Госпожа "Нет". Измена Альянсу (СИ), стр. 17

Лорд Боллинброк. Дервний род, большие деньги… Интересно, будет ли сын мстить за проигрыши отца? Алекс еще раз взглянула на блондина и поняла: непременно будет. Не посмотрит, что перед ним девчонка и использует любую возможность, чтобы унизить перед всеми.

Видимо, с ним надо быть настороже. Как и с остальными ребятами из его команды, которые сейчас толпились вокруг своего предводителя, посматривали на Алекс с разными градусами любопытства.

— Добро пожаловать, — сказал тот, с книгой, вполне доброжелательно. Алекс улыбнулась и кивнула:

— Спасибо.

— Как я понимаю, вы — дочь барона Макленбургского?

— Да.

— Наверняка, незаконнорожденная, — фыркнула девица-куколка.

Алекс нахмурилась, пытаясь вспомнить, кто эта девица. Она же искала по сети, с кем сведет ее судьба и представляла себе кто есть кто. Девочку-красавицу, правда, как-то выпустила из виду. Значит, ее родители получили дворянство совсем недавно и успели впихнуть свое чадо в программу бесплатного обучения “Гарантов мира”. Все вокруг замерли, с интересом ожидая ответа. Алекс поняла, что отступать нельзя.

— Судите по себе? — как можно более небрежно поинтересовалась она, копируя мамину интонацию.

Эмбер Дарра обычно задавала вопрос таким тоном, когда хотела спровоцировать противника на грубость и потом выразит протест судье. Эти кадры потом становились вирусными, разлетаясь по всем новостным каналам с броскими заголовками.

Алекс не была уверена, что это сработает, но у нее получилось. Раздались сдавленные смешки, а сама девчонка вспыхнула.

— Да как ты смеешь! — по-змеиному прошипела она. — Выскочка!

— Я? — Алекс недоуменно приподняла брови и прижала руку к груди, еще один жест, позаимствованный у мамы.

Яростный взгляд голубых глаз скрестился с зеленым. Удар сердца, еще один. Казось, что от напряжения, витавшего в воздухе, в слышен треск.

— Лавиния, прекрати, она тебе не по зубам! — вмешался парень с книгой, становясь между девочками. Странно, но куколка смутилась и отошла, обиженно поджав губы. Алекс еле заметно выдохнула.

— Спасибо, — кивнула она своему защитнику.

Парень улыбнулся, сразу же отошел и присел на подоконник, скрывшись за книгой. Остальные тоже разошлись, не спеша заводить знакомство.

Молчание затягивалось, девчонки опять отступили к окну, шушукаясь, а четверка парней слаженно вернулась к столу, на котором появились, как сами собой разумеется… Карты и фишки. Вот как! Карты? Алекс вытянула шею, с интересом наблюдая за их действиями.

Впрочем, играли мальчишки бездарно. Слишком очевидно подыгрывали друг другу, перемигивались, да и на лице каждого можно было прочитать то, какая ему пришла карта.

Заметив, что все поглощены игрой, Алекс рискнула подойти ближе и сокрушенно вздохнула.

Вот здесь надо было сбросить, а не брать… а здесь — придержать карту… И вообще, кто же так откровенно морщиться? Неужели не знают, что умение держать лицо — основополагающее при азартных играх?

— Все-таки вы не находите, что вам тут не место?

Вопрос выдернул из задумчивости. Алекс повернулась к куколке, понимая, что та решила взять реванш. Что ж, ей не привыкать…

— Хотите опротестовать волеизъявление императора? — невинно поинтересовалась девочка, специально подбирая юридические термины.

Судя по тому, как запорхали белесые ресницы, ей это удалось.

— Простите? — процедила блондинка.

— Мое место рядом с вам и определил его величество. А своим вопросом вы ставите под сомнение слова императора, — любезно пояснила Алекс.

Самое сложное было оставаться невозмутимой. Удалось, хотя уголки губ предательски подрагивали. Парень, сидевший с книгой, снова выглянул, заметил это и подмигнул.

Судя по реакции окружающих, ей все-таки удалось удержать выражение лица, как… героине в бабушкиной любимой мелодраме по книге какого-то замшелого века времен динозавров. Что-то про неукротимую маркизу. Оттуда же и цитата, собственно, была. Они с бабулей смотрели втихаря от мамы. Как будто маме было дело до того, как они проводили время вдвоем. Но им нравилось играть в тайну.

А говорят, галавизор — зло. Глупости это.

Хотя… По галавизору имперцы выглядели как-то представительнее. И их правитель тоже. Алекс вспомнила, как смотрела новости, пытаясь понять, что ее ждет.

К сожалению, новости были пропитаны пропагандой ненависти к могущественной империи, где сам император Эдвард V и его поданные выставлялись в самом невыгодном свете. Сейчас, глядя на компанию, окружившую стол с игроками, Алекс готова была признать, что журналисты не так уж и неправы. Снобы, кичащиеся своим происхождением и избранностью.

Она тяжело вздохнула. Жаловаться глупо, сожалеть тем более. Алекс отошла к окну, уныло рассматривая идеально ровный газон. В этот момент, как никогда девочка жалела о своем поведении, но отступать было поздно.

Шум заставил обернуться. Алекс заметила, что карты исчезли со стола как по мановению волшебной палочки. Двери распахнулись, и слуги в ливреях и напудренных париках вкатили несколько сервировочных столиков.

— О, еда! — воскликнул один из игравших, оживленнопотирая руки, и заслужил взгляд полный укора от вернувшейся женщины-наседки.

— Молодой человек, вы находитесь во дворце его императорского величества! Извольте вести себя соответственно! — назидательно произнесла она.

Парень скривился, но промолчал. К удивлению Алекс, ожидавшей сервировку стола и мысленно вспомнившей предназначения вилок и ложек, им выдали по ланч-боксу и бутылке с водой, словно они не находились в королевском дворце, а собирались в отеле на экскурсию.

— И это все? — возмутился один из парней, с недоумением рассматривая пластиковую коробку.

Алекс он почему-то напоминал рыбу, причем мороженую. Энтони Норрак, племянник первого секретаря его императорского величества. Почему-то из всех, про кого Алекс отсматривала материал, перерывая сеть, лорд Тобиас Норрак показался ей самым противным.

— Вы ожидали званый ужин? — фыркнула женщина. — Во дворце не рассчитывали на ваше пребывание, так что будьте благодарны императору и за это!

Парень скрипнул зубами, но спорить не стал. Отошел, демонстративно громко открывая коробку.

Алекс просто кивнула, получив свой паек. Все еще ощущая себя чужой, она отошла в темный угол и села на стул, использовав второй в качестве столика.

— Можно?

Вопрос застал врасплох. Девочка подняла голову и встретилась взглядом с серыми глазами того самого блондина с книжкой. Только теперь у него в руках был ланч-бокс, а книжку он держал подмышкой.

— Конечно, — Алекс кивнула на свободный стул. — Не боишься стать изгоем?

— С чего вдруг? — он отложил книгу и занялся своей коробкой.

— Ну ты сидишь со мной, а я… — девочка усмехнулась. — Как это говориться? Пришлась не ко двору…

— С каких это пор расположение императорского двора определяется этими? — блондин мотнул головой в сторону остальных.

— Ну учиться то все равно с ними, — Алекс задумчиво откусила бутерброд и зажевала.

— Думаю, недолго. После первого семестра треть из них отчислят, — парень последовал ее примеру, прожевав, он тщательно отряхнул ладони и протянул руку. — Я Мэттью Уайт. Можно просто Мэтт.

— Алексия. То есть Алекс.

— Это я уже понял, — усмехнулася парень. — Крутое шоу вы с мамой сегодня устроили.

— Спасибо.

При упоминании о маме в носу защипало. Алекс замолчала, не желая показывать свои чувства, а сам Мэтт тоже не торопился продолжать разговор. По ногам ощутимо потянуло, и девочка вздохнула.

Вот как они тут, в Империи, умудряются организовывать сквозянк? Флаеры есть, космос покоряют, межмировые тоннели пробили, экспрессы между ними запустили. Сорок шесть миров освоили, между прочим. И… ледяным ветром по полу. И по ногам.

— Так мы считаемся уже гарантами мира? — ворвался в ее мысли громкий голос. Алекс обнаружила, что все это время рассматривала руки, и подняла голову.

У спрашивающего были темные живые глаза. И был он сам… какой-то менее надменный, чем остальные.