Любовь дракона (СИ), стр. 67

— Как ты мог отправить её на последний этап?

Стоя на краю каменного плато, Кэстирон неотрывно наблюдал за желто-красными вспышками, озаряющими тропу. Вспышка, ещё одна, значит, асхалут продолжает идти, значит, она ещё жива.

— А как ты мог разрешить ей участвовать в гонках? — парировал Зарран. Он тоже не отрывал взгляд от тропы, и с приближением вспышек на его лице проступало все большее удовлетворение, — Хватит носиться с ней, как с маленькой девочкой. Она — маг и судя по останкам моего полигона — весьма неплохой. Не хочешь внести ставку на их победу в гонке?

— Нет, — недовольно отрезал дракон.

— А я, пожалуй, внесу, — задумчиво произнес Зарран, наблюдая, как гибкая фигурка появляется в поле их зрения. Коридор буквально исчез в мощной вспышке пламени, секунда, вторая… Оба уже сделали шаг вперед, чтобы прийти на помощь, но Риль сама вышла им навстречу. Постояла, чуть покачиваясь, потом широко улыбнулась: «Занятные у вас тут испытания, Зарран. Надо будет нашим такие же сделать».

Асхалут усмехнулся: «Как только починим — можешь продолжить тренировки».

Риль покачнулась, и буквально повисла на руках подхватившего её Кэстирона. Тот аккуратно поднял девушку на руки.

— Пошли, уже, герой. Будем тебя лечить, а то вечером никаких полётов.

Риль согласно кивнула. Плевать, что тело все болит от синяков и ушибов, не важно, что волосы чуть укоротились, а куртка поменяла цвет с чёрного на подпаленный рыжий, главное — она дошла, и ведро это разнесчастное не уронила. Кстати, ведро!

Девушка не оглядываясь, отпустила нити, отправив им вдогонку небольшой импульс. Сзади раздался возмущенный вопль. Шагнувший было в портал дракон, обернулся. Риль разочаровано вздохнула — асхалут почти уклонился. Только кое-где его чёрный плащ был заляпан темно-зелеными каплями грязи. Зато хорошо проваренная грязь издавала непередаваемый и очень устойчивый аромат сероводорода. Риль устало улыбнулась — сладкая месть приятно грела сердце.

Глава 33

В маленькой комнате гостиничного номера было тесновато. На одной из двух кроватей лежал бледный Коррин. Он уже вполне пришел в себя и даже пытался встать, но сидящий на полу рядом с кроватью Стик предупредительно отправил мага отлеживаться до вечера. Другую кровать оккупировал Ригли, пользуясь тем, что кровать, в принципе, была его. За столом на единственном стуле сидел Тарк. Командир рисовал. Детская привычка помогала ему сосредоточиться, вот и сейчас одна часть его сознания внимательно слушала доклад Ханара, а вторая рисовала женский профиль. Если бы в этот момент к нему через плечо заглянул Коррин, он бы без труда опознал в наброске свою младшую сестренку. Но сегодня Коррину прописан строжайший постельный режим, да и сам Тарк рисовал, не задумываясь над конечным результатом. Его мысли сейчас были заняты совсем другим.

Около окна на полу сидел сам докладчик. Ханар был единственным из пятерки, кто мог похвастаться наличием знакомых в этом мире. Пусть ему и пришлось освежить давние контакты отца, но дело того стоило.

Ханар происходил из уважаемой семьи, ведущей торговые дела во многих мирах. И семья была крайне поражена выбором юного мага. Уйти в МОСП — неслыханно! Зачем заниматься грязными делами, вытаскивая недоумков из тюрем, рисковать ради них своей жизнью? Немыслимо! Зачем, когда у тебя все будущее расписано, до последней монеты. Не хватает риска? Так может считать только тот, кто никогда не вел торговлю с племенами Гилькара, где за малейшее подозрение в обмане легко получить отравленную стрелу в шею. Но рыжеволосый маг был по-семейному упрям. В МОСПе ему пришлось нелегко, но и тут природная смекалка, умение вести любые переговоры и неплохой магический потенциал помогли попасть в один из лучших отрядов. Тарк и сам не жалел никогда, что согласился взять к себе рыжего торговца, правда, при одном условии — тот должен был принять на свою ответственность всю бухгалтерию отряда.

— Этот Бледнолицый не обманул. «Закатный Пик» — есть такое местечко в этом их чешуйчатом городе, — Ханар вытащил из сумки очередной кинжал и отправил его в полёт. Тот воткнулся точно в центр двери комнаты, рядом с тремя своими собратьями.

— Твоя зазноба сможет нас там легализовать? — уточнил Тарк.

— Командир, ты не знаешь, на что меня толкаешь! — взвыл маг, с отчаяньем хватаясь за рыжие вихры, — она же в меня клешнями вцепилась. Еле от визита в девичью спальню отвертелся.

— А ты не сопротивляйся, — дружески посоветовал Стик, — если очень страшная, могу составчик сварганить — результат будет стойким, а главное на любую сработает.

— Порталься ты, знаешь куда, — отмахнулся от помощи Ханар, — у меня и без твоих составчиков работает все как надо. Лучше затычки в уши дай, а то до сих пор её голос в голове звенит.

— Затычки не давать, — вмешался командир, — мне оглохший агент не нужен.

— Миром клянусь, нечего там слушать, — поклялся Ханар, прижимая к груди очередной кинжал.

— Вот лично и убедишься, что нечего, — командир был не преклонен. — Ты говорил, что её семья получила право вести торговлю с ящерицами.

— Получила, — скривился Ханар, понимая, что от задания ему не отвертеться, — они там и домик себе уже прикупили.

— Делай, что хочешь, но послезавтра утром семью Ралафов должны посетить пять новых деловых партнеров. И начать они изволят с осмотра драконьего города. Сам понимаешь, без их поручительства нас первый же патруль оттуда выкинет. Ригли, с тебя сделать нам новые лица, я займусь маскировкой источников. Стик, наш герой должен быть в норме завтра к вечеру.

— Да, я уже, — вскинулся было Коррин, но рухнул обратно, придавленный рукой целителя.

— Будет, — пообещал тот.

— Еще, — Тарк парой штрихов закончил рисунок и сжег его в одно движение, стряхнул пепел на пол, — мы не знаем, кто нас там будет ждать, поэтому всем иметь готовые структуры и помощнее. Ханар, выдай перстни, да не жмотничай. Купцы должны быть богатыми. И не вздумай выдавать подделки, как в прошлый раз. В этом городе даже грудные младенцы в камнях разбираются.

Ханар сморщился: «Командир в ту дыру не было смысла тащить что-то ценное, там и стекло за бриллиант бы сошло».

— Те не поверишь, какие бриллианты могут встречаться в таких дырах. Всем все ясно? — подвел итог Тарк

— Что будем делать с Хирано? — спросил Ригли.

— Уверен, что это он?

— Больше некому, — пожал маг плечами, — наш ученый все со своими опытами возиться. Бонас, когда мы в гости к герцогу собирались, ввалился в зал с двумя такими красотками… Уверен, ему не до Бледнолицего той ночью было. А вот Хирано никто из нас больше не видел.

— Согласен, — нахмурился Тарк, — и все же, что-то не сходится. Мы же все знаем Хирано ещё по Остполькой операции. Нормальный мужик.

— Может он тогда и был нормальным, — возразил Харан, — но кто знает, что его могло изменить.

— Хорошо, — сдался Тарк под напором команды, — но брать его пока рано. Нам важно не сорвать ту встречу. Сами знаете — брать этих гадин надо всех сразу. Может ещё, какая гниль вылезет.

Ласти ждал её во дворе. Окинул пристальным взглядом, вздохнул, но ничего не сказал. Присутствие за её спиной поборника нравственности в лице Заррана не располагало к разговорам.

В портал они шагнули так же молча. В этот раз здесь было многодраконно, три силуэта кружили в закатном небе. Ластирран не стал дожидаться любопытных гостей, мгновенно принял первый облик и подставил Риль своё крыло. Девушка привычно, н-да, её привычки становятся все страннее и страннее, взобралась к нему на спину, опутала себя и дракона нитями, кинула мысль: «Готова!»

Скалы исчезли из поля зрения, а небо шагнуло навстречу, распахивая голубые крылья. Азарт, предвкушение, радость — вот то, что царило сейчас в сердце Риль. Ни капли страха, сомнения или нервозности. Предстоящий полёт вытеснил все, даже то, что будет после него.