Любовь дракона (СИ), стр. 95

Первые Гнезда потянулись в родной мир, очищенный от захватчиков. Ригли, маг из команды Тарка обладающий просто поразительным чутьем, создал поисковое заклинание, настроенное на каррохедов, и драконам не пришлось прочесывать целый мир частым гребнем, выискивая тварей. Вот уже месяц, как поиски прекращены, но пространственники, несмотря на недовольство некоторых консервативных Гнезд, основали две постоянные базы, продолжая совместное патрулирование. Никто не будет гарантировать, что каррохеды уничтожены все до единого и во всех мирах. Попытка захвата может повториться. Так что не стоит дважды биться об одну и ту же скалу.

Совет, под нажимом правящего Гнезда, ох, сколько когтей было сломано на том заседании, отменил запрет на асхалутство с магами. Давно пора! Сколько можно бояться стать рабами людей! Маги — не каррохеды, это и недолётку понятно. В асхалутстве либо оба равны, либо один занимает позицию старшего, более опытного товарища, но про полное подчинение и речи идти не может. Теперь, когда связь человека и дракона изучена досконально, рабства, в качестве побочного эффекта, можно не опасаться.

За это лето подданные Заррана ещё не раз пожалели, что за них взялись пришлые маги. Однако польза была на лицо, и, похоже, гонка в следующем году будет весьма и весьма интересной.

Гнездо Рэгирмаф не вернулось на историческую родину. Родители всегда предпочитали смотреть вперед, а не жить прошлым. Их дом здесь, здесь они и останутся.

Кэсти спустился по лестнице во внутренний двор. Не удержался, хмыкнул, вспоминая рассказ младшего о буйстве, которое учинила Риль, услышав его предложение о браке. Оригинальный ответ получился. Вместо фонтана эмоций — фонтан воды.

Дракон взбежал по второй лестнице на западную галерею. Отсюда открывался вид на океан. Желтый кусок луны ещё был виден в небе, и лунная дорожка тянулась по поверхности воды, маня пойти за собой. Вот только те, кто решался прогуляться с лунной девой, назад не возвращались. Кэсти помахал мелькнувшему в серебряных бликах дорожки девичьему силуэту. Не в этот раз, милая, не в этот раз.

Губы дракона сами собой растянулись в улыбку. Похоже, ему будет, чем удивить коллег на следующем слёте целителей. Его доклад «Одна беременность на двоих. Признаки лже-беременности дракона» произведёт настоящий фурор. Да, их Гнездо ожидает много всего интересного. Риль, конечно, будет стараться отгородиться щитами, но не всегда это поможет. Кэсти представил младшего брата, жалующегося за столом, что его мутит от одного вида во-о-он того супа, а все запахи стали слишком сильными для его чувствительного носа, и от одной мысли о полёте желудок пытается взбунтоваться. А ведь впереди роды. Братишке придется брать часть боли на себя, чтобы облегчить состояние своего асхалута.

Целитель прошелся по галереи, улыбаясь и насвистывая что-то весёлое, затем воровато оглянулся по сторонам и, подпрыгнув вверх, дотянулся рукой до каменной головы дракона, украшающей потолок. Сколько раз, будучи ребенком, он мечтал это сделать! Стать большим, сильным, высоким. Как жаль, что эти мечты стираются из памяти, уходят вместе с детством. И, став взрослыми, мы не считаем нужным тратить время на ребячьи забавы.

Нет, беременность — это всё-таки что-то заразное, и в первую очередь для головы. Уже не оглядываясь по сторонам, Кэстирон самым несолидным образом помчался вприпрыжку к выходу. У него осталась ещё одна неосуществленная мечта детства — прыгнуть с высокой скалы в океан.

Конец.

Ноябрь 2012 г