Шантаж, стр. 105

— Свадьба должна быть скромной?

— Нет, это будет грандиозное событие. Главное событие общественной жизни Вашингтона!

— Ну что ж, мне по душе эта идея.

— И не тяните резину, — посоветовал Тедди. — Как можно скорее сделайте ее беременной, а незадолго до инаугурации объявите, что первая леди страны ожидает ребенка. Это будет замечательная и в высшей степени романтическая история. Тем более что в Белом доме уже давно не было слышно детских голосов.

Аарон Лэйк сдержанно улыбнулся и кивнул, а потом вдруг насупился.

— Мистер Мэйнард, а кто еще знает про Рикки?

— Никто не знает и не узнает. Мы его нейтрализовали.

— Нейтрализовали? — ужаснулся Лэйк.

— Да, он никогда больше не напишет вам письмо, мистер Лэйк, можете не волноваться. А вы, в свою очередь, будете настолько заняты своей семьей и президентскими обязанностями, что вам и в голову не придет искать людей, подобных Рикки.

— А кто такой этот Рикки?

— Смышленый малый, мистер Лэйк.

— Вы простите меня, ради Бога, мистер Мэйнард, — сконфузился кандидат в президенты, смущенно опустив глаза. — Я ужасно сожалею о случившемся. Обещаю, что ничего подобного впредь со мной не случится.

— Конечно, не случится, — заверил его Мэйнард. — Мы просто не допустим этого. И советую не забывать, что все ваши письма лежат в моем сейфе. — Тедди Мэйнард подъехал на кресле к двери, давая понять, что их беседа подошла к концу.

— Это была лишь минутная слабость с моей стороны, — продолжал оправдываться Лэйк.

— Ладно, не берите в голову. Давайте все забудем и продолжим наше главное дело. И максимум внимания к Джейн. Она славная женщина и составит вам неплохую компанию. Для начала можете обновить ее гардероб. Думаю, она не будет возражать против этого. Кроме того, она много работает и выглядит усталой. Подыщите ей что-нибудь полегче. Не сомневаюсь, она будет просто очаровательной первой леди.

— Да, сэр.

Тедди был уже у двери.

— И больше никаких сюрпризов, Лэйк, — строго предупредил он, шутливо погрозив пальцем.

— Есть, сэр.

Тедди открыл дверь и выехал в коридор.

* * *

К концу ноября собратья решили поселиться в Монте-Карло. Места там превосходные, климат мягкий, вполне подходящий для нормальной жизни, а самое главное — там было много людей, говорящих по-английски или по крайней мере понимающих их родной язык. Но больше всего это место нравилось Спайсеру, так как такого обилия игорных заведений он нигде больше не видел. Ни Хэтли Бич, ни Финн Ярбер не могли толком сказать, проигрывает он или выигрывает, но одно было ясно: Спайсер оказался в своей стихии и счастлив. Жена к нему так и не приехала. Ее мать, как она сообщила, находится в тяжелом состоянии, и жить ей осталось совсем недолго. Именно поэтому возникло небольшое напряжение, связанное с тем, что Джо Рой Спайсер не мог навестить жену, а та не могла оставить больную мать.

В остальном же их жизнь постепенно наладилась и не омрачалась никакими проблемами. Они жили вместе в одном небольшом, но очень уютном и тихом отеле на окраине города, вместе проводили время за завтраком и обедом, а вечерами коротали время перед телевизором или играли в карты. Однако через несколько месяцев они стали видеть друг друга все реже и реже, пока наконец не разошлись совсем.

Оказалось, что у них совершенно разные жизненные интересы, совмещать которые стало сложно. Спайсер, к примеру, предпочитал убивать время в казино, много пил и все чаще стал появляться в окружении симпатичных женщин легкого поведения. Хэтли Бич не употреблял спиртных напитков, предпочитал чай, а все свое свободное время проводил с удочкой на озере. Что же до Финна Ярбера, то тот любил путешествовать, объездил множество стран и с головой погрузился в изучение истории южной Франции и северной Италии.

Но при всем при том они помнили друг о друге и всегда могли сказать, где каждый из них находится. Как только кто-то исчезал, это сразу вызывало любопытство двух других. После отъезда из Соединенных Штатов собратья пытались найти в прессе хоть малейшее упоминание о своем освобождении, но так его и не обнаружили. С родными они не поддерживали практически никаких контактов. В особенности после того, как какие-то люди пригрозили жене Спайсера, чтобы она не распускала язык и никому не говорила о досрочном освобождении мужа. Впрочем, она и сама не верила в его освобождение и считала, что муж просто сбежал из тюрьмы.

В День благодарения Финн Ярбер решил немного прогуляться по городу и в конце концов оказался за столиком небольшого уличного кафе в самом центре Монте-Карло. Погода была чудесная, солнечная, и он даже представить себе не мог, что на родине сейчас все отмечают один из самых любимых праздников.

Ярбер посмотрел вокруг и вдруг увидел перед собой знакомое лицо, прикрытое темными очками. Он не мог вспомнить, где и при каких обстоятельствах встречал этого человека, но он показался ему до боли знакомым.

— Привет, Финн, — фамильярно поздоровался мужчина, усаживаясь напротив Ярбера. — Надеюсь, помните меня?

Ярбер сделал глоток кофе и внимательно вгляделся в незнакомца. И тут его осенило — он видел этого человека в тюрьме «Трамбл»!

— Меня зовут Уилсон Аргроу! — напомнил мужчина в темных очках.

Ярбер чуть не выронил чашку из рук и быстро поставил ее на стол.

— Доброе утро, мистер Аргроу, — сухо проронил он. Он понял, что их встреча отнюдь не случайна.

— Похоже, вы немало удивились, увидев меня здесь, — подметил Аргроу.

— Да уж, могу признаться откровенно, не ожидал этого.

— Вы уже слышали об ошеломляющей победе на выборах Аарона Лэйка?

— Да, конечно. Но полагаю, вы явились сюда не затем, чтобы сообщить мне эту приятную новость? Чем могу помочь?

— Я просто хотел напомнить вам, что мы всегда поблизости и готовы оказать любую услугу, если она вам понадобится.

Финн Ярбер напряженно прокашлялся, а потом окинул Аргроу неодобрительным взглядом.

— Не думаю, что нам понадобится ваша помощь, — едко бросил он, вспомнив, что после их освобождения прошло чуть больше пяти месяцев. Неужели эти люди никогда не оставят их в покое?

Аргроу вынул из кармана пиджака сложенный пополам журнал и протянул Ярберу.

— На прошлой неделе я совершенно случайно наткнулся на одно интересное объявление в этом журнале, — сказал он, показывая пальцем на последнюю страницу, где красным фломастером были обведены несколько строчек: «Молодой одинокий парень двадцати лет ищет доброго, порядочного и щедрого друга в возрасте от сорока до пятидесяти лет для переписки».

Ярбер сразу же вспомнил эти судьбоносные строчки, но сделал вид, что ничего не понимает.

— Знакомый почерк, не правда ли? — ехидно спросил Аргроу.

— Все эти объявления кажутся мне совершенно одинаковыми, — соврал Ярбер и, небрежно швырнув журнал на стол, увидел его название. Это было европейское издание того самого американского журнала, с которого когда-то началась вся их история.

— Так вот, — продолжал Аргроу, — мы быстро выяснили адрес и почтовое отделение в Монте-Карло и вышли на ваш след. Все как прежде: арендованный на почте ящик, новое вымышленное имя и все такое прочее. Какое интересное совпадение, не так ли?

— Послушайте! — негодующе перебил его Ярбер. — Я не знаю, кто вы такой и на кого работаете, но сейчас мы находимся вне пределов вашей юрисдикции. Мы не нарушаем законов и вообще ведем благопристойный образ жизни. Почему бы вам не убраться ко всем чертям?

— Разумеется, Финн, — злорадно ухмыльнулся Аргроу, — но меня интересует один вопрос: вам что, не хватило двух миллионов долларов?

Ярбер улыбнулся и окинул взглядом уютный зал летнего кафе.

— Надо же чем-то заниматься, чтобы не помереть от тоски.

— Ладно, еще увидимся, — строго сказал ему Аргроу, легко поднялся и исчез так же быстро, как и появился.

Финн Ярбер как ни в чем не бывало допил кофе, какое-то время понаблюдал за снующими по тротуару пешеходами, а потом встал и ушел собирать своих коллег.