Госпожа "Нет". Измена Альянсу (СИ), стр. 18

Отбросив сантименты, Алекс порылась в памяти. Кажется, это Гарольд Флетчер-Вейн. Его отец — военный и командует базами, прикрывающими империю от нападения извне.

— Мы не принесли присягу, — уныло отозвался племянник первого секретаря.

— Думаю, мы присягу будем приносить завтра, — откликнулся Болленброк, снова извлекая карты.

При этом он кинул такой взгляд на Алекс, словно ожидал, что она сейчас откроет окно и выпрыгнет в него, чтобы не позорить дворец своим присутствием.

Тем временем четверо снова уселись за стол. Внук премьера стал раздавать всем карты. Алекс задумчиво следила за тем, как раскрашенные кусочки пластика летят на стол, и игроки снова берут их с каменными лицами. Ее интерес не остался без внимания. Боллинброк обернулся:

— Желаете присоединиться?

Алекс моргнула, не сразу поняв, что вопрос предназначается ей.

— Что?

— Ты так следишь за игрой… — протянул парень, кивая на свободный стул. — Хочешь сыграть?

Теперь замерли все. Алекс поняла, что это — очередная проверка. Или провокация. И именно она будет решающей. Мэтт хотел возразить что-то, но Алекс мотнула головой, останавливая его. Она поднялась и подошла к столу, смотря на игроков сверху вниз.

— На что?

— На желание.

Улыбка Боллинброка не предвещала ничего хорошего, двое его друзей многозначительно переглянулись, а девочка-куколка злобно хмыкнула. Значит, будут либо мухлевать, либо валить все вместе.

— Глупость какая, — фыркнула Алекс.

— Струсила? — подал голос племянник первого секретаря.

— Это вызов?

— Да! — выдохнул парень.

— То есть вы вызываете меня на дуэль? — улыбнулась ему прямо в бешеные глаза Алекс, не понимая, с чего он завелся, но не собираясь сдаваться.

Боллинброк склонил голову и выдохнул в запале:

— Именно.

Алекс хмыкнула, кураж кружил голову. Наверное, мама чувствовала себя так же, стремясь выиграть очередное дело… В глазах защипало, и девочка стиснула зубы, отгоняя непрошенные сантименты, о маме можно подумать и позже. Она широко улыбнулась.

— Я принимаю ваш вызов, милорд. Только отмечу, что, по «Уложению о дуэлях императора Уильяма Справедливого», вызванная сторона выбирает оружие. Или средство.

— Чего? — изумленно протянул Флетчер-Вейн. Он не совсем включился в происходящее и теперь растерянно переводил взгляд с приятелей на незнакомую девчонку.

— Вызов принят, поэтому мы будем играть в мою игру, — спокойно пояснила Алекс. Ей доставило удовольствие видеть, как вытягиваются лица парней, которые только теперь сообразили, что угодили в ловушку.

— И во что же? — поинтересовался Боллиброк. От напряжения его голос подрагивал.

— В «верю — не верю», — по-прежнему весело отвечала ему Алекс.

— Что? — противники выпучили глаза.

— Что за глупость! — возмутилась куколка. — Это же игры для дошколят.

— Не хотите, не играйте, — Алекс небрежно пожала плечами и мстительно добавила. — Можете сразу признать поражение.

— Ну уж нет! — Боллиброк опасно сузил глаза. — Дуэль так дуэль! Но играем на желание!

Алекс присела за стол и ангельски улыбнулась:

— Разумеется!

Она с видимым спокойствием следила, как карты одна за другой ложатся на стол. Вместе с Алекс игроков стало пятеро, и пришлось использовать всю колоду.

Убедившись, что никто не подглядывает, девочка подняла карты и внимательно изучила.

— Начинайте! — распорядился Боллинброк.

Поколебавшись, Алекс вытянула из веера карт одну и положила рубашкой вверх.

— Десятка.

Глава 9

— Ваше величество! Какая честь для нас.

Перед Эдвардом, в нетерпении выскочившим из флайера, низко склонился подтянутый не очень высокий, но прекрасно сложенный мужчина. Орденская плашка на груди и рано поседевшие виски выдавали бурную, но безупречную биографию.

— Джон… — Эдвард покачал головой. — Ну хоть ты не начинай!

— Все так плохо?

— Хуже не придумаешь. Новости смотрел?

— Репортеры склонны к преувеличению, — отмахнулся Джон.

— А я — к убийству, — усмехнулся император. — так гениально в одночасье разрушить наши договоренности с Альянсом, это же надо уметь!

— То есть я зря ездил?

— Пока не понимаю. В любом случае, давай рассчитывать только на себя.

Они направились к ангарам.

— Ты выглядишь усталым, — заметил Эдвард, пока они направлялись к ангару. — Опять отчеты?

— Да. Бюджет, будь он неладен! Каждый год одно и то же!

— Они хотели урезать твое финансирование, — проинформировал Эдвард.

— Такими темпами нам скоро придется доплачивать ребятам из своего кармана, — пошутил полковник.

— Я отклонил проект. Потребовал доработки.

— Хоть какой-то толк от того, что у тебя в друзьях император.

— У тебя — да, — беззлобно отозвался Эдвард. — а вот у меня такого друга нет.

Оба рассмеялись старой шутке. Джон был одним из немногих, кто никогда не пользовался своей дружбой с монархом. Вернее, он воспользовался этим только один раз, когда попросил назначить его командовать базой для испытаний военно-космических разработок. Эдвард, мечтавший об освоении космоса, с радостью подписал приказ, чем вызвал бурное недовольство кабинета министров. Их кандидатуры остались не у дел, и теперь при любой возможности Джону вставляли палки в колеса.

— Так что новые птички? — продолжил император. — Готовы?

Джон поморщился:

— Нед, может не стоит? Они не прошли все положенные испытания.

— Вот и заодно и пройдут, — усмехнулся Эдвард и добавил. — Джон, от судьбы не убежишь. Отец ведь летел на обычном флаере, который прошел все испытания…

Понимая, что творится на душе у друга, полковник Уайт кивнул и больше не стал возражать.

Дорога до ангара не заняла много времени. Военные на базе давно привыкли к частым визитам императора и поэтому, коротко поприветствовав, поторопились вернуться к своим делам. Исключение составила небольшая группа солдат. Разинув рты, они провожали императора изумленно-восхищенными взглядами, пока офицер не прикрикнул на них. После чего солдаты опять занялись делом, все равно оглядываясь на именитого гостя.

— Желторотики? — Эдвард мотнул головой с их сторону.

— Они самые. Прибыли позавчера, — Джон вздохнул. — лучше бы и не приезжали. Толку от них…

— Потренируешь — будет.

— До этого момента я не доживу, я на вредной работе — общаюсь с сильными мира сего, — проворчал полковник, прикладывая ладонь к сканеру, чтобы открыть дверь в ангар.

Вспыхнул яркий свет, бликами заиграл на блоках черных обтекаемой формы пилотников с хищно изогнутыми носами-клювами.

От восторга у Эдварда перехватило дыхание. Эти экспериментальные аппараты разительно отличались от стандартных флаеров как Альвиона, так и Альянса.

От предвкушения заныло под ложечкой, Эдвард уже представлял, как садиться за штурвал этой “птички”. Адреналин забурлил в крови.

— Хороши, как же они хороши! — сейчас Эдвард как никогда понимал предков, которые держали и любовались породистыми лошадьми. — Джон, какие у них характеристики?

— Тебе все скажи, — проворчал друг. — Прочтешь в рапорте.

— Ладно.

Император погладил бок, как самый нежнейший из любовников. Где-то в недрах пилотника еле ощутимо вибрировал мотор. Эдвард почувствовал, как его охватывает трепет. Что если именно эти пилотники совершат прорыв и полеты к другим мирам станут реальностью?

Это было его сокровенной мечтой. Мечтой о небе, давнишней, юношеской, временами дурной и опасной. Не о том небе, на которое можно было любоваться на закате, стоило оказаться где-то, где были высотные здания, и не то, под которым летали не выше определенного уровня флайеры. Нет. То, которые пронзали неуклюжими машинами со странным названием “ракета” первые сумасшедшие изобретатели. Выходили на орбиту в огромных скафандрах, смотрели на планету сквозь толстые стекла иллюминаторов, горели при спуске и… возвращались в космос снова и снова.