Шантаж, стр. 48

— «Мы ведем себя глупо, — убеждал он телезрителей одного из наиболее популярных национальных каналов. — Мы беспомощны, бездарны и бестолковы. Нам должно быть стыдно, что наша великая страна не может справиться с кучкой отъявленных головорезов. Нельзя просто нажимать на кнопки, а потом прятаться в своих шикарных офисах, не объясняя народу смысл и конечную цель антитеррористической акции. Войну могут успешно вести только сильные и волевые политики. Чтобы выиграть это сражение, требуется немалое мужество. У меня это мужество есть. Если меня изберут президентом, ни один террорист, руки которого обагрены кровью американских граждан, не сможет чувствовать себя в безопасности. Мы достанем их в любом месте, в любой стране, в любом уголке земного шара. Я обещаю вам это».

Слова Аарона Лэйка, прозвучавшие в атмосфере хаоса и всенародного возмущения, достигли своей цели и глубоко запали в души простых американцев. Они увидели перед собой человека, который не бросает слов на ветер и полон решимости навести порядок в мире, раз и навсегда избавив его от ненавистных террористов.

* * *

Больше всех досталось директору ЦРУ Тедди Мэйнарду. Так, впрочем, бывало всегда, когда та или иная операция завершалась позорным провалом. Политики давно взяли за правило обвинять во всех своих просчетах разведывательные органы. Если операция проходит успешно, сразу вспоминают про пилотов, про храбрых и отчаянных парней из вспомогательных служб и про политиков, которые поручили им выполнить невероятно сложное задание. Но в случае провала политики прячутся за спину спецслужб и обвиняют их во всех смертных грехах. Директор ЦРУ предупреждал президента о возможных негативных последствиях этой акции и резко возражал против ночного рейда на тунисский город. Разумеется, он не мог раскрыть все карты и громогласно объявить, что, по агентурным данным его ведомства, израильтяне имеют тайное соглашение с Идалом и непременно сообщат ему о налете. В соответствии с этим соглашением Идал отказывался предпринимать какие-либо действия против Израиля, а Израиль, в свою очередь, брал на себя обязательство проводить аналогичную политику по отношению к его боевикам. Израильтяне предпочитали не вмешиваться в дела Идала, когда речь шла о нападениях на американцев или европейцев. Это была сверхсекретная информация, полученная ЦРУ по особым каналам, а политики должны были прислушаться к предостережениям Мэйнарда, не требуя откровений насчет характера и источника полученных данных.

Более того, еще за двадцать четыре часа до начала воздушного налета Мэйнард направил президенту письменное предупреждение о том, что, по его сведениям, террористы уже покинули тренировочный лагерь и находятся совсем в другом месте. Кроме того, он напомнил президенту, что лагерь находится в непосредственной близости от жилых кварталов, что чревато обилием жертв со стороны мирных жителей. Однако и это предупреждение проигнорировали. Президент стоял на своем, и в результате все шишки сейчас валятся на голову директора ЦРУ.

* * *

Хэтли Бич привычным движением вскрыл коричневый конверт, не обратив, естественно, никакого внимания на слегка поврежденный правый нижний угол. В последнее время ему приходилось держать столько самых разных конвертов, что теперь он смотрел лишь на обратный адрес, чтобы определить, от кого и когда пришло письмо. На этот раз он даже не заметил почтового штемпеля, потому что был приятно удивлен. Уже много недель собратья не получали писем от загадочного и непонятного Эла Кониерса, на которого они вышли в самом начале своей карьеры вымогателей. Хэтли Бич развернул лист бумаги и быстро пробежал глазами от начала до конца. При этом он не проявил абсолютно никакого интереса к тому, что Эл отпечатал письмо не на машинке, как бывало раньше, а на принтере персонального ноутбука. Длительные поездки их нового друга тоже не вызывали у Бича никакого удивления. Мало ли чем может заниматься человек дела, накручивая мили от Нового Орлеана до западного побережья. Такая информация давала мало сведений о его финансовом положении, а это было главное, что прежде всего интересовало собратьев.

Вот если бы Эл, например, сообщил, что пользуется первым классом какой-нибудь дорогой авиакомпании, это было бы интересно. Впрочем, кое-какие заключения все же можно сделать. Во-первых, Эл Кониерс занимается каким-то важным делом, которое вынуждает его время от времени посещать Новый Орлеан. Во-вторых, он скорее всего летает первым классом, так как только там можно пользоваться персональным компьютером. В-третьих, во время своих деловых поездок он останавливается не в шикарных, конечно, но все же достаточно дорогих отелях. Стало быть, человек этот с достатком и занимает далеко не последнее место в управленческой структуре своей компании.

Эти выводы немного успокоили Хэтли Бича, и, перечитав полученное письмо еще раз, он протянул его Финну Ярберу, который как раз в это время был занят сочинением очередного опуса от вымышленного юноши Перси. Они сидели друг против друга в дальнем углу библиотеки, а между ними находилась огромная куча пока не разобранных бумаг и недавно полученной почты. Чуть дальше от них расположился судья Спайсер, в чьи обязанности входило следить за посетителями библиотеки и выполнять их просьбы.

— Кто такой этот Кониерс? — нахмурился Финн Ярбер.

Бич взял со стола папку с информацией на каждого корреспондента, открыл ее и вынул лист бумаги.

— Я сам толком не знаю, — откровенно признался он. — Живет он в Вашингтоне, округ Колумбия, и, несомненно, пользуется вымышленным именем. Все его письма отправлены через специальную почтовую службу. Кстати, это его третье письмо.

Порывшись в папке, Бич отыскал два предыдущих письма и решил ознакомить коллегу с их содержанием.

— «Дорогой Рикки, — начал читать он письмо, датированное одиннадцатым декабря. — Привет. Меня зовут Эл Кониерс. Мне чуть больше пятидесяти. Я обожаю джаз, старые черно-белые кинофильмы в стиле вестерн, Хэмфри Богарта и очень люблю читать мемуарную литературу. Не курю и не люблю людей, которые гробят здоровье этой гадостью. В свободное от работы время часто посещаю китайские рестораны, где могу выпить немного прекрасного вина с хорошим другом. Вот пока и все. Сообщи мне о себе. Эл Кониерс».

Письмо было отпечатано на пишущей машинке на листе простой белой бумаги, как и большинство писем, которые приходили к ним от новых клиентов. В каждом из таких посланий между строк можно было уловить страх перед неизвестностью. Авторы опасались, что их пристрастия станут известны родным и близким, что их вычислят, обманут. А Эл Кониерс даже побоялся подписать свое письмо от руки.

Ответ Рикки был довольно стандартным и на первый взгляд тоже напоминал письмо осторожного человека, опасающегося оказаться жертвой обмана. Хэтли Бич корпел над ним несколько дней, стараясь создать образ ранимого, удрученного своими неудачами молодого человека, остро нуждающегося в покровительстве и поддержке более опытного и искушенного человека. Он также упомянул, что Рикки двадцать восемь лет, что он рос в неблагополучной бедной семье, рано связался с уличными подростками и в конце концов оказался в реабилитационном наркологическом центре, куда его отправил дядя. А потом он, как правило, засыпал своего нового друга массой самых разнообразных вопросов: где ты работаешь? чем занимаешься? какая у тебя семья? любишь ли ты путешествовать? Все эти вопросы выглядели естественно, так как сам он уже сообщил о себе все, что мог. Подобную чушь Хэтли Бич сочинял и переписывал уже почти пять месяцев. Только сейчас он понял, что лучше было бы ксерокопировать один-единственный текст, а потом лишь слегка изменять его в зависимости от ситуации и личности клиента. Однако его преследовала мысль, что бездушное копирование одного текста может сыграть с ним плохую шутку. Ведь каждое письмо должно быть как можно более искренним, открытым, располагающим к доверию, а копия умерщвляет живой дух автора, неизбежно превращая письмо в канцелярскую отписку.