Ступа с навигатором, стр. 7

Я не выдержала и засмеялась.

– Зубарева не начала возражать, она озвучила очередное свое недоумение, – продолжал Василий, – «Сейчас живу в лесу, вокруг сплошной кислород. Спасибо за заботу, но не хочу покидать место, где прошли лучшие годы моей жизни. О сдаче московских хором уже договорилась с агентством. Нуждаться не стану».

Василий засмеялся.

– Уж они ее упрашивали, умоляли! Вдова не дрогнула, объявила: «Валерий Николаевич распорядился, чтобы я всегда жила здесь. Хотите завещание покажу?». Деточки затребовали бумагу, убедились, что мать не лжет. И начали стонать: «Нам приходится платить по огромным счетам. Зачем тебе Василий? Сама разберешься с хозяйством, увольняй мужика».

– Неужели бизнес покойного Валерия Николаевича не приносит хорошего дохода? – изумилась я.

– Денег на счета падает в достатке, – объяснил Василий, – конечно, содержание усадьбы не копеечное. Но после оплаты всех квитанций остаются очень даже хорошие средства. Почему детям недостает денег? Павел рок-музыкант, у него группа. Концертов очень мало, в основном в маленьких городах, куда звезда большой яркости никогда не прикатит, потому что десять человек в зале не ее формат. Кто платит двум гитаристам, ударнику, клавишнику, костюмеру, гримеру, звукооператору, тур-менеджеру, директору группы? И это я еще не всех перечислил. Павел! Откуда у парня деньги? Хочется ответить: заработал концертами. Да нет же! Ранее спонсором коллектива являлся Валерий Николаевич. Теперь его нет, средства старший сын должен нарыть сам, он ежемесячно получает замечательную сумму. После того как оплатит расходы на коллектив, у парня остается столько рубликов, что на них среднестатистическая семья с двумя детьми может безбедно полгода прожить, да еще ипотеку оплачивать и бабушке с дедушкой помочь. Но эти люди не посещают бутики с ломовыми ценами, не гуляют каждый вечер в дорогом ресторане, не пьют коньяк по пять тысяч евро бутылка. Нормальные люди умеют управлять своими желаниями, не летают частным рейсом на Мальдивы. Павел же при жизни отца привык себе ни в чем не отказывать и после ухода Валерия Николаевича не изменил своего поведения. А Сергею надоело работать на чужого дядю, он решил сам создавать компьютерные игрушки. Но на одном коде проект не построить. Нужны художники, гейм-дизайнеры, аналитики, программисты: ведущий, игровой механики, графического движка, инструментов, дизайнеры уровней, интерфейса, сценарист… Мне остановиться или продолжить? Еще не всех назвал.

– Спасибо, поняла, – кивнула я, – одному человеку игру не создать, а тем, кто помогает, необходимо платить.

Василий поднял указательный палец.

– Ладно! Вы сделали «бродилку». Но ее надо продать. И начинается пиар, реклама, журналисты, никто из них бесплатно даже не чихнет. И нет гарантии, что угодил потенциальным покупателям. Самая простая ситуация с деньгами вроде имелась у Нины. Ей нужен хороший комп. Сиди мастери свои открытки, рассылай заказчикам по почте. Но красотка плотно на игле и бутылка ей лучшая подруга, да еще она обожала созывать компании человек по сто! Пирушки закатывала. Денег всем деткам не хватало! Каждый месяц у братьев и сестры бешеные миллионы сквозь пальцы утекали. На их, так сказать, бизнес. Да еще троица не привыкла держать в узде свои желания. Хочу в Нью-Йорк? Лечу в Нью-Йорк! Но не регулярным рейсом, это для нищих. Мне только спецборт туда-назад. Вижу колье стоимостью в три квартиры? Хочу колье стоимостью в три квартиры! Покупаю колье стоимостью в три квартиры! Понятно, почему им денег недоставало?

Я молча кивнула.

– Вот они и придумали очередной «гениальный» проект. Выселить мать в Москву, а в поместье сделать дом отдыха для богатых и знаменитых. Тогда троице не придется из своих кармашков платить по счетам за поместье. Из прибыли от гостиницы средства вынут. То, что в переделку здания под отель следует хорошо вложиться, они не подумали. Алевтина Федоровна отказалась уезжать… и у нее вскоре стартовали проблемы со здоровьем. Теперь сложите вместе все, что сообщил вам, и сделайте вывод. Подскажу. Дети не знали слова: «Нет», и вдруг оно прозвучало! Да еще в тот момент, когда им всем деньги позарез нужны. Алевтину Федоровну они не любят, родительница в доме прислуга. Если она умрет, что изменится? Наймем горничную!

– Почему женщина терпела такое к себе отношение мужа, а потом детей? – изумилась я.

Василий сдвинул брови.

– Многократно задавал себе тот же вопрос. Но ответа не нашел. Подвожу черту. Думаю, дети решили убить мать. Чем-то ее травят. Кто автор идеи? Кто исполнитель? Узок круг подозреваемых: Павел и Сергей. Нина не в счет, она умерла. Возможно, она знала о том, что придумали «мальчики», а может, и нет. Это уже неважно. Разрешите дать совет?

– Конечно, – кивнула я.

Василий встал.

– Не беседуйте с братьями, они хорошие актеры, талантливые обманщики, умеют произвести впечатление милых, открытых людей, которые обожают маму, покойных отца и сестру. На самом деле наоборот. Оба циничны, ради денег готовы на все, не удивлюсь, если выяснится, что на иглу Нину посадил кто-то из парней. Начнете их расспрашивать, только обострите ситуацию. И что ответите, если Павел или Сергей спросит: «С какой стати решили, что маму хотят убить? Кто вас нанял?» Как Дарье ответить? Алевтина Федоровна меня наняла? Милые мальчики тогда затаятся, лягут на дно, прекратят матери подливать, подсыпать яд. И спустя время-таки убьют родительницу. Только теперь станут действовать умнее.

– Думаете, они работают в паре? – тихо спросила я.

– Возможно, – ответил Василий, – но каждый хочет получить больше денег, чем другой. Не будет им счастья. Отправят Алевтину Федоровну на тот свет, начнут друг друга со свету сживать. Если появятся вопросы, звоните, я всегда на связи.

Глава восьмая

На следующий день, перед обедом мне понадобилась чистая скатерть. Дашенька отправилась в дальнюю кладовку, путь лежал мимо спальни Дегтярева и Марины.

Я повернула в коридор и увидела подругу, та стояла у двери на свою супружескую половину. Марина приметила меня, прижала палец к губам, потом поманила Дашеньку. Я приблизилась к створке, услышала голос полковника. Александр Михайлович, похоже, беседовал сам с собой.

– Вот какого черта польстился на Маринку? Зачем ее выбрал? Внешне страшная. Говорит одно и то же, две темы для беседы у нее. Задолбала! Замучила! А сказать, что мне она поперек горла встала, неудобно! Попал я! Терпения больше нет! Может, сбросить Маринку из окна? Сказать, что она сама выпала, я ни при чем. Или все проделать ночью? Закопать у забора? Это идея! Решено! Так и поступлю!

Марина попятилась к лестнице, я прижалась к стене. Дверь в спальню распахнулась, из комнаты, напевая себе что-то под нос, вышел полковник. Он увидел нас и обрадовался.

– Привет. Обед готов?

– Угу, – прошептала жена.

А я затараторила:

– Шла в кладовку. Хочу постелить красивую скатерть, у нас к обеду гость, профессор, друг Феликса.

Александр Михайлович подошел к Марине и неожиданно обнял ее.

– Заинька, наверное, ты приготовила нечто очень вкусное на обед.

Жена заморгала, а я остолбенела. Заинька? Полковник так назвал жену или Дашеньке послышалось?

– Э… э… – пробормотала подруга, – ну… вообще… да!

Дегтярев поцеловал супругу в щеку.

– Ты ж моя умница! Ни у кого нет такой любимой, как у меня. Красавица! Кулинарка! Кондитерка!

– Кондитерша, – не весть зачем исправила я, а потом вжалась в стену.

Дашенька, нет у тебя инстинкта самосохранения! Вот к чему сейчас решила продемонстрировать свои глубокие познания по части русского языка? Дегтярев сошел с ума, а ты дергаешь тигра за усы! Кондитерка, кондитеррисса, кондитермадам… Какая тебе разница? Сейчас толстяк покраснеет, обозлится…

Александр Михайлович хлопнул себя ладонью по лбу.

– Ах я остолоп! Роднулечка, кисонька, никуда не уходи. Купил тебе подарочек, хотел вчера отдать и забыл. Ну и гусь я! Подожди, солнышко.