Шантаж, стр. 47

— …и проиграл, — подытожил Тедди.

— Да, похоже на то.

* * *

А Тревор тем временем, заметно пошатываясь, вышел из бара Пита после окончания второго дополнительного времени и удовлетворенно захихикал. Судья Спайсер угадал трех из четырех победителей, в результате чего Тревор положил в карман почти тысячу баксов. Он чувствовал, что изрядно набрался, но у него все же хватило ума не садиться за руль. Три года назад он попал в аварию и с тех пор взял за правило не рисковать без необходимости. Тем более сейчас, когда денежки так и вываливаются из кармана. Да и полицейских полно на дорогах. Многочисленные бары и рестораны привлекают сюда тысячи молодых людей, ищущих приключений на свою голову, и полицейской дорожной службе хватает работы в это время года.

Однако и прогулка пешком не доставляла ему сейчас ни малейшего удовольствия. Пришлось ковылять мимо стареньких коттеджей и небольших домиков, медленно приближаясь к офису. Тревор спотыкался и старался как можно крепче держать в руке дипломат с письмами из тюрьмы «Трамбл», ведь это были не просто какие-то бумажки престарелых клиентов, а самые что ни на есть живые деньги. Вскоре Тревор обнаружил, что плохо ориентируется и вряд ли сможет быстро отыскать нужный дом. Он несколько раз переходил с одной стороны улицы на другую, благо что машин на дороге почти не было, а потом остановился и растерянно осмотрелся. Неподалеку остановилась какая-то машина, водитель которой решил немного подождать, чтобы не задеть нетвердо стоявшего на ногах пешехода. Тревор побрел назад, но потом остановился, еще раз посмотрел вокруг и снова двинулся в прежнем направлении. В конце концов он нашел свою улицу, подошел к двери, после нескольких попыток открыл дверь ключом, швырнул дипломат на стул, прошел в офис, забыв запереть входную дверь, плюхнулся в мягкое кресло и мгновенно забылся в тревожном пьяном сне.

Поздно ночью, увидев входную дверь офиса полуоткрытой, члены команды Барра с облегчением вздохнули. Они строго следовали указанию директора ЦРУ не привлекать к себе лишнего внимания, и поэтому запертая на замок дверь была бы для них лишним препятствием. В течение нескольких минут они самым тщательным образом обследовали дом и выяснили, что в нем нет ни сигнализации, ни прочных запоров на окнах, которые могли бы остановить квартирных воров. Более того, тут не было никаких ценных вещей, которые могли бы привлечь внимание жуликов. Агенты установили по всему дому подслушивающие устройства, даже не затрудняя себя проверкой небольшой площадки перед домом. И так было ясно, что никто за ними не следил.

Затем они открыли дипломат Тревора, аккуратно обследовали его содержимое, как требовал Мэйнард, и особое внимание обратили на адреса на конвертах, которые адвокат вынес из тюрьмы. На завершающем этапе операции они сфотографировали тексты писем, после чего дипломат был оставлен на том же месте, где его бросил хозяин. Все это время из кабинета адвоката доносился жуткий храп хорошо отдохнувшего в баре человека.

Когда работа в офисе Тревора Карсона была закончена, Барр вернулся к заведению Пита, открыл своим ключом машину, завел ее и подогнал к дому хозяина. Было уже два часа ночи. Вот тот удивится, увидев утром машину перед домом. Интересно, как он воспримет ее появление? Одно из двух: либо похвалит себя за столь аккуратную поездку в состоянии крайнего опьянения, либо станет проклинать себя, что сел за руль в таком состоянии. Как бы то ни было, им будет что послушать завтра утром, когда Тревор Карсон проснется.

Глава 16

За тридцать семь часов до того момента, когда в Вашингтоне и Виргинии должны были начаться опросы общественного мнения, президент Соединенных Штатов в прямой телепередаче из Белого дома совершенно неожиданно заявил, что уже отдал приказ о нанесении бомбового удара по тунисскому городу Талаху, где, по его сведениям, находится главная тренировочная база террористов во главе с их лидером Идалом. Он также сообщил, что, по данным спецслужб, этот лагерь прекрасно оборудован и расположен на окраине города.

Таким образом, страна вновь была втянута в очередную мини-войну с применением новейших ракет, самонаводящихся бомб и другого современного оружия. С некоторых пор такие войны вели практически одни офицеры, нажимающие на кнопки и подсчитывающие число жертв. Вскоре после выступления президента отставные генералы стали рассуждать в одной из программ Си-эн-эн о целесообразности той или иной тактики нанесения воздушных ударов, а в это время на покрытый ночной мглой тунисский городок сыпались первые бомбы. Поскольку время было позднее, на улицах городка практически не было людей, и все военные эксперты с нетерпением дожидались рассвета, чтобы убедиться в эффективности ночных бомбардировок.

Как только солнце осветило разрушенные пригороды Талаха, американская нация замерла от любопытства. Все увидели обломки полностью уничтоженного лагеря террористов, разрушенные дома, уничтоженные дороги и мосты. Одна из бомб угодила прямо в расположенную в самом центре города больницу, от которой остались одни руины. Другая бомба попала в маленький дом одного из мирных жителей, и все семь членов его семьи мгновенно погибли. К счастью, они так и не узнали, что приключилось с их родным городом.

Однако главная цель воздушного налета так и осталась невыполненной. К началу воздушного налета лагерь предполагаемых террористов был пуст. Вездесущие журналисты сразу высказали предположение, что у Идала есть надежные источники информации, скорее всего в определенных кругах Израиля, которые и предупредили его о грозящей опасности. Короче говоря, никто из террористов не пострадал, а многие кварталы города были разрушены до основания.

А рано утром тунисское телевидение показало уничтоженную американскими бомбами больницу, тлеющие обломки деревянных перекрытий, лужи крови невинных жертв и кучу обезображенных тел. К полудню Америка увидела, что их так называемые хитроумные бомбы и ракеты не такие уж хитрые и умные, как всем казалось ранее. По меньшей мере пятьдесят жителей небольшого далекого городка погибли в ту трагическую ночь, и никто из них не имел ни малейшего отношения к террористам.

Журналисты бросились к Белому дому в надежде, что президент даст им исчерпывающую информацию о ночном налете, но он укрылся за оградой и избегал встречи с ними, выставив вместо себя вице-президента. Тот отделался ничего не значащими фразами и тоже скрылся в каком-то из своих офисов в Вашингтоне.

А мировое общественное мнение уже выносило свой суровый приговор этой операции. Снимки окровавленных тел и разрушенных домов мгновенно появились в газетах разных стран. Страсти накалились настолько, что китайцы даже пригрозили войной ненавистному агрессору, уничтожающему мирных жителей. Сдержанные французы были более осторожными в высказываниях, но и они выразили готовность примкнуть к акции китайцев. Даже англичане, самые верные союзники США, заявили, что американцы обезумели от своего могущества и без всякой надобности нажимают на кнопки.

Да и в самой Америке поднялась грандиозная волна возмущения. Многие аналитики и политические деятели требовали немедленно создать комиссию по расследованию причин ночного налета на тунисский город, словно речь шла не о каких-то там арабах, а об их собственных соотечественниках. К полудню все стали показывать пальцем на предполагаемых виновников этого позорного злодеяния, высказывать самые различные предположения и вешать всех собак на администрацию президента.

Особенно усердствовали в этом кандидаты в президенты, увидевшие в трагическом событии прекрасную возможность предложить избирателям свою программу борьбы с терроризмом. Однако все их выступления не отличались ни оригинальностью, ни находчивостью, чего нельзя было сказать про Аарона Лэйка. Он выступал перед телекамерами весь день, не пользуясь никакими записями, и производил впечатление человека, который знает, что говорит, и видит выход из создавшегося положения.