Ступень 1. Неофит, стр. 5

— Фаер, ты как! — сквозь вату в ушах до меня донёсся голос лейтенанта Бернса.

— Я нормально! — да что такое, почти не слышу свой голос. И похоже не я один, поэтому крикнул прямо в лицо склонившемуся надо мной командиру группы: — В порядке! Оглушило только!

— Кто кидал гранату, не видел?

— Скорее всего Буйвол!

— Точно? — Бернс встряхнул меня за грудки. — Ты уверен?

Я в двух словах описал ему то, что успел увидеть. Благо, опасаться сейчас, что нас услышит тот, о ком шёл разговор, бессмысленно. Он сейчас лежит без движения, похоже потерял сознание.

— Живой? — к нам подошёл капитан. Он был дальше всех от места взрыва и выглядел абсолютно здоровым. Посмотрев внимательно мне в глаза, он подозвал бойцов из своего десятка: — Швец, Молот, под охрану пробойщика, никого не подпускать. Дым, позаботься о втором. Все — слушай мою команду! Возвращаемся к порталу, встаём в круговую оборону! Как только дождёмся разблокировки, уходим домой. И молим всех богов, чтобы на поднятый нами шум не пожаловали местные хищники. Шевелитесь, беременные устрицы!


Интерлюдия вторая.

Разбудил старого жреца Исчадие, громко тявкнув. Гулкое эхо, несколько раз отразившись от сводчатого потолка, окончательно вывело Георгия из сна. На удивление голод, так раздражающий последние дни, притупился, видимо организм начал привыкать к отсутствию пищи.

— Ну, чего шумишь? — Старик приподнял голову от подушки и, протерев глаза кончиками пальцев, отыскал взглядом зверька. Тот пританцовывал у выхода, то выбегая в коридор, то возвращаясь обратно. При этом в его поведении не было тревоги, лишь нетерпение и любопытство, с толикой озабоченности. — Да что ж там такое случилось?

Георгий поднялся с постели, привычно перекинул камешек на счетах и побрёл за Исчадием, прихватив стоявший у стены длинный посох, сделанный им самим лет тридцать назад. Сейчас он едва ли смог бы взмахнуть им, не то, что раньше, когда ещё была сила в руках. Мощный артефакт, когда есть много магической силы, и простая палка для непосвященного.

Неспешно двигаясь за возбуждённым зверьком, Георгий ломал голову, что же так привлекло Исчадие. С караванщиком он уже знаком, на тварей пустоши реагирует совсем по другому, что же увидел питомец? Так, размышляя на ходу, Георгий миновал коридор и вышел в просторную, сферической формы залу, в прошлом украшенную колоннами и расписанным потолком в форме купола. Теперь колонны большей частью разрушились а купол давно покрылся слоем пыли. Былое величие храма Хранителей давно кануло в летах, остались одни обшарпаные стены. Но, старый жрец совершенно не расстраивался по этому поводу, другой свою обитель он не видел, как и наставник, такой же потомок былого величия.

Миновав центральную пещеру вслед за нетерпеливо перебирающим лапами зверьком, старик подошёл к массивным, выкованным из неизвестного металла воротам. При жизни Георгия их не открывали ниразу, пользуясь небольшой дверью, встроенной в одну из створок. Исчадие, подбежав к вратам и тявкнув, заплясал на месте.

— Сейчас, сейчас! — Старик прислонил посох к стене, и тяжело, с усилием сдвинул массивный железный засов в сторону. Уперевшись двумя руками в дверь, он с силой толкнул её. Та нехотя, со скрежетом, но все же подалась вперёд, впуская внутрь солнечный свет и лёгкий порыв раскаленного ветра. Духота тут же навалилась на старика, словно не желая выпускать его из пещеры. А вот Исчадие шустро нырнул в открытую дверь, чтоб секундой позже его мордочка вновь показалась внутри, словно поторапливая старого жреца. Георгию пришлось сделать над собой усилие, чтобы шагнуть за пределы своего замкнутого мира.

— Ну наконец-то! — Послышался незнакомый голос, наполненный раздражением, — где тебя носит, монах? Я уже целый час жду, когда ты выйдешь.

Старик протёр заслезвшиеся от яркого света глаза и наконец-то смог рассмотреть говорившего. Облаченный в песчаного цвета одежды, сливающиеся с местностью, незнакомец скрывал свое лицо, но старому жрецу было достаточно углядеть несколько мелких деталей, чтобы распознать в госте наемника. А ещё он увидел, что пришедший — слабый одарённый, неофит.

— Здравствуй, незнакомец! Что привело тебя сюда, в эту забытую всеми богами пустошь?

— Ну уж точно не желание насытиться твоей мудростью, монах! — Прибывший незнакомец вел себя вызывающе и нагло. Стоило преподать ему урок. Лёгкий пас ладонью и вот уже смелый и сильный наёмник падает в песок, корчась от боли в голове. Магия разума, которой владел старик, являлась страшным оружием.

— Что привело тебя сюда? — Уже с нажимом, жёстко спросил Георгий, поднимая руку, якобы для повтора заклинания. — Откуда узнал место расположения обители?

— У-ух! Уважаемый Мовризей, он направил меня сюда! Ох! Сам не может, занят очень сильно, попросил меня. Не губи, я все расскажу!

— Мальчишку привёз? Отвечай! — Властно потребовал ответа старик, в этот момент ставший похожим на себя, только лет тридцать назад.

— Какого мальчишку? Мовризей ничего не говорил про мальчишку, только про еду — вяленое мясо, крупы, сухофрукты. Несколько бочонков вина, соль, специи. А так же немного артефактов на зарядку и распознание, в качестве оплаты. О мальчишке я впервые слышу, — видя, что монах больше не проявляет агрессии, наёмник спросил, — так мы заключаем сделку?

— Неси свои артефакты! — Как Георгий устоял на ногах от полученных новостей, одному Творцу известно. Ученика не будет! Сколько он ещё сможет нести служение? Месяц, два? Год? А потом смерть? Уходить в серые пределы, зная, что вскоре за тобой последует целый мир, одна эта мысль заставляла сжимать кулаки до хруста в суставах. Опершись о створку врат спиной, старик кое-как успокоил свое бешено стучащее сердце. Чего разводить панику, может невысоклик решил сам доставить будущего послушника, не доверяя такую работу какому-то наемнику.

Процедура обмена прошла напряжённо, но без происшествий. Пять пустынных ящеров, загруженых всяческими тюками, дожидались своей очереди, пока Георгий проведет распознание одних и подзарядит другие артефакты. Четыре из них он просто выкинул, обыкновенные одноразовые сигналки, уже использованные. Остальные вручил наемнику, неотрывно следящему за работой старого жреца.

— Вот эти три пластины — охлаждают воду, хватит на десять-двенадцать использований, потом потребуется подзарядка. Эти разноцветные стеклянные шарики годятся для согрева в холодную ночь. Действие многоразовое, на месяц точно хватит. Пирамидки отгоняют духов земли, хорошо подойдут рудокопам. А вот от амулетов я бы избавился, кроме вот этого, защитного. Он выдержит попадание двух обычных стрел, или одно заклинание малой воздушной руны, потом его нужно будет заряжать.

— Что не так с остальными? — Наёмник указал на дюжину отложенных амулетов.

— Сложные артефакты, у них индивидуальная привязка. Посторонний не сможет ими воспользоваться. Разве что носить как сувениры или украшения, но это чревато последствиями, могут появиться проблемы со здоровьем.