Сергей Филиппов, стр. 1

Сергей Капков

Сергей Филиппов

Сергей Филиппов был одним из самых популярных и востребованных актеров советского кинематографа. Играя в большинстве своем проходимцев, тунеядцев, пьяниц и диверсантов, он был обожаем безмерно. В середине прошлого века в нашей стране понятие "звезда" еще не прижилось, зато было сладкое словосочетание, о котором мечтал любой артист, - "любимец публики". Вот Филиппов и был тем самым любимцем публики, одно участие которого в фильме или спектакле обеспечивало аншлаг.

Вместе с тем, Сергей Николаевич был замкнут, нелюдим и порой не очень любезен. О нем писались исследовательские статьи и даже снимались телепередачи, но сам он о себе рассказывал неохотно и крайне редко.

Родился Филиппов в Саратове, в 1912 году. Детство его проходило в военное, до- и послереволюционное время - голод, недостаток во всем. Но через Саратов, как известно, течет матушка-Волга, а в дельте Волги Астрахань со своими знаменитыми арбузами. Нередко Сергей с подростками-приятелями подплывал к осевшей от груза барже, и каким-то образом им удавалось подцепить нижний арбуз. В этот момент часть арбузного ряда скатывалась в воду, и тут уж только выбирай! Не сильно калорийное, но все же - питание. Конечно, это не делает особой чести будущему любимцу публики, но он всегда был задиристым и озорным.

Его отец был опытным мастером, слесарем. Человек крутого нрава, Николай Филиппов обладал необычайной силой и временами впадал в меланхолию. Вернувшись из Германии, куда его на обучение отправил владелец завода, он иногда влезал на шкаф и часами горлопанил немецкие песни. А однажды Филиппов-старший, придя с работы, велел собрать чемодан и заявил: "Иду на войну, береги сына!"

Воспитывал же Сергея брат матери, дядя Саша. Он был знатным литейщиком, ходил в рваных штанах, но в котелке. В то неспокойное время он всегда спал с револьвером под боком. Этот мужлан безумно любил цыплят, считал, что они вечно мерзнут. Возвращаясь домой с работы, он ложился на топчан и сентиментально отогревал у себя на груди под рубахой желтобоких, пищащих птенцов. Когда наступила Гражданская война, дядя Саша тоже ушел на фронт, и семилетий Сережа оказался предоставленным самому себе.

Учился он неважно, однако любил литературу и химию. За последнее и поплатился. Провел эксперимент - смешал железные опилки с соляной кислотой и добавил еще каких-то реактивов. В результате по классу пошел такой едкий газ, что началась эвакуация. А Филиппова из школы исключили.

Мама, голубоглазая певунья Дуня, устав от "творчеств" сына, отдала его в учение немцу-краснодеревщику. Тот охотно принялся за дело и стал называть Сергея "малщык Филипоу". Кое-чему он все же научился и даже пытался приучить впоследствии своего несмышленого сынишку Юрика забивать гвозди в шкаф красного дерева.

Попытки сделать из Сергея помощника пекаря тоже не увенчались успехом. Однажды он забыл посолить воду для теста, из-за чего всю готовую продукцию частной пекарни пришлось выбросить. Не сложилась также карьера слесаря, грузчика и садовника.

Зато Сережа очень любил танцевать. Ну, как танцуют мальчишки? Кривляются больше. Зато самозабвенно и с энтузиазмом. Однажды зимним вечером Сергей проходил мимо клуба и в окне увидел танцующие силуэты. Он зашел туда. Это был кружок танца, который Филиппов стал регулярно посещать. Взяли его лишь потому, что в подобные кружки шли обычно девочки, а в танце, как известно, нужен партнер.

В конце "голодных" 20-х годов Филиппов в компании таких же, как он, "танцоров" подался в Ленинград, где продолжал танцевать в группе при Госэстраде, в спектаклях оперетты. Эта нелегкая школа танца, когда надо работать, несмотря на болячки и усталость, в итоге выработала в актере не только упорство, но и утонченную пластичность, выразительность жестов, походки.

Осенью 1929 года Сергей Филиппов пытался поступить сначала в Московское, а затем в Ленинградское хореографическое училище, но и там, и там прием уже был закончен. Его приняли на балетное отделение Эстрадно-циркового техникума Ленинграда, который был только-только организован и в котором работали превосходные педагоги. Но техникум просуществовал всего три года и подготовил лишь один выпуск. Среди выпускников был и Сергей Филиппов.

Его дипломной работой стал комический "Танец веселого Джимми" эстрадный номер из жизни якобы американских матросов. Тогда бытовало мнение, что матросы только и делали, что танцевали на кораблях, буксирах и лодках, и других дел у них просто не было. Так или иначе, получилось очень смешно, была даже заметка с фотографией в одном из американских журналов-обозрений, что вот-де появился новый комический талант в молодой России.

"Он мог быть непревзойденным классическим танцовщиком, - писал педагог Филиппова в Эстрадно-цирковом техникуме Петр Гусев. - У него превосходные ноги, великолепной формы и невероятной силы. Для классического танцовщика ему было отпущено все: прыжок, жест, сила. В поддержке он был лучше всех. Я старался тянуть его в Хореографическую школу и в Театр оперы и балета, но он не поддавался. Вся атмосфера классического балета с его возвышенными романтическими чувствами претила ему. Он чувствовал себя в ней плохо, наверное, от того, что не находил здесь выхода своему комедийному дарованию..."

Там же, в училище, Сергей Филиппов познакомился со своей будущей женой - Алевтиной Ивановной Горинович. Она училась на актерском отделении. Влюбленные поженились в1932 году, а перед войной у них родился сын Юрий.

Но судьба распорядилась так, что Сергей Николаевич не стал танцовщиком, а стал актером, а Алевтина Ивановна стала не актрисой, а преподавателем английского языка. Балетная карьера Филиппова прервалась неожиданно. А как все хорошо начиналось: концертная деятельность, балет "Красный мак" в Кировском театре, где он с успехом исполнял танец теперь уже кочегара. Были и пародийные номера, над которыми публика хохотала до слез, до истерики. Но то ли голодное детство дало о себе знать, то ли врожденная болезнь - с артистом на сцене случился сердечный удар. Приговор врачей был однозначен: с таким сердцем танцевать в балете нельзя. Филиппов ушел в мюзик-холл, где в те годы работали будущие звезды отечественного кинематографа Николай Черкасов, Эраст Гарин, Константин Сорокин, Гликерия Богданова-Чеснокова. Там же его увидел великий режиссер Николай Акимов. В 1935 году, находясь на военных сборах, Сергей Филиппов получил от него телеграмму: "Предлагаю работать принятом мною Театре комедии". Актер ответил, не раздумывая: "Согласен безоговорочно".