Любовь дракона (СИ), стр. 66

Маленький светлячок бодро летел по трубе, Риль согнувшись, шла следом, сзади медленно плыло ведро, полное грязи. Ох, ещё долго она будет на этот предмет с опаской коситься.

Пол под ногами внезапно резко ушел вниз, Риль вскрикнула, и, рухнув на живот, заскользила по трубе. Светлячок отстал, а вот ведро, к сожалению, нет. Ещё чуть-чуть и оно покатиться за ней своим ходом. «Да, запорталить этих асхалутов с их тренировками. Придумали, понимаешь тут ведротренинг», — ругалась она, лихорадочно укрепляя нити. Уф, пронесло, вроде держится, только грязи немного пролилось. А вот куда её саму несет — это уже другой вопрос.

Несло не долго. Девушка вылетела куда-то в полную темноту. От страха, новый светлячок создался как-то сам. Риль замерла, чувствуя под собой нечто неустойчивое. Попыталась привстать, пол под ней накренился, и она стала медленно съезжать вниз. Проверять, что там внизу как-то не хотелось. Девушка выкинула нити, разбросав их по сторонам. Три из семи зацепились за край. Она подтянулась, осторожно замерев на середине. Не дыша, перевернулась на спину. Большой светлячок — очень удобно в таких огромных пещерах. Риль лежала на непонятной плите, та качалась на воде небольшого горного озера. «Похоже, плита заменяет лодку и предполагается, что на ней я переберусь на ту сторону», — догадалась Риль. Переплыть — легко сказать, а как сделать, если нити только-только стали подчиняться своей хозяйке. Она утолщила две из них, опустила в воду и попыталась ими синхронно взмахнуть. Взмахнула — плита дернулась в сторону, но совсем не в ту, которую нужно. Ещё одна попытка, теперь эту вертлявую посудину повело влево, а вот прямо плыть она никак не хотела. Риль вздохнула. Так она ещё долго тут провозится. Бросить плавсредство и отправиться дальше своим ходом — не очень заманчивая идея. После той болотной твари — знакомиться с местными обитателями желания не было. Придется напрячься. Она, правда, ещё никогда не работала с таким объемом воды, но других идей нет.

Риль, не забывая про полное грязи ведро, аккуратно создала замораживающее заклинание, добавив в него побольше мощности. Проверила построение нитей и бросила его вперед. От плиты до середины озера протянулась широкая полоса льда. «Удачненько!» — порадовалась Риль, ступая на лед. Шаг. Нога скользит в сторону. «Ой, ё!» — пронеслось по подземному озеру. «Ведро!» — мгновенно среагировал мозг. Девушка, постанывая от боли в ушибленном колене, закрепила, порвавшиеся было нити.

Если бы кто-то из магов оказался в пещере, его взору предстала бы занятная картина. По ледяному мосту, прихрамывая, шла хрупкая девушка с взлохмаченными каштановыми волосами. Над головой у неё, опутанное коконом силовых нитей плыло ведро, заполненное болотной жижей. «Странно, — подумал бы маг, — зачем навешивать столько нитей, когда для поддержания ведра в воздухе достаточно двух — основной и страховочной». Но в пещере не было лишних свидетелей, а сама Риль буркнула бы в ответ одно — страховка лишней не бывает. Вот, пожалуйста, — при виде вмерзшего в лед ужаса, состоящего, казалось из одной зубастой пасти, Риль покачнулась, но удержалась. И хорошо, а то бы это было уже пятым падением. До того как приноровилась идти по льду скользящим шагом, она обзавелась парочкой новых синяков.

От озера шел широкий водяной канал. Заморозка и он превращается в очень даже легко проходимый ледяной коридор. А через пару десятков метров впереди появляется долгожданный световой контур — выход.

Выбравшись наружу, Риль замерла, потом присела на корточки, встала на четвереньки и осторожно подползла к краю. Так и есть. Подземная река в этом месте вырывалась из пещеры, обрушиваясь вниз небольшим водопадом. Теперь же бывший водопад радовал глаз искрящимися на солнце гигантскими сосульками. К слову сказать, под лучами солнца они начали активно таять, оглашая окрестности ритмичной музыкальной капелью.

Н-да, замысел асхалутов был прост — на плите рухнуть вниз. Не смертельно, но вот потеря концентрации с непривычки гарантирована. А ей, что теперь делать? Прыгать без плиты — не хочется, всё-таки высоковато, да и ведро потерять легко. А они столько вместе уже прошли, почти сроднилась.

— Эй, разрушительница, ты далеко собралась?

Кажется, её повысили. Малышкой вот больше не называют.

— К финишу, — ответила Риль, осматривая окрестности. Сбоку обнаружился неплохой уступ, с него теоретически можно спуститься вниз. Только вот незадача, до уступа придется прыгать.

— Может, остановишься на достигнутом? Проход я тебе и так засчитаю. До водопада из новичков никто раньше не добирался, а? — в голосе Заррана явно проскальзывали просящие нотки. Риль не ответила. Раньше предлагать надо было, когда пищащих тварей за ней выпускал.

— Ты же нам всех логгов извела. Попробуй теперь восстановить их популяцию, знаешь, какие они капризные в еде? — давил на жалость асхалут.

— Представляю, — огрызнулась про себя Риль, — небось, на диете их держали бедненьких. То-то они за мной так шустро рванули, соскучились по мясу, бедняжки.

— Ты что там делаешь? — заволновался Зарран, при виде раздевающейся Риль. Но девушка его возглас проигнорировала, лишь уточнив: «До финиша далеко ещё?»

— По левому берегу до конца, там проход между камней, — нехотя отозвался асхалут, понимая, что упрямую девчонку ему не переубедить.

— Спасибо, — кивнула Риль, снимая рубашку и надевая обратно куртку. Теперь на ней осталась тонкая майка и кожаная куртка. Рубашку девушка разодрала на две части, связав их между собой, добавила нитей для упругости и прочности. Можно и с чистыми работать, но она так пока не умеет. Сочетать с материальными объектами все же легче. Один край обвязала вокруг зубца скалы, второй сжала в руке.

— Стой, ты что задумала?

Вопль асхалута потерялся в свисте ветра, прыжок — стена больно бьет по ногам, толчок и она приземляется на уступе, выкидывает нити, но это уже лишнее. Риль приземлилась удачно, ну, почти, содранное запястье и ушибленная голень не в счет.

— Сумасшедшая, — рассержено шипит сверху асхалут, а Риль довольно улыбается. У неё получилось! До финиша немного. Она справится. Первый из магов не должен уронить честь Академии и завалить проход по полигону. Каким бы тренировочным он ни был.

— Постой, — в спину девушки кричит Зарран, — помни, что на гонке будут драконы.

— Странное предупреждение, — размышляла девушка, спускаясь к берегу озера, — кто же ещё будет на гонках, как не драконы? Ох, темнишь ты, брат асхалут. Ладно, прорвемся.

Слева от озера действительно начиналась тропа. Она потихоньку углублялась в скалы. Риль пошла медленней. Сжатая с двух сторон камнями, тропинка казалась слишком узкой. Девушка проверила щит, набросила ещё нитей на ведро, напряглась. Раздавшееся сбоку шипение заставило её подпрыгнуть, потом пригнуться и броситься вперед. Вовремя! Струя пламени пронеслась над её головой, чудом не задев Риль. «Ведро!» — заорал мозг. Риль мгновенно среагировала и еле успела выдернуть его из-под струи пламени, пока то ещё окончательно не расплавилось. Грязь в нем аппетитно булькала, а само ведро отливало красный боком.

Риль аж вспотела. Ничего себе испытание. Она же чуть не поджарилась. Хорошо, что струя племени прошлась по касательной, и щит выдержал. Девушка остановилась, проверила нити. Ага, там где серых было больше пламя проникло дальше. Вывод — лучше всего огонь сдерживают белые нити. Вот их и добавим, и лучше всего пустить нити слоями, а при необходимости менять их местами. Риль наложила сверху белых нитей, добавила защиты на ведро и шагнула вперед.

Шипение, «Ведро!» — привычно командует мозг, нырок вниз или прыжок вверх, тело, не доверяя щитам, пытается уклониться от струи пламени, приземление, перекат, гасящий скорость. Пару секунд на восстановление зрения, ещё пару мгновений на заделку пропусков в защите и снова шипение, «Ведро!», прыжок или падение на камни. Танец, это был бы настоящий танец среди огня, только в танце не рассаживают кожу до крови, не ставят синяков и не растягивают связок. Под конец струи били почти непрерывно, и если бы не щит, из этой переделки она бы вышла поджаренной со всех сторон.