Ступа с навигатором, стр. 8

Продолжая себя корить, толстяк скрылся в спальне.

– Ты слышала? – прошептала Марина.

– Ага, – тихо подтвердила я.

– Заинька, – пролетала подруга, – кисонька…

– «Роднулечка, подожди, солнышко», – прибавила я, еле шевеля губами, – он тебе подарочек купил!

Марина перекрестилась.

– Господи, помилуй! Меня назвали: солнышко! Красавица! Кулинарка! Дашуля! Саша сошел с ума! Никогда ранее муж так с женой не беседовал! О боже! Что делать?

– Сейчас врач прикатит, – постаралась я успокоить Марину.

Послышался топот, из спальни вышел полковник. Я потеряла дар речи. А вы бы как отреагировали, увидав толстяка с пакетом и с гирляндой надутых воздушных шариков. На самом большом красовалась надпись: «Нет тебя прекрасней». Александр Михайлович приблизился к супруге.

– Любимая!

Глаза подруги начали медленно расширяться.

– Прости балбеса, – продолжил полковник, – никогда тебя не хвалю, не обнимаю, не целую. Но очень люблю!

Марина громко икнула.

Александр Михайлович продолжил:

– Теперь каждый день стану осыпать мою заиньку комплиментами и подарками. Вот, открывай.

Дегтярев протянул жене пакет.

– Долго искал, чем тебя порадовать. И вот! Попался идеальный вариант. Продавщица заверила, что жена впадет в восторг. Открывай!

Я ущипнула себя за запястье. Толстяк решил сделать Марине подарок? Впору бежать к окну, дабы посмотреть: а вдруг из туч сейчас на наш дом льется дождь из жаб?

Мариша осторожно вынула из пакета… домашние тапочки. Пантофли оказались войлочными, похожими на короткие валенки. На левом имелась надпись «Моему дорогому бегемотику», на правом красовались слова «Хорошего человека должно быть много». Марина замерла с презентом в руках. Меня охватил испуг. Ну все! Конец браку полковника. Его супруга постоянно худеет, подбирает для себя разные диеты, скупает БАДы для уменьшения объема тела. И тут муж вручает жене валенки с текстом про бегемота!

Марина выдохнула и подошла к супругу.

– Милый! Спасибо! Это лучший презент, который я когда-либо получала.

Александр Михайлович почесал щеку.

– Да? Ты то же самое говорила, когда я тебе много лет тому назад подарил халат. Но никогда не видел, чтобы жена его носила!

– Дорогой, – самым нежным голосом произнесла супруга, – в те времена мы являлись супругами по паспорту. Расписались лишь для того, чтобы решить квартирный вопрос, а на самом деле были просто друзьями. Шлафрок великолепен! Как только перебралась в свою личную однушку, не вылезала из него! Просто ты меня тогда уже не видел. А твой сегодняшний презент…

Подруга быстро сбросила свои красивые, бархатные с помпонами шлепки, всунула ноги в домашнюю разновидность валенок, закрыла глаза и простонала:

– Восторг! Мечта жизни.

С первого этажа донесся громкий лай собак, потом Нина крикнула:

– Приехал друг профессора! Еда на столе!

– Уже бегу, – засуетился полковник и пошагал по ступенькам.

Мы с Мариной остались вдвоем, короткое время молча смотрели друг на друга, потом я прошептала:

– Не обижайся на Александра Михайловича.

– Он очень-очень-очень болен, – всхлипнула супруга Дегтярева, – стану носить жуткие катанки, чтобы его порадовать.

– Дашуня, – крикнул снизу Феликс, – Илья уже здесь, хочет тебя увидеть, с Маришей поздороваться.

– Ты знаешь этого психиатра? – шепотом осведомилась подруга, когда мы начали шагать по ступенькам.

– Даже имени его еще вчера утром не слышала, – вздохнула я, – при тебе же с Леней разговаривала.

– Прости, пожалуйста, в моей голове вместо мозга компот из гнилых бананов, – пробормотала Марина, – напрочь забыла про ту беседу.

Я решила напомнить ей, что к чему:

– Версия такая. Друг Феликса захотел посмотреть на наш дом, сам собирается покупать недвижимость, приехал посоветоваться. Со мной он знаком, тебя никогда не видел. Работает психиатром.

– Ясно, – кивнула Марина, – не подведу, включусь в игру.

Глава девятая

За столом неожиданно оказалось два незнакомых человека. Феликс быстро заговорил:

– Дашуня, ты, конечно, узнала Илюшу!

Один из мужчин, полный, лысый, похожий на колобка, встал.

– Добрый день! Рад встрече. Много лет не виделись, но за прошедшие года Дарья стала еще красивее.

– Познакомьтесь с женой Александра Михайловича, – заулыбалась я.

Марина помахала рукой.

– Сижу здесь.

– Ни на секунду не сомневался, что вы супруга полковника, – заявил незнакомец, который сидел около Ильи, – если семейная пара счастлива, то ее члены всегда похожи друг на друга.

– Да-да-да, – закивал Войлоковский, – Марина, вы с господином Дегтяревым просто клоны!

Из кухни донеслось хихиканье Нины, а я сохранила на лице глупую улыбку и от всей души пожалела подругу. У супруги толстяка сегодня случилось трудное утро. Сначала ей подарили идиотские валенки с надписью про бегемота. А сейчас Войлоковский объявил женщину копией Дегтярева. Для тех, кто хорошо не знаком с полковником, опишу его внешность. Александр Михайлович имеет средний рост и совсем не средний вес. Полковник любит вкусно поесть, а Марина прекрасно готовит. Сочетание этих двух качеств привело к появлению большого живота у Дегтярева. Мы периодически сажали полковника на диету, но он начинал негодовать и, уезжая в Москву, наедался там бургерами. Поэтому теперь у нас у всех три дня в неделю овощной-рыбный день. А я, чей вес равен сорока восьми килограммам, приношу домой тайком пирожное или кекс, потом съедаю добычу ночью под одеялом. Кроме толщины Александр Михайлович с годами еще обзавелся лысиной. Но частичное отсутствие волос не повлияло на его самооценку. В зеркалах полковник видит стройного, кудрявого юношу, коим являлся в двадцать лет. О его характере сейчас вещать не стану.

Учитывая отсутствие талии, живот и лысину, представьте, как Марину обрадовали слова Войлоковского о том, что она и супруг просто близнецы.

– Разрешите познакомить вас с моим двоюродным братом, – продолжил Илья, – профессор Розов Никита Петрович. Он занимается… э… э…

– Древними финиками, – сообщил второй гость.

– Они чем-то отличаются от современных? – удивился полковник. – Сухофрукты способны со временем измениться?

Никита Петрович сделал вид, что увлечен кофе и кексом, который испекла Нина.

Феликс старательно засмеялся.

– Прости, Саша, это профессиональный жаргон. Финиками Никита называет финикийцев.

– Да-да, – закивал дядька, – а Илья спец по выбиванию клиньев.

– Откуда? – удивился полковник. – Несведущ в науках, но впервые слышу о такой.

Маневину опять пришлось прийти на помощь «профессору»:

– И снова жаргон ученых. Илья занимается расшифровкой клинописи!

– Правильно, – заулыбался психиатр, – у древних ученых можно почерпнуть много интересного. Например: тест на яблоко.

– Это что такое? – осведомился Гарик, который, к моей радости, до сих пор сидел молча.

Войлоковский потер руки.

– Что самое трудное в работе психиатра?

– Удрать от буйно помешанного пациента, – живо ответил Никита.

– Ха-ха-ха, – сердито произнес Илья, – но сейчас не шучу. Человек со съехавшей крышей никогда не признает себя умалишенным.

– Просит на завтрак яичницу с гвоздями и уверен, что он здоров, – дополнил Розов и ойкнул.

Судя по недоброму выражению лица психиатра, он, похоже, больно стукнул коллегу под столом ногой и продолжил речь.

– Да, сложно убедить недужного в том, что он потерял разум. Александр Михайлович, вы кем себе считаете?

Дегтярев отложил вилку.

– Владею детективным агентством «Тюх».

– Не о том речь, – отмахнулся психиатр, – вы нормальны?

– Конечно, – кивнул полковник.

– А что с весом? – вновь влез со своим замечанием Никита.

– Никаких проблем, – сообщил полковник, – я стройный, как кипарис.

– И кудрявый, – хихикнул Розов.

– Следует признать, что шевелюра слегка потеряла пышность, – решил продемонстрировать критическое отношение к себе Дегтярев, – но до лысины мне еще полвека.