Опасный дар, стр. 4

У Снежны заныло сердце… и почему-то зубы. Только этого ещё не хватало.

Каждый вечер одно и то же, даже когда одолевают вопросы куда более важные и срочные, чем утверждение рангов придворных. Например, что делать с сотнями подозрительных драконов, летящими через море в Ледяное королевство? Кто они такие, из каких племён, чего хотят? Как от них отбиваться, если всё-таки придётся?

Советница настойчиво кашлянула. Ах да, Стена рангов.

Морщась от боли в голове, Снежна поправила тяжёлую корону и снова глянула на список имён. За день она не видела и половины этих драконов, как решить, кто достоин повышения, а кто – нет? Когда тебя избегают или отвечают вежливыми банальностями, как узнать о ссорах, ошибках или, наоборот, успехах в этом крошечном мирке аристократов?

Как удавалось матери знать всё и обо всех?

Снежна украдкой бросила взгляд на тётку. Тундра потеряла своего супруга Нарвала в битве с ночными. Их дочь сидит в тюрьме, ожидая суда, один из сыновей удалился в изгнание, а другой приходит в себя после очень странного магического заклятия. О Граде и правда непонятно, что и думать: с виду вполне здоров, а внутри как будто весь размяк.

Тем не менее их мать нисколько не изменилась: ни горя, ни ярости, ни даже простого огорчения – хотя все знали, что она готовила свою дочь Хладну к законному поединку со старой королевой Глетчер в надежде занять трон и опередить Снежну. Теперь ни о чём подобном не могло быть и речи.

Юная королева надменно выпрямилась. Нельзя забывать о достоинстве ни на миг. Если бы ещё не так болели зубы!

Кстати, Града можно бы и повысить на ступеньку. Сегодня он ни в чём не провинился, да и Тундру это порадует, и она удовлетворится быстрыми и незначительными подвижками.

Снежна сжала когтями вырезанное во льду имя Града и сдвинула выше. Имя Тундры сохранило своё место в Первом круге, вполне законное, ведь её супруг пожертвовал собой, спасая новую королеву. Имя сестры самой Снежны тоже осталось в первом десятке, хотя Тундра никогда не переставала недовольно на него коситься. Куда бы Хрусталь ни улетела, она осталась принцессой. Не делала ничего предосудительного: не набирала войско для захвата трона и уж точно не пряталась где-то во дворце, ища случая отравить королеву. Может, что и замышляла, но понижать ранг за неизвестно какие мысли Снежна не считала справедливым. К тому же не хотелось порождать слухи, что она боится беглой сестры.

С надменно-усталым видом королева передвинула ещё несколько имён, как будто задача представлялась ей самой лёгкой на свете.

– В самом деле? – спросила Тундра, когда имя дядюшки Мерзлоты переползло на ступеньку ниже – за то, что пугал вторжением морских драконов на северные берега. Как будто у королевы и без того не болит голова! Встретив гневный взгляд Снежны, советница захлопнула пасть.

Наконец королева отступила на шаг, потряхивая усталыми лапами. Когти ныли, словно вот-вот рассыплются на кусочки – как всегда после работы со Стеной. Пройдёт, конечно, но всё равно неприятно.

– Это… окончательное решение? – осведомилась советница с ноткой сомнения в голосе.

– Да.

Сколько можно здесь торчать, надо срочно придумывать, как встретить летящих из-за моря! Пока о них знает только разведчик, да ещё песчаная Тушкана с границы, к которой Снежна летала просить о защите. Помочь заклятием та не могла, что-то испортилось в магии, а может, дракомантка соврала – так или иначе, пользы от неё никакой.

Надо справляться с незваными гостями самостоятельно, придумать какой-то план, но пока хождение взад-вперёд по тронному залу результатов не принесло. Всё равно, надо остаться одной – главное, подальше от надоедливой Тундры! – и думать, думать.

– Ты свободна, – бросила Снежна. Стащила с головы огромную корону и сунула в лапы тётке. Ф-фух, уже легче. – Уходи.

Тундра с поклоном удалилась, оставив в воздухе чуть ощутимую дрожь неодобрения. Она никогда не критиковала прямо действия юной королевы и не указывала, что ещё совсем недавно была вместе с Нарвалом главной помощницей королевы Глетчер. Не упоминала и о прошлых отношениях, когда Снежна больше всего боялась упасть в ранге и куда тщательнее выбирала слова в разговоре со старшими.

Едва ли Тундре было теперь приятно кланяться юной племяннице, а Снежна как будто нарочно только и делала, что рявкала на тётку и отдавала приказы. Слишком много навалилось дел, чтобы ещё добавлять в список «вежливость к тётушке Тундре».

В конце концов, королева имеет полное право ругать тех, кто заслужил, разве нет? Ну, может, и не всегда, а лучшая из королев – тем более. Может, собственный язык – главный её враг?

Снежна бросила взгляд на Стену рангов, но та молчала – ну конечно, как может стена говорить? – хотя явно вспоминала, какой вежливой была всегда королева Глетчер в отличие от своей дочери.

Нет, не сходит она с ума! Ощущать неодобрение со стороны магической стены – совершенно нормально, и любая здравомыслящая королева на это способна. Всё хорошо.

Во дворе за спиной что-то хрустнуло. Снежна резко обернулась, вглядываясь сквозь ледяную морось. Вроде бы всё как обычно – сыро и холодно… но не пусто.

Кто-то здесь прячется. Наблюдает за ней.


Опасный дар
Глава 2

Мракокрад! Явился закончить своё чёрное дело. А может, другой какой-нибудь ночной… или вернулась Хрусталь? Кто бы ни был, это убийца, убийца!

– Эй, покажись! – крикнула Снежна. – Я знаю, что ты здесь. – Она набрала воздуха, готовя смертельный ледяной выдох, и бросилась, оскалив клыки, к Дереву света, на ветвях которого шевельнулась драконья фигура с расправленными крыльями.

– Стой, погоди! – завопила незнакомка. – Снежна, это же я! – Спрыгнув с ветки, она неловко плюхнулась между корнями, пытаясь то ли поклониться, то ли спрятаться за толстый ствол.

Внешность шпионки немного успокаивала. Чешуя серебристо-белая – значит, точно не из ночных, а у Хрустали нет такого узора из тёмно-синих чешуек. Королева остановилась, сглотнула, подавляя ледяной выдох, и присмотрелась внимательнее, узнавая наконец.

– Рысь?

– Ну да. Спасибо, что не заморозила. Привет, Снежна!

– Королева Снежна! – привычно рявкнула она.

Главная её соперница на занятиях и тренировках, особенно после пленения Града небесными, Рысь была всего лишь дочерью мелкого аристократа, но умной и трудолюбивой, любимицей учителей. Снежне сто раз хотелось придушить её.

– Ах да, конечно, – небрежно кивнула Рысь. – Королева Снежна. Извиняюсь.

Никакой вины она явно не чувствовала и вела себя, как всегда, вызывающе, будто им предстояла гонка вокруг дворца или диспут о тонкостях законодательства ледяных.

Королева раздражённо прищурилась. Рыси оставался год до перехода на взрослую часть Стены рангов, и в отсутствие Снежны и её двоюродных братьев никто не мешал выскочке твёрдо держать первое место среди драконят. Зато теперь Снежна могла одним движением когтя скинуть её хоть на самое дно Седьмого круга. Решит королева, что Рысь непочтительна и много о себе воображает, и вернёт на подобающее место в полном согласии со своими королевскими обязанностями.