Любовь на осколках измены, стр. 10

Отлично! Просто отлично! – потер он руки. – Как оперативно!

Неужели я настолько похожа на уборщицу? Даже сомнений в голосе завхоза я не услышала.

– Да, это наша новая сотрудница. Клара Мансуровна просила разъяснить ей обязанности и в понедельник провести инструктаж по технике безопасности, – Катя улыбнулась мне на прощание и выпорхнула из мрачного помещения.

– Ну что, все просто, – поднялся из-за стола Андрей Васильевич. – Тут ведра, – кивнул он на нижнюю полку открытого стеллажа, тут тряпки, – коснулся полки выше. – Здесь швабры.

Это бытовая химия. Ты раньше где работала?

– А можно на «вы»? – попросила я, пытаясь придать голосу значимости.

– Можно, – согласился завхоз. – Так где ты работала?..

Глава 13

Я уже подошла к лифту, когда позвонила Дина.

– Ты где? Не успела еще убежать? – выдохнула в трубку подруга.

– У лифта.

– Жди. Сейчас прибегу…

Уже через пять минут она натужно дышала возле меня.

– День сегодня сумасшедший. Пятница, одним словом. Ну что? Как прошло собеседование?

– В понедельник выхожу на работу… уборщицей.

– Как??? – вытянулось лицо Дины, когда она уже собиралась ликовать, по всей видимости. – Как уборщицей? Ты, с красным дипломом юриста? Они что, с ума все посходили?! Совсем рехнулись? Слушай, мне сейчас некогда, но я сегодня обязательно выберу время и поговорю с директором. Ну какая уборщица, право слово?

– Дин, успокойся, – улыбнулась я. – А какой из меня юрист, с другой стороны? Нет, вернее, я-то знаю, что справлюсь, но откуда им об этом знать?

– Так я и объясню Филиппову…

– Не надо, Дин, не лезь в это. На самом деле, мне сейчас любая работа будет в радость.

Я лукавила, конечно же. В радость может быть любимая работа, а не такая. Но с другой стороны, я и что такое любимая работа пока не знала.

– Алёш, я даже подумать не могла, что так получится, – расстроенно проговорила подруга. – Ну может, тебе стоит поискать что-то еще?

– Поищу, конечно, ну а пока буду тут махать тряпкой, – нарочито-бодро подмигнула я подруге. – Не беда, прорвемся.

В конце концов, это самая меньшая из всех моих печалей.

Кое-как у меня получилось уговорить Дину не вступаться за меня перед начальством. Если честно, то лишний раз мне и с Филипповым пересекаться не хотелось. Произвел он на меня, мягко говоря, не самое положительное впечатление. Сноб, каких еще поискать. Да и рассказывать Дине, что наши дети учатся в одном классе, мне тоже не хотелось. Не настолько доверительными у нас были отношения. А еще немного грела мысль, что занятость у меня будет частичная, и дневные часы я могу посвящать своим делам. Правда, и с работы буду возвращаться позже остальных. Но и это тоже не проблема. Куда как проблематичнее было поставить Стаса в известность, что я теперь работаю. Как ему сообщу, ума не прилагала. С другой стороны, я больше не обязана перед ним отчитываться, ведь так? Так может, ему вообще ничего не говорить? Пока…

По дороге домой я заехала на заправку. И тут я столкнулась с новой проблемой. На карте было недостаточно денег, и на бензин я кое-как наскребла наличкой. Обычно Стас с определенной периодичностью пополнял баланс на моей карте. Чаще, конечно, приходилось ему напоминать, но ничего особенного я в этом не видела. Работал в семье он один, соответственно, и зарабатывал тоже. Я же занималась домашним хозяйством.

А как мне быть теперь? Догадывалась, что ответит муж, когда я заикнусь о деньгах. Не сомневалась, что поставит он условие, что все как раньше, ни между нами, ни в нашей семье ничего не изменилось. Но нет – изменилось всё! И как раньше уже не будет.

Можно попробовать попросить аванс на работе в понедельник. Сомневалась, что прокатит, но попытаться же стоит. Ну а выходные как-нибудь перекантуюсь. Да и есть небольшая сумма дома – на хозяйственные расходы. Можно взять оттуда.

На остатки денег я купила продуктов и отправилась домой. Глеба еще не должно быть дома. Стас тоже на работе. Ну а меня ждет готовка, не могу же я не кормить сына.

На середине пути мне позвонила классная руководительница сына.

– Алёна Игоревна, не могли бы вы подъехать в гимназию?

– Опять? Подрался? – уже заранее расстроилась я.

– Нет. Глеба сегодня вообще не было на занятиях. И это уже не в первый раз. Вас приглашает к себе директор…

– Хорошо, сейчас приеду.

Предстоящий разговор с директриссой совсем не радовал. Женщина она не самая приятная в общении. И я догадывалась, что ничего хорошего от нее не услышу. Но сначала решила позвонить сыну.

– Мам, ты чего звонишь? У меня урок…

– Правда, что ли? Значит, Марина Николаевна обманула меня, что тебя не было сегодня в гимназии? Глеб, ты где? – вложила я в голос всю строгость.

Повисла пауза – наверное, придумывает, что можно соврать. Но что бы он ни сказал, утверждать, что на уроке, больше точно не сможет.

– Мам, так надо было…

– Сегодня. А в другие дни тебя тоже отвлекли от уроков какие-то срочные и важные дела?

– Мам, давай дома обо всем поговорим?

– Хорошо! Жду тебя дома, и разговор у нас будет серьезный, – вздохнула я и отключилась.

Ирина Васильевна встретила меня с поистине каменным лицом, как будто я даже не достойна была вести с ней диалог. Однако, она кивнула мне на стул. Ну слава богу, не заставила стоять перед ней навытяжку.

– Алёна Игоревна, учебный год начался совсем недавно, а у вашего сына уже накопилось много пропусков. Учителя на него жалуются. В школе по его инициативе происходят драки. Он грубит, ругается матом! – сделала она акцент на последней фразе. – Хочу вас предупредить, что если в течение недели ситуация не изменится, если ваш сын не возьмется за ум, то я буду ставить вопрос ребром.

– Это как? – поинтересовалась я.

– Об исключении его из гимназии. Вы же понимаете, что в нашем учебном заведении слабым ученикам не место.

– А вы понимаете, что у него переходный возраст? – подалась я вперед. – И что исключение из гимназии вряд ли повлечет за собой изменения к лучшему?

Я говорила так, но совсем не была в этом уверена. Да и если нам с Глебом придется съехать на съемное жилье, то вопрос с его обучением отпадет сам собой. Я просто не смогу платить за гимназию, а Стас вряд ли захочет это делать.

– И всё же это лучше, чем стоять на учете в детской комнате полиции, – хмыкнула Ирина Васильевна.

Я испугалась – о такой вероятности даже не подумала.

– Я поговорю с сыном, – пообещала я директриссе.

– Уж будьте добры, – снисходительно напутствовала меня она.

Настроение было испорчено окончательно. И как мне разговаривать с сыном? Какими словами, чтобы достучаться до его разума? А еще я понимала, что не просто так Глеб прогуливает уроки. Должна быть какая-то причина. Но какая? Если спрошу прямо, вряд ли ответит. Но попытаться, все же, стоит.

Глава 14

Я прикидывала, как платить за учебу Глеба, и вдруг поняла – сын не шутил. Он скорее всего и правда останется с отцом. Стас не станет его контролировать, как я. А что еще нужно подростку? Папа денег даст, купит все, что сын попросит, лишь бы не приставал и не мешал.

Предстоял серьезный разговор с Глебом. Для меня сейчас это намного важнее, чем выяснение отношений с мужем. Что их выяснять? И так все ясно…

Глеб пришел после обеда. В то время, когда всегда возвращается из школы. Как ни в чем не бывало сел за стол. Я дождалась, пока он поест. А то может вспылить, выскочить из-за стола и остаться голодным.

– Так что же у тебя случилось? – осторожно спросила я, убирая со стола. – Меня вызывали к директору. Она была очень недовольна. Наговорила массу неприятных вещей, сказала, ты ругаешься матом. Пообещала отчислить тебя из гимназии.

– Пусть отчисляет, – пожал плечами Глеб.

– И куда же ты пойдешь учиться? – спросила сына.

– Никуда не пойду. Буду в интернете зарабатывать. Есть много вариантов. Да хоть блоги вести. Там вообще все просто.