Опасный дар, стр. 3

Если бы Ореола вознамерилась кого-то захватить, послала бы своих ночных, они обожают нападать и убивать, резать и грабить, разрушать, лгать и так далее.

Что же, получается тогда, что это королева радужных нашла способ перекрасить ночных и отправила их… Значит, всё-таки ночные!

Снежна устало потёрла лоб, в висках болезненно стучала кровь, будто кто-то втыкал туда ледяные сосульки.

– Я не… не думаю, что радужные с морскими решились бы нас атаковать, – робко заметил разведчик и тут же подпрыгнул от раздражённого окрика королевы:

– От тебя не требуется думать! Тоже мне, мыслитель нашёлся. Или тебя назначили в разведку по ошибке, недооценив твои гигантские мыслительные способности? С какой стати ты решил, что твои мысли должны меня интересовать?

– Я не… – запинаясь начал он.

– Вот именно, не мыслитель, а разведчик! Так что давай разведывай и возвращайся с настоящими, точными сведениями.

Дракон поклонился и улетел, а королева потом ещё долго гадала, не слишком ли с ним строга и как повела бы себя лучшая королева, и не была бы таковой одна из её сестёр, а потом ещё долго грызла себя за лишнее самокопание и, наконец, поняла, что на самом деле не перестаёт думать о чёрных ночных убийцах, улеглась и в отчаянии прикрыла глаза лапами.

Обернувшись, она увидела в дверях балкона свою тётку Тундру, которая удивлённо приподняла брови.

– Добрый вечер! – холодно бросила Снежна.

Нет, при чём тут паника, любая нормальная королева имеет право дать глазам отдых и вообще не обязана отчитываться в своих поступках. Все они королевские по определению, что бы там ни подразумевали чьи-то поднятые брови!

– Добрый вечер, ваше величество! – поклонилась тётка. – Время заняться Стеной рангов.

– Ну разумеется, – фыркнула Снежна. – Просто чудесно – и как вовремя! Моё излюбленное занятие.

К сожалению, сарказмом Тундру было не пронять, и никакой язвительный тон не помогал. Что бы ей ни говорили, советница смотрела с одинаковым ледяным выражением серых глаз. Вот и сейчас она лишь слегка поклонилась и протянула футляр, усыпанный драгоценными каменьями, где хранилась королевская корона.

Маленькой принцессой Снежна с нетерпением ждала, когда наденет корону Ледяного королевства. Алмазы, блеск, власть – то, о чём она всегда мечтала… вплоть до того дня, когда выяснилось, чем для этого придётся пожертвовать. А теперь она любила корону меньше всего на свете.

Ну, не считая разве что непроницаемого взгляда Тундры. Впрочем, появлялись они обычно вместе, так что можно было не любить и то и другое сразу.

С раздражённым вздохом Снежна открыла футляр и достала сверкающее, усыпанное алмазами пышное убожество из витого серебра с торчащими вверх спиральными шипами-сосульками. Весила корона, наверное, как небольшой белый медведь, и шея начинала болеть уже от одного её вида.

Впрочем, показать это подданным означало уронить достоинство. Надев корону, юная королева надменно задрала подбородок и махнула крылом, отправляя Тундру вперёд по коридору, но прежние мысли продолжали бурлить в голове.

Все говорят, что война окончена. Говорят, что Мракокрада больше нет. Уверяют, что ночные никогда больше не нападут… но разве все не могут ошибаться? Ночным доверять нельзя! Они хотят убить всех ледяных и всегда будут хотеть. Придумать бы способ поубивать их первыми!

Ожерелье из клыков небесных драконов на шее у советницы пощёлкивало в такт шагам. Снежна вновь на миг прижала лапы к глазам, прогоняя головную боль.

Став королевой, она будто попала в самое сердце нескончаемой бури. Каждый день составляла список дел и энергично расправлялась с ними по очереди, представляя каждое тающей снежинкой, но они копились быстрее, чем таяли, и всё копились, срастаясь в тяжкие морозные сугробы, грозящие завалить её с головой. А вечером, когда лапы уже в отчаянии опускались, являлась тётка Тундра со своим застывшим взглядом и объявляла, что пора заняться Стеной рангов.

Согласно древней традиции, королева ледяных в конце каждого дня рассматривала Стену со списком всех благородных драконов племени – все семь кругов ледяных рангов – и при необходимости передвигала их имена выше или ниже.

Каждый вечер! Ну кому это нужно, спрашивается?

Раньше Снежна считала этот «дар порядка» одним из лучших подарков родному племени, преподнесённых дракомантами. Проснувшись ещё до рассвета, она летела в центральный двор, чтобы узнать, как высоко стоит сегодня её имя. Благодаря упорному труду и учёбе принцессы оно поднималось всё выше и выше, пока не оказалось первым в отдельном списке драконят. Там и оставалось месяц за месяцем, если не считать тех нескольких тревожных дней, когда явились её двоюродные братья.

Потом Холод исчез, а имя Града переместилось на взрослую половину, и Снежна с триумфом вернулась на первое место. «Ты лучшая в целом королевстве, – уверяла её Стена каждое утро. – Самая удачливая и старательная, королева-мать так считает, потому и поставила над всеми остальными». А мать как будто продолжала: «Не волнуйся, я всегда помню о тебе, хоть мы уже и не спим в одной комнате. Ты замечательная дочь и не доставляешь мне хлопот».

Теперь всё стало иначе.

Стена уже не называла Снежну самой-самой, а только поторапливала: «Давай, принимай наконец решение, не возись. Хорошая королева, тем более лучшая, легко справилась бы, а ты отстаёшь». А мать больше ничего не говорила, ни как будто, ни на самом деле.

Имя Снежны теперь стояло отдельно, в королевском уголке, а задача определения рангов стала её работой. Королева уже начинала подозревать, что тот древний дракомант сотворил свой дар порядка из мести – рассердился за что – то на правительницу и выдумал такое вот орудие пытки, чтобы свести с ума её и всех преемниц во веки веков. А ведь когда-то Снежна думала, что ей понравится. Держать в когтях судьбу всех ледяных! Своей властью возвышать достойных и опускать противников. Только власть почему-то не ощущалась, а нудная работа угнетала невыносимо, как неподъёмная корона на голове.

Стоя под ледяным дождём, Снежна разглядывала Стену рангов. Лунный плод от Дерева света послушно висел над левым плечом, освещая ряды имён, а за спиной стояли в небе три настоящих луны, заливая серебристым сиянием центральный двор, сырой, холодный и пустой.

Как пусто здесь!

От болезни, что наслал на ледяных Мракокрад, умерло всего два десятка драконов, и тринадцать погибло в битве с ночными у Яшмовой горы, но дворец казался Снежне необитаемым, как будто умершая королева Глетчер забрала с собой всё племя.

На самом деле исчезла только сестра Снежны, а остальные обитатели дворца, возможно, просто избегали попадаться на глаза новой королеве. Может, так всегда бывает при смене власти?

– Кого вам будет угодно передвинуть, ваше величество? – напомнила о себе Тундра, прервав размышления королевы.

«Да уж! – поддержала её стена. – Твоя мать столько не тянула бы».