Клейн, Минскоф, музей фирмы Sony, компания Ford, отделения Сити-банка, работа со знаменитым архитектором Пеем, частные интерьеры в разных городах страны. Он унаследовал титул графа по материнской линии, был награжден золотыми и серебряными британскими медалями за определенные достижения в области дизайна и другими титулами и званиями. Свободное время решил посвящать картинам странного содержания и юмористическим рассказам. Временами Юрий Сергеевич звонил отцу, делился своими успехами, читал свои литературные работы. Они даже задумали, что Сергей Николаевич будет их читать со сцены. Но...

На исходе 80-х умерла Антонина Григорьевна. Последние 40 лет она всегда была рядом, дома и в киноэкспедициях. Ревновала, блюла, чтобы не пил или не устроил скандала, "пилила", но в то же время кормила, ухаживала, следила, чтобы вовремя принимал лекарства, и всегда дарила цветы. Филиппов теперь не представлял, как сможет жить один. Страна входила в глубочайший кризис, деньги обесценивались. Кино, правда, снималось все больше и больше (другой вопрос - кто его снимал). Сергей Николаевич появился в уморительных эпизодах у Владимира Бортко в "Собачьем сердце" и у Леонида Гайдая в "Частном детективе, или Операции "Кооперация". Он не бедствовал: участвовал в творческих вечерах, получал неплохую пенсию. В доме у него было все, что радовало глаз одинокому старику: мебель из красного дерева, картины, огромная библиотека, посуда. Когда сын настойчиво предлагал из Нью-Йорка материальную помощь, Сергей Николаевич уверял его, что ни в чем не нуждается.

Татьяна Гринвич, вспоминая те дни, пишет: "Когда Сергей Николаевич умирал, никто из тех, кто был тогда рядом с ним, не сообщил сыну о надвигающейся потере, хотя и телефон, и адрес Юрия он хранил на прикроватном столике. Зато после смерти великого актера очень легко было растащить содержимое квартиры, а потом написать статью, что Сергей Николаевич Филиппов умер в нищете: кроме грязного белья и окурков в квартире ничего не было... А где его библиотека? Где мебель, картины? Где, наконец, его архив: фотографии, письма поклонников, статьи, кинотека? Кто может на это ответить?

Когда мы в поисках архива встретились с председателем актерской гильдии Петербурга Евгением Леоновым-Гладышевым, он нам сказал, что знает, у кого из актеров кожаное пальто Сергея Николаевича, у кого - мебель, у кого - знаменитый перстень, но не скажет из этических соображений. Да нам и не нужны были материальные ценности. Нас интересовал только архив...."

Народный артист РСФСР Сергей Филиппов скончался 19 апреля 1990 года. Ни киностудия, ни Союз кинематографистов, ни СТД не выделили на его похороны ни копейки. Похороны организовал Александр Демьяненко, всеми любимый Шурик - герой гайдаевских комедий. Он обошел актеров, знавших и любивших этого сложного и замкнутого человека. Дали, кто сколько смог. Гениального комика похоронили скромно и тихо, без духовых оркестров и неискренних речей.

Сегодня Юрий Филиппов и Татьяна Гринвич по-прежнему собирают по крупицам то немногое, что осталось от архива Сергея Николаевича. Они надеются издать книгу о всенародно любимом актере, куда бы вошли статьи и воспоминания о нем, письма, фотографии, кадры из фильмов, рисунки, шаржи, программки. В Санкт-Петербург они приезжают почти ежегодно, навещают артистов Театра комедии, с которыми очень дружат.

В 2001 году их приезд несколько задержался из-за трагических событий в Нью-Йорке. В черный день, 11 сентября, супруги оказались на шоссе, ведущем к Манхеттену. Второй самолет врезался в башню Всемирного Торгового Центра на их глазах, в тот момент, когда Юрий Сергеевич фотографировал горящий небоскреб. Уже на следующий день они вновь оказались на месте катастрофы привезли одежду для спасателей, несколько пар рабочей обуви, собачий корм и приезжали туда еще неоднократно. В искреннем порыве отдавали, что могли, как когда-то питерские ветераны кино скидывались, чтобы проводить в последний путь их великого коллегу.