Ступень 1. Неофит, стр. 34

— Нет, я не знаю ни о какой тайной комнате. — прервал капрала учитель, мгновенно подобравшись, как кот. — Видишь ли, мой наставник умер, не успев передать и половины своих знаний. С тех самых времён, как здесь образовалась пустошь, про Хранителей стали забывать. Последние лет десять порог обители переступали только вы, да ещё пара человек. Про нас забыли, и в этом нет ничего удивительного. На счёт твоей находки, Джо — отложим это на завтра. Я слишком устал за этот долгий день, чтобы спокойно воспринять новую информацию. Ученик, завтра твоё дежурство у плиты, а затем вы с Рэян занимаетесь самостоятельно. Надобность в быстром развитии сосредоточия магии Пространства у тебя отпала, так что повторите руны Разума, и займётесь магией Жизни. Мы с Марией будем изучать азы, и если получится, сформируем первую руну. Я могу передать девочке намного больше знаний, чем вам. После обеда займусь твоей ногой, Джо. Рэян, ты продолжишь работать с малой руной Жизни, а Джоун пусть потренируется в огненной магии. Заодно Мария посмотрит, какие возможности перед ней открываются в управлении огня. А сейчас рекомендую выйти из обители, после бури в пустоши всегда затишье — твари ещё сутки приходят в себя. Ученик, ты как раз сможешь повторить создание портала.

— А скрытое помещение? — спросил я. Какие могут быть тренировки, если буквально под боком скрывается тайна.

— Поговорим об этом завтра, ближе к вечеру. — ответил Наставник, и покинул трапезную.

— Сколько ему лет? — тихо спросила Марика.

— Больше ста. — ответила Рэян. — Намного больше.

* * *

Проснулся я от ворчания капрала и звуков разбираемого оружия. Джо, заняв деталями весь стол в оружейной, методично чистил винтовки. Я не сталтему говорить, что прошло всего пара дней, как я занимался тем же самым. Вместо этого, поднявшись, быстро выполнил комплекс вольных упражнений, и отправился на кухню. До ужина сегодня моё дежурство.

Я уже заканчивал варить кулеш, когда меня окликнул капрал:

— Джон, смотри сюда.

Стоило мне повернуться, как в глаза ударил луч света. Я тут же прикрыл лицо предплечьем, и хотел было высказать, что об этом думаю, когда до меня дошло.

— Как?

— Не знаю, боец. Нашёл в прикладе одной из винтовок. Собирался выкинуть, и случайно включил. Ты вообще понимаешь, что это значит? — от вопроса капрала у меня как-то всё похолодело внутри.

— Бронетехника?

— Вот именно. Если электричество работает здесь, в защищённой, как я понимаю, зоне, то может работать и за пределами пустоши. Системы залпового огня, тяжёлая артиллерия — всего этого у ордена сейчас в избытке. Никакие маги не смогут противостоять ракетному удару по площади.

— Скоро придёт человек, которому не понравится эта информация. — ответил я. В этот момент на кухню заглянул Наставник, и, увидев горящий фонарь, поинтересовался:

— Я могу посмотреть?

Получив прибор, работающий от батарейки, в руки, он повертел его, выключил, включил, и тут же вернул капралу.

— Очень странный артефакт. Идея хорошая, но источник силы невероятно слабый, такого не хватит и на неделю. Почему бы не поставить сюда малую искру, тогда он был бы вечным. Впрочем, я забыл, в вашем мире нет искр и своих одаренных, вы добываете силу из природы.

— Что значит — нет своих одарённых? — удивился Джо, и указал пальцем на меня: — А они?

— Я же объяснял, все одарённые — это дети магов, по неизвестной причине оказавшиеся в вашем мире.

— А куда делись сами маги? — сощурив глаза, спросил капрал.

— Возможно вернулись назад, в Гантию. — было видно, что учитель и сам задаётся этим вопросом. Впрочем, не только он. Порой я, лёжа в своей кровати, до поздней ночи размышлял, почему наши родители оставили нас. Воспитатели говорили, что была автокатастрофа, и наши мама с папой не выжили, но мне почему-то казалось, что нас с сестрой именно бросили.

— Тогда почему они бросили своих детей? — спросил капрал, и в его голосе слышалась горечь. — По всему миру в один день исчезло несколько тысяч взрослых, успешных людей, оставивших своих детишек одних! Разве в вашем мире так принято?

— Нет. Бросать детей, особенно одарённых — в Гантее никто бы так не… Джоун? Джоун, остановись! Джо, быстрее уходи отсюда!

Слова учителя доносились откуда-то издалека, а глаза затягивало пламенем ярости. Предполагать, что тебя бросили — это одно, а знать, что ты действительно стал ненужным…

— Я их не помню. — произнёс я, и не узнал свой голос. — Я не помню их лиц.

«Иди за мной» — произнёс голос, которому я не смог сопротивляться. Шаг, другой, третий. Голос продолжал говорить, убеждая меня, что нужно потерпеть, что осталось совсем немного. В какой-то момент у меня возникло желание выгнать его из своей головы, но у меня ничего не получилось. Тогда я разозлился, и собрался обрушить на окружающий мир всю свою ярость, но в этот момент голос вновь произнёс — «Вот он я, перед тобой. Уничтожь меня, слабак».

Всю боль от утраты, всю тоску и обиду я выплеснул в того, кто посмел насмехаться надо мной. Это была даже не ярость, это было очищение. Один неосязаемый, незримый удар, и на меня тут же накатила слабость. По ушам ударил рёв пламени, зрение очистилось от багровой пелены, и я осознал себя, стоящего в двух шагах от колонны. Успел увидеть волну огня, ударившуюся о стены пещеры и растворившуюся в ней. Сглотнув, развернулся спиной к артефакту, и двинулся прочь.

— Ученик, — на середине полого поднимающегося коридора меня ждал Наставник. — Старайся держать под контролем свои эмоции. Не окажись я рядом, и от Джо остались бы одни обгорелые кости. Да и на кухне уцелело бы только то, что не горит.

День только начинался, а я, заглянув в основной резерв, не обнаружил там ни крупицы энергии.


Интерлюдия четырнадцатая. Император Алекс Третий.

Артефакт Териана сиял, словно солнце. Не помогала ни плотная чёрная ткань, ни ларец, в который его поместили. Ночью лучи света пробивались через щели, и били прямо в сердце императора.

В итоге, промучавшись всю ночь, Алекс Третий распорядился вернуть артефакт в хранилище, а оракулу приказал немедленно прибыть в личные покои.

— Мой император, я знаю лишь одну причину, из-за которой артефакт стал светиться интенсивнее. Появился второй наследник.

— Двое? У них там что, родильня? — со злостью спросил властитель восточной империи. — Это что же получается, мы отправили Каменнолобых за одним наследником, заплатив огромную сумму, а надо было за двумя?

— Мой император, я могу предположить, что кто-то из ваших врагов смог обмануть артефакт. Только я не представляю, какой силой и умением нужно обладать, чтобы обмануть изделие магистра Териана.

— Ты хочешь сказать, что меня вводит в заблуждение запад?

— Мой император, я хочу сказать, что о пророчестве известно многим. А ваша дочь через пол года вступит в союз с северным князем, что приведёт к значительному усилению Восточной империи.