Ступа с навигатором, стр. 9

Я покосилась на блестящую, словно бильярдный шар, макушку Александра Михайловича и промолчала.

– Критическое отношение к себе один из показателей психической стабильности человека, – продолжил Илья, – но некоторые люди неверно себя оценивают. И как лечить таких? Ведь для положительного результата необходимо осознать: у меня на чердаке окон нет да пол гнилой! И тут нам в помощь яблочный тест! Если вам интересно, то могу его на присутствующих продемонстрировать? Дарья?

Илья быстро подмигнул.

– Да-да-да, – заверила я, которая поняла, как следует поступить, – мечтаю пройти этот… э… тест!

– Вот первый показатель нормальной психики, – ответил Войлоковский, – тот, у кого имеется хоть процент нестабильности, никогда не захочет принять участие в тестировании, потому что уверен: он не клиент психиатра. Александра Михайлович, а вы?

– С удовольствием, – быстро произнес полковник.

– Отлично, с вас и начнем, – потер руки врач, вынул из своего портфеля круглый футляр, извлек оттуда зеленое яблоко, протянул полковнику и продолжил: – Кроме психических зигзагов у шизофреника, параноика и всех прочих наблюдается интересный симптом – стопор височно-нижнечелюстного сустава, он соединяет нижнюю челюсть с основанием черепа. Говоря простым, ненаучным языком: чем глубже проблема психики, тем меньше открывается рот! Александр Михайлович, если вы сумеете положить в себя яблоко целиком, не жуя его, не откусывая ничего, то являетесь стопроцентно адекватным мужчиной. Если нет, то у господина Дегтярева, несмотря на его молодость, ум, серьезную работу и красоту, существуют проблемы. Но их сейчас легко решить, потому как они в зачаточном состоянии. Вы, как адекватный человек, естественно, не откажетесь от тестирования.

Илья протянул Дегтяреву футляр. Я мысленно зааплодировала психиатру. Впервые слышу про связь безумия с зубными суставами, но Дашенька не Гиппократ. А Войлоковский так ловко построил беседу, что толстяку невозможно отказаться пройти тест. Если Александр Михайлович не согласится, он распишется в безумии, которое к нему подкрадывается на мягких лапах!

Полковник взял круглый предмет.

– А-а-а, – закричала Нина, – лови ее.

Мы с Мариной вскочили, бросились на кухню, в ту же секунду оттуда выбежала собака Мафи, она несла что-то в зубах. За паглем [1] рысила собакопони Афина, бодро бежал мопс Хуч, за ним неслась пуделиха Черри. Последняя уж не молода, и мы начали думать, что она глухая. Но потом выяснилось: если прошептать на кухне: «Кто хочет сыр?», то потерявшая слух пуделиха первой предстанет перед человеком. Замыкал группу бегунов кот Фолодя.

– Что случилось? – спросила я у Нины, которая стояла у столика с большим ножом в руке.

– Сперла, – ответил вместо нее ворон Гектор.

– Мафи! – возмутилась Нина. – Стала разделывать ананас, отвернулась на секунду, а собака…

– Сперла, – повторил Гектор, – лови ее!

– Поздно, – ответила Нина, – что к Мафуне в пасть попало, то пропало.

– Один из моих аспирантов занимается психологией собак, – сообщил Илья, – могу попросить его поработать с вашей дворняжкой.

– Поскольку все живы, а ананас не отравлен, давайте вернемся в столовую и продолжим нашу увлекательную беседу, – предложил Маневин.

– Поддерживаю и одобряю, – захихикал Никита.

Мы переместились в комнату, сели за стол, Илья посмотрел на Дегтярева…

Глаза психиатра стали круглыми.

– ….! – произнес Никита.

Я повернула голову, глянула на Александра Михайловича…

Имея филологическое образование и диплом преподавателя французского языка, Дашенька знает нецензурные выражения не только на русском, французском, но и немецком жаргоне. Дойч я тоже выучила в вузе. Надо отметить, что европейские ругательства скучные, неинтересные. А вот наш русский мат звучит как песня, словосочетаний в нем масса. Правда, я никогда не использую нецензурную лексику, но и не делаю замечания тем, кто ее употребляет. Но сейчас из моего рта едва не выпала интересная вербальная конструкция, Дашенька с трудом успела удержать ее на кончике языка. А вы бы как поступили, узрев то, что увидела я?

Глава десятая

Александр Михайлович по-прежнему восседал в центре стола. Выглядел полковник обычно, но в его облике имелась одна небольшая деталь, узрев которую госпожа Васильева с трудом сохранила душевное равновесие и припомнила особые выражансы.

Дегтярев сидел с открытым ртом. Что тут удивительного? Да ничего, кабы не одна деталька!

На короткое время наступила тишина, первой ожила Марина, она бросилась к мужу:

– Ты засунул в себя целиком яблоко?

Полковник кивнул.

Я стряхнула оцепенение.

– Как тебе это удалось?

Александр Михайлович пожал плечами.

– Ой, он же не может говорить! – осенило Никиту. – Дайте бумагу и ручку.

Нина в одно мгновение принесла необходимое. Полковник схватил стило и быстро начал писать.

«Рот не захлопывается».

– Конечно, там фрукт, – объяснил Феликс.

«Выньте яблоко!»

– Можешь его выплюнуть? – осведомилась я.

«Гениальный вопрос. Почему сижу с разинутой пастью?»

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «Литрес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на Литрес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.