Любовь на осколках измены, стр. 11

– Блоги – это хорошо. Но это не профессия. Всю жизнь этим заниматься не будешь, – попыталась урезонить я сына.

– Да ладно, многие на этом такие деньги имеют, что не каждый айтишник заработает, – отмахнулся сын. – Не получится, еще что-нибудь придумаю. И меня еще не отчислили, – усмехнулся он. – Им это тоже невыгодно. Вы же за меня платите.

Логично, тут не поспоришь. Деньги мы за гимназию отдаем поистине бешеные. И очередь туда из желающих поступить не стоит. Берут всех без разбора. Лишь бы платили вовремя.

Гимназия хорошая, учителя сильные. Но во главе угла все равно стоят деньги.

– Вот Славка Мартинович вытащил деньги у Катьки, и что? Никто на него в полицию не жаловался. Родителей вызвали к директрисе. Поругались. Вернули Кате деньги, все замяли. А он дурак дураком. Не учится, в гимназию ходит через раз, – успокоил меня сын.

– Я же не такой.

– У твоего Славы отец соучредитель пивзавода, – напомнила я. – Он имеет вес в городе.

– Ну да. А у меня отец бизнесмен. И тоже не последний человек. Так что, не переживай, мама. Никто меня не отчислит, пока папа платит.

Удивительный подростковый цинизм. И прагматичность. Да, пока за учебу платят, никто Глеба не выгонит. Будут тянуть за уши.

– Но объясни мне, пожалуйста, почему ты так себя ведешь в гимназии? Я не буду тебя ругать, даю слово. Я просто хочу тебя понять, – коснулась я руки сына. Он ее не отдернул, но вытащил из-под моей ладони.

– Ты не поймешь, – посмотрел Глеб в сторону.

– Я попробую.

– Не получится. Я взрослый, а ты этого не видишь. Так что, не поймешь.

– Да, ты стал взрослым, – подросток он еще, до взрослого далеко. Но спорить с сыном сейчас не надо. – Так и давай поговорим как два взрослых человека.

– Ты не мужчина, – Глеб опустил голову и уставился себе на коленки.

– И что? По-твоему, мужчина сильно отличается от женщины?

Таких удивленных глаз я никогда не видела у сына.

– Ты серьезно? Или думаешь, я совсем ребенок?

Вот как с ним разговаривать?

– Физиологически да, мы разные, – поспешно заверила я сына. – Но голова у всех работает одинаково. Почти одинаково. Взрослые люди умеют слушать друг друга, и умеют объяснить свои проблемы. Вот и объясни мне.

По-хорошему, с Глебом надо поговорить Стасу. Но он в лучшем случае наорет на сына.

Стас такой раздражительный, если не сказать злой в последнее время. Понятное дело – неприятно, когда жена узнала о наличии любовницы. Это вносит в его размеренную жизнь дискомфорт.

– Это из-за Лены Завьяловой? – предположила я.

– Да, – сказал, как отрезал Глеб. – И тут мне советы не нужны.

– Ладно. Не буду давать их тебе, – согласилась я. – Но пытаться обратить на себя внимание Одноклассницы, прогуливая уроки, ругаясь матом и устраивая бои за ее внимание, не лучшее решение проблемы.

– А что же мне цветы ей дарить, что ли? Димка Филиппов подарил. И выставил себя дураком. Ленка их в мусорку выкинула, посмеялась и подругам рассказала.

– Ты считаешь, она поступила правильно?

– Она гордая.

– Я бы назвала это по-другому.

– Как? Решительная?

– Нет. Но не стану тебе говорить. Ты же меня не послушаешь, обидишься.

– Я не обижаюсь, – надулся сын. – Меня обидеть трудно.

– Тогда я бы назвала это обычным хамством. Не нравится Дима и его цветы – откажись от них. Это в моем понимании гордость. А выкидывать и смеяться над парнем – глупый и жестокий поступок.

– Нет, Лена просто независимая.

– Я сказала свое мнение. А ты сам решай, кто прав, – давить на сына не стоит. Сейчас хоть как-то, но разговор идет.

– Вообще-то мне тоже не понравилось, что она цветы выкинула. Как-то неприятно было. Я ей тоже хотел цветы подарить. Теперь вот думаю, надо или нет? Наверное, она и мои цветы выкинет.

– Как женщина, могу тебе сказать – Лене льстит ваше внимание и то, что вы за нее соперничаете. Ей это наверняка приятно и поднимает статус в глазах подруг.

– Наверное, – задумался Глеб. – И что мне делать?

– Я не знаю характера Лены. Не знаю, дружите вы или нет? Как она к тебе относится? Так Что, и совет дать не смогу. Главное, не делать глупостей. Подумай, что ты хочешь. И потом подумай, надо тебе это или нет. Может, найдешь другое решение. Я бы все-таки на твоем месте сходила к психологу. Не хочешь к школьному – найди сам в интернете. Я тебя запишу к нему. Ничего особенного в посещении психолога нет. Он поможет разобраться в себе. Если один не понравится, можно сходить к другому, – давить на Глеба нельзя.

Ругаться бесполезно. Так что, осталось только набраться терпения и потихоньку пытаться растопить лед, возникший между нами.

– А ты ходила хоть раз к психологу?

– Нет, – качнула я головой. – Но схожу. Мне это очень надо. У нас с твоим отцом сложный период.

– Да ничего сложного. Папа просто нашел себе другую. Вот и все, – Глеб поднялся. – Я подумаю над тем, что ты сказала, – важно произнес он.

Вот так. Сын считает себе взрослым. А на самом деле он всего лишь подросток, влюбившийся в первый раз. Первая любовь проходит быстро, ран на сердце не оставляет.

Главное, не наломать сгоряча дров. Ни Глебу, ни мне.

Глава 15

Стас вернулся поздно. На часах уже было два ночи. Да и я не спала только потому, что захотела пить и вышла на кухню. И в это время как раз хлопнула дверь.

Может поговорить с ним сейчас, раз уж подвернулась такая возможность? Я продолжала размышлять, а надо ли, когда Стас вошел в кухню.

– Чего не спишь? – равнодушно поинтересовался он, открывая холодильник и доставая молоко.

Тут же отпил прямо из бутылки, как любил делать. И сколько я с ним ругалась, просила наливать себе в стакан… А сейчас мне было все равно.

– Пить захотела, – ответила я.

– А-а-а… – протянул он и собрался выйти из кухни.

– Стас, – позвала я.

– Ну чего? – в легком раздражении повернулся он.

Я поняла, что он нетрезв. Не самый удачный момент для разговора, конечно. С другой стороны, алкоголь делал Стаса менее агрессивным, добрее, что ли.

– Можем мы поговорить?

– Сейчас? – усмехнулся он. – А ничего, что ночь?

– Я ждала тебя весь вечер… чтобы поговорить.

– Ну извини, что я не телепат. Могла бы позвонить, – пожал он плечами.

Действительно – могла бы. Только, вот беда, у меня даже мысли такой не возникло. Да и ближе к двенадцати я вообще стала сомневаться, что он появится дома.

– Ну что там у тебя? – со вздохом вернулся он в кухню и опустился на стул. – Давай только не затягивай, дико хочется спать.

– Речь пойдет о Глебе…

– А что с ним?

Я пересказала ему разговор с директриссой.

– Ты же понимаешь, что это не пустые угрозы? – ждала я реакции мужа.

– Брось, – махнул он рукой. – Всё это… буря в стакане. Я плачу, а они терпят и учат. Расклад такой.

– Они и терпели, – кивнула я, понимая, что отчасти он прав. – Но до бесконечности они терпеть не будут даже за деньги.

– Ну так поговори с ним. От меня-то ты что хочешь?

Все-таки он разозлился. И готово был на этом закончить разговор. Но я же еще не сказала самого главного.

– Я пыталась, – торопливо проговорила я, пока он не ушел. – Сегодня. Но мы с сыном… говорим на разных языках. Он мальчик и меня не понимает.

– А меня, значит, поймет? – усмехнулся Стас.

– Во всяком случае, попробовать стоит. И, Стас… там замешана девочка. Кажется, Глеб влюблен.

– Ого! – хохотнул муж. – Не рановато? Хотя… я первый раз влюбился еще в саду, кажется. Что за девочка?

– Лена Завьялова. Его одноклассница.

– Не знаю такую.

Меня так и подмывало спросить, а кого вообще он знает из одноклассников сына? Он и на собрания не ходит. Все вопросы в гимназии решаю я.

– Симпатичная, хоть? – с улыбкой смотрел на меня муж.

Весело ему. Не понимает он, что всё и начинается с малого.

– Так ты поговоришь с Глебом? – вернулась я к главному.