Ступень 1. Неофит, стр. 46

— Ты сейчас заберёшь своих людей, и продолжишь прочёсывать пустошь. — холодно произнёс учитель. — Западная империя дважды нарушила договор, и потеряла право посещать храм Хранителей.

— Не надо меня злить, человек. Я ведь могу сжечь здесь всё, даже камень.

«Ученик, приготовься.» — раздалось в моей голове. — «Запоминай руну, которую сейчас будет создавать этот глупец. Я подсвечу, чтобы ты запомнил.»

Ничего младший наследник начертить не успел. Тот самый, из говорливых, что первым начал кричать, ударил по стене волной воздуха, и скрытая руна, оставленная мастером Гауссом, начала действовать. Меня с учителем швырнуло назад, внутрь двора, и я еле успел развернуться, чтобы не упасть вниз головой. Боковым зрением успел увидеть, как справа, в направлении незванных гостей метнулась крупная тень.

— Послушник, лежать! — рявкнул Наставник, едва я приземлился на песок. Да я и не против, даже наоборот, потому как шарахнулся грудью столь сильно, что дышать трудно.

Позади раздавались крики боли, ругань, и рёв песчанного змея. Повернув голову, я увидел, как учитель, поднявшись в полный рост, выставил чуть вперёд руки, направив обе ладони на врага. У чёток, надетых на правое запястье, погасли одновременно три бусины. Ох ты ж! Я даже не представляю, что сейчас произойдёт.

Яростные крики убивающих друг друга людей звучали больше десяти минут. Убивали друг друга всадники, выжившие после атаки песчаного змея. Убивали пешие воины, до которых тоже докатилось заклинание. Через четверть часа, весь в крови — своей и чужой, у ног Наставника рухнул на колени младший наследник Огненного меча.

— Мой император, я выполнил твой приказ! — произнёс он, и столько обожания было в этих словах, что мне стало не по себе.

— Убей себя. — тихо произнёс Хранитель. Секунда, и одарённый, с счастливой улыбкой на лице, вогнал себе в глаз лезвие кинжала. Ещё секунда, и последний воин крупного отряда, состоявшего из одарённых разной силы, завалился на бок, содрогаясь в предсмертных конвульсиях.

— Ученик, извлеки из мастера Огня артефакт. — сухо, как-то безжизненно произнёс Наставник, а сам, развернувшись спиной к побоищу, двинулся ко входу в храм. Его походка вновь напоминала старческую. Дьявол, сколько же на самом деле лет этому человеку?

Никогда до сегодняшнего момента мне не приходилось резать уже убитого человека. Возможно по этой причине я действовал не так, как мастер Гаусс, а осторожно. И это поинесло свои плоды.

С трудом разжав пальцы на рукояти кинжала, я выдернул его из глазницы, и вытер лезвие о полу одеяния одарённого. Оттянув воротники камзола и рубахи, собрался уже разрезать одежду, когда пальцы почувствовали что-то твёрдое. Нет, не кольчугу, или броню, другое.

Рванул камзол, отрывая пугвицы, и ту же увидел то, что меня озадачило. Свёрток, плотно запечатаный в тонко выделанную кожу. Отложив находку, разорвал остатки одежды, и рубанул по груди бывшего одарённого…

* * *

— Настоятель, я принёс естественный артефакт. — произнёс я, заглядывая в комнату учителя.

— Оставь себе, послушник Джоун. Это твоя стихия, и лучше этого кристалла силы ты вряд ли что-то найдёшь. — голос Наставника был уставшим. — И ещё не забудь посетить подвал, сегодня день белого камня. Передай послушницам, пусть повторяют сегодня малые руны Разума, а сам, после ледяного сердца, можешь отдыхать. Я на сегодня слишком устал, чтобы изображать из себя строгого настоятеля.

— Слышали? — шёпотом спросил я девчонок, стоявших за моей спиной. — А ну живо в зал для тренировок!

— Ты тоже иди, в подвал. — Марика показала мне язык, затем они переглянулись с Рэян, и, хихикая, ушли. Ох, чую я, ждёт меня какая-то подляна.

Отнёс неизвестный свёрток в свою спальню, и сразу же отправился вниз, к ледяному артефакту. Перед спуском вывел часть огненной силы в левую руку, и, освещая ей, как факелом, путь, двинулся вниз.

После того раза, когда меня посетило странное видение, я больше не прикасался к ледяному столбу без причин. К демонам такие эксперименты. Спокойно сформировал одну среднюю руну, затем вторую. Отошёл, прислонился спиной к холодной стене, и опустился на корточки. С трудом удалось погрузиться в медитацию — события недавнего боя и весьма неприятные действия после долго не давали сосредоточиться.

Нужный объём силы удалось накопить в течении получаса. Третья руна получилась идеально, и я уже сформировал четвёртую, когда ледяной столб издал глухой звук. Словно кто-то ударил в железную бочку, наполненную водой. Выждав несколько секунд, я всё же запитал руну, и толкнул её к артефакту. Странный звук не повторился, и я, с чувством выполненного долга, покинул холодный подвал.

Отдыхать? Как бы не так! Меня ждала странная находка, и я почему-то был уверен — весьма ценная! Но сначала стоит осмотреть окрестности, не приближается ли к нам ещё кто-то.

Девушки, заметив меня, снова загадочно переглянулись, и продолжили занятия. Так, похоже сегодня лучше не ужинать, если не хочу словить несварение. Точно подсыпят чего-нибудь. И Марика, даром что сестра — заодно с этой воздушницей.

Сюрприз меня ждал наверху. Как правило, мы все трое постоянно носили в себе одну из малых рун Разума, которую я прозвал для себя «Ментальная защита». Она оберегала от любого ментального воздействия низшего порядка, но, у этого заклинания имелась одна особенность. При опустошении одного из резервов эта руна исчезала. После работы с ледяным столбом я просто не мог востановить защиту, не было у меня достаточного объёма силы. И потому, поднявшись на площадку, я тут же рванул назад, заорав:

— Тревога! Наверху рептилия!

Уже на середине лестницы до меня дошло, что тварь, к тому же не летающая, никак не могла оказаться наверху, особенно такого размера. Чёрт, да это же я вляпался в руну наваждения!

— Тревога, на верху рептилия! — передразнила Марика, стоило мне спуститься, и девчонки весело рассмеялись. — Тише кричи, Джони, а то Наставника разбудешь.

— Это война! — я указал на сестру пальцем. — Учти, пощады не будет!

Второй раз поднявшись на совершенно пустую площадку, я внимательно осмотрел окрестности в бинокль. На месте бойни уже вовсю пировала стая огромных ящеров, перемалывая воинов вместе с бронёй. Возле песчаной насыпи, оставшейся от защитной стены, крутилась парочка тварей помельче.

— Пустошь скроет всё. — прошептал я, опуская бинокль. Дьявол, а ведь у этих воинов были припасы, которые нам очень даже могли пригодиться.

До заката оставалась пара часов, и я поспешил вниз. Хотелось как можно скорее узнать, что же скрывается в свёртке. Спустившись, молча проскользнул мимо медитирующих девчонок, и наконец-то добрался до своей комнаты. Здесь меня уже ждал Исчадие, уснувший на краю кровати. И когда только вернулся?

— Эй, наглая морда, а ну кыш на пол! — потребовал я.

— Рау! — обиженно отозвался зверёк, и показал свои крупные зубы.