Ступень 1. Неофит, стр. 4

Задумавшись, не заметил, как уснул. Разбудил меня хлопок по плечу:

— Проснись, будущий пробойщик, пора на выход.

Под покровом ночи мы быстро перебрались из микроавтобуса в дом. Здесь уже находились две другие группы, набившись в большую гостиную и пару спален. Пустовал лишь коридор, в котором на треноге расположился крупнокалиберный пулемёт, и кухня, на которую и был направлен ствол тяжёлого оружия. Именно в кухне и располагался портал — идеальный круг двух с половиной метров в диаметре, с гладкой зеркальной поверхностью.

— Где новобранцы? — раздался знакомый голос Пробойщика. — обоих ко мне. Ястреб, поставь бойца к пулемёту, остальные пусть поднимаются на второй этаж, до рассвета еще четыре часа, пусть отдыхают.

У пулемёта встал боец из моего отряда, а мы с Джеком прошли на кухню, окна которой были затянуты плотной чёрной тканью. Дождались, когда наш наставник оторвётся от ноутбука, на котором что-то печатал, в один голос поприветствовали:

— Здравия желаю, господин лейтенант.

— И вам не кашлять. Ну что, бойцы, кто первым попробует открыть пробой?

— Я! — вызвался Джек. Вот неугомонный, всё бы ему первым быть. Впрочем, так даже лучше, понаблюдаю за процессом. До этого мне приходилось пару раз открывать порталы второго класса, и один раз третьего, и я заметил большую разницу между ними.

— Подходи с левой стороны, и будь готов отпрыгнуть в сторону. — друг выполнил простейший приказ и замер в ожидании. — теперь приложи ладонь к горизонту событий. Да, вот так. Кто там за пулемётом, боевая готовность!

— Есть боевая готовность! — отозвался пулемётчик.

— Отлично. Новобранец, открывай пробой! — приказал Пробойщик, имя которого мы не знали. Секунд десять ничего не происходило, я уж было решил, что Джек не сможет провести активацию, как вдруг изображение в зеркале пошло волной и растаяло. Вместо отражения кухни, освещаемой лишь одной тусклой лампой да светом от монитора, в портале показались пески, освещаемые луной. Откуда-то потянуло прохладным, свежим воздухом. Всё очарование испортил Джек, сиганувший в сторону от портала метра на два.

— Там что-то шевелилось, я видел!

— Успокойся, это всего лишь ящерица. Верный признак, что с той стороны нет никого опасного. Теперь попробуй закрыть.

Закрыть у товариша не получилось, пришлось ждать двенадцать минут, чтобы пробой заблокировался самостоятельно. Неизвестно, почему, но в активном состоянии, без контроля пробойщика порталы работали ровно двенадцать минут. Под контролем в четыре раза дольше. Но самое важное было то, что после прохода через портал его невозможно активировать в течении часа

— Фаер, теперь ты.

Я молча подошёл к порталу, коснулся ладонью холодной зеркальной поверхности. Подушечки пальцев тут же начало колоть слабыми разрядами электричества, которые постепенно усиливались. Выждав пару секунд, я послал волевой приказ в свою руку, и зеркало растаяло.

— Неплохо, неплохо. — похвалил меня наставник. — гораздо мягче, чем в прошлые разы. Теперь закрой.

Ещё один волевой приказ, и горизонт событий вновь затянуло зеркальной плёнкой, пробить которую невозможно никаким оружием. Сделав пару шагов от портала, я почувствовал слабость и опёрся о стену.

— Галл, активируй повторно. — снова приказал Пробойщик. Джек тут же попытался выполнить приказ, но не смог. Портал не желал его слушаться. Наставник пробурчал что-то недовольно, затем жестом велел товарищу отойти. — Давай, Фаер, попробуй. Только открыть, закрывать не обязательно.

Я открыл. С задержкой, секунд в десять, но смог. А затем закрыл. Тряхнул головой, отгоняя головокружение, из-за чего в глазах тут же потемнело, и медленно сполз по стенке, сев на корточки. Словно сквозь вату донёсся голос Пробойщика:

— Молодец, Джон, справился. Сейчас же сообщу куратору, чтобы он формировал вторую базу. Галл, помоги товаришу подняться и проводи его в ванную комнату. Кто там, за пулемётом, можешь идти отдыхать.

— Есть, господин лейтенант. — послышалось из коридора.

* * *

Мы с Джеком всё же урвали пару часов сна, вместе с теми, что проспали в дороге, как раз набралось на полноценный отдых.

— Эй, боец, хватит спать, выход через пять минут! — эта фраза подействовала на меня лучше всякого будильника. Джек, разбудивший меня, заржал: — Воу, дружище, расслабься, еще час времени. Внизу можно выпить кружку кофе с бутербродами, потом к наставнику, на инструктаж.

Ничего нового на инструктаже я не узнал. Никуда не лезть, слушать командира, держаться за спинами бойцов, и снова слушать командира. Ответив на пару десятков вопросов, мы были признаны готовыми к выходу и отправились каждый к своему отряду. Я даже успел переложить свой рюкзак, ещё раз подогнать под себя все застёжки и лямки, проверить оружие.

— Приготовиться! — скомандовал лейтенант Бернс. Мы уже пару минут стояли в коридоре, ожидая, когда через портал пройдут сталкеры капитана. — Выход через три секунды за крайним бойцом первой группы. Даю отчтёт — три, два, один. Пошёл!

До этого мне приходилось лишь дважды проходить сквозь горизонт событий. Туда, и обратно. Не очень приятное ощущение — словно тебя подо льдом протащили. И всё же я даже не поморщился, когда окунулся в эту ледяную плёнку. На миг возникло ощущение, что я падаю, затем нога почувствовала под собой опору, и меня прямо из дома перебросило в пустыню.

Здесь Солнце только поднималось над горизонтом и стояла предутренняя, оглушающая тишина, нарушаемая звуками шагов по песку. Хотя, что здесь ещё может издавать звуки? Песок, жёлтый с красноватым отливом, покрывающий всё пространство, насколько хватало глаз. Целое песчанное море, с застывшими волнами невысоких барханов со стороны восходящего солнца.

Мы дождались, когда пройдёт третья группа и Пробойшик запечатает портал, после чего двинулись в направлении самого высокого бархана. Всё делалось молча, или полушёпотом, а опытные сталкеры вообще общались с помощью жестов. Наверно поэтому характерный щелчок, издаваемый предохранительным рычагом гранаты, услышали многие, в том числе и я. А лейтенант Бернс ещё и среагировал, ударом приклада отбив летящую в меня гранату.

— Ложись! — услышал я команду капитана, а тело уже само действовало на вбитых за время тренировок рефлексах. Хлоп мордой в песок, накрыть затылок и голову руками.

— А-а-а! — чей-то громкий крик, и тут же грохот взрыва. Уши словно ватой заложило, навалилась тошнота, глаза заслезились, но я через силу заставил себя приподнять голову и осмотреться. Зрение сфокусировалось на человеке, беззвучно распахнувшим рот, да так и застывшим — из пустой глазницы струёй бежит кровь. Проклятье, да это же Пробойщик! А кто второй рядом с ним? Буйвол? Чёрт, зачем он у него по карманам шарится.

Человек, которого я считал своим врагом, забрал у погибшего гранату, тут же переложил её в свой разгрузочный жилет, и начал отползать от убитого. Мразь, так это был он! Хотел меня убить, гнида! Ну держись.