Каникулы на халяву или реалити-шоу для Дурака, стр. 3

Программист тяжело выдохнул: не дело любоваться первой встреченной проводницей, завоевывать надо. Прилипшая словно банный лист Шаулина не отставала, она семенила за ним следом на высоченных шпильках своих босоножек и все время причитала:

– Не успел устроиться на работу, как сразу домой поехал.

– Юля, отстань! - отмахнулся от нее Иван, словно от назойливой мухи. - Мне гражданство российское оформить надо? Надо! Вот документы собирать еду! Все будет нормально, дорогая. Или тебе муж-иностранец нужен?

Он развернулся на каблуках и неожиданно поцеловал Шаулину в нос. В первый, и, как он надеялся, в последний раз в жизни.

– От иностранца не отказалась бы, но тебе все равно гражданство надо…

Хорошо прикрытие. Но хищник вышел на охоту. Программист поставил перед собой практически невыполнимую задачу - за те три дня, что он ездит в Белоруссию, найти ту, которая согласится стать его женой. О, как хорошо он смог скрыть от ведьмы свои намерения. Казалось, она ничего не заподозрила! Все шло по плану.

И если Ивану удастся обмануть дочку начальника, то он себе виртуальный орден презентует, потому что за пять лет знакомства с этой, с позволения сказать, гарпией, от нее скрыть не получалось ничего. 'Как жаль, что у Шаулина родилась дочь, а не сын!' - с сожалением подумал программист.

К несчастью, в вагон рыжей проводницы все билеты были раскуплены, но отступать некуда, пришлось Дураку ехать в соседнем купейном, который обслуживали две тетки предпенсионного возраста. Естественно, ни одну из них программист в жены брать не захотел, зато из разговоров этих барышень он много чего узнал из жизни рыжей девчушки, работавшей в соседнем вагоне: незамужняя, всего на два года его, Дурака, старше, не гулящая, отвественная и добрая, да еще и хозяйственная. Удача так удача! Это же идеальная невеста!

И программист решил наведаться в вагон к избраннице…

Это в мыслях все мы смелые да Дон-Жуаны. А как парнишка совершенно случайно столкнулся в узком коридоре с той, которую без ее на то ведома суженой назвал, так отскочил от нее на добрых два метра.

– Что с вами? - наклонив голову набок, спросила рыжая.

О! Она прекрасна, Наталья Подольская, любимая исполнительница Ивана Дурака, сошедшая со сцены и подрядившаяся работать в скором поезде 'Москва-Минск'. Жадный взгляд программиста скользил с упругой груди на тонкую талию, а дальше на длинные ноги, - и дар речи пропадал.

– В соседнем вагоне… - язык программиста вдруг закостенел и перестал двигаться, а щеки пылали так, будто парня лицом прислонили к титану с кипящей водой, -…вода в сортире закончилась. Руки пришел помыть… вот…

– Ну… мойте, - пожала плечами проводница, указывая на дверь туалета, которую пассажир только что миновал.

Делать было нечего, пришлось не только нагло врать (а ложь обычно всплывает в самый неподходящий момент), но и мыть руки с противной поездной пеной. Парень не закрыл двери, стоял в проходе и постоянно поглядывал на ехидно смотрящую на него проводницу.

'Ирина Семенова' гласила надпись на бэйджике.

– А вы за всеми так наблюдаете или только за мной? - сверкнув глазами, спросил, наконец, Иван Дурак.

– За ненормальными всегда приходится присматривать, - задрав нос кверху, заявила девушка тоном избалованной царицы.

И где только набралась, подумалось программисту. Он вытер руки и устроился в узком проходе напротив избранницы.

– Знаете, Ирина Семенова, - он не сводил взгляда с ее бэйджика на туго обтягивающей грудь шелковой блузке, - а давайте познакомимся.

– Так, я на работе! - фыркнула проводница, скрываясь в своем купе.

'Если я так дальше буду знакомиться, то придется мне жениться на Юле Шаулиной!' - понял простую истину Иван Дурак.

Ничего страшного, у него оставалось еще двадцать часов обратного пути, на котором он обязательно покорит сердце непреклонной проводницы.

На последнем этаже элитной многоэтажки в полутемных окнах квартиры мерцали неясные блики. Там за столом, устеленным красным сукном, сидела девушка в белом банном халате. Её короткие черные волосы переливались при свече то красным, то оранжевым блеском. На фоне неестественно бледного лица не по-доброму сверкали ее большие чёрные глаза.

Легким движением руки она открыла ящик стола и извлекла из-под кипы черновиков колоду египетских таро. Юля давно мечтала о подобной колоде и несказанно обрадовалась, когда увидела ее на витринах ларька 'Черная Кошка', что на Белорусском вокзале. Невысокая продавщица называла себя именем египетской богини Бастет, а продаваемые карты выдавала за копию древней Книги Судеб.

– Что же, Ванечка, - чуть шевеля губами, пробормотала гадалка и положила в центр стола Короля мечей, карту, символизирующую возлюбленного. - Погадаем и приворотим. И никуда ты от меня больше не денешься!

Ворожба девушки сильно походила на пушкинское: 'Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?' За тем малым исключением, что гадала колдунья на любовь милого ее сердцу человека. Она то и дело радостно восклицала, когда выпадала желанная карта, и обиженно дула губки на неугодившие ей 'линии судьбы'. Не воодушевляли ведьму результаты. По раскладу выходило чёрт знает что! Даже такая опытная гадалка, какой была наша героиня, не могла логично склеить воедино выпавшие 'дальнее путешествие', 'новый дом', 'карьера' и 'правительственный заговор' по отношению к объекту гадания. По ходу дела получалось, что Иван ни с того ни с сего бросит в Москве учёбу и без ума влюбленную в него девушку, лишь бы отправиться куда-нибудь в Австралию, купить дом, сделать карьеру на пустом месте, а заодно, как бы шутки ради, предотвратить правительственный заговор овец против кенгуру или наоборот, ибо в Австралии ничего иного и не светит!

Но в самом конце гадания девушка отпрянула от стола с воплем:

– Сволочной программист! Обмануть меня вздумал!

На сердце 'белокурого мужчины' легла королева жезлов [2]: женщина, конкурентка. Карты не врут, ой, не врут.

Скорый поезд 'Минск-Москва' стрелой мчался в столицу. В четвертом купе тринадцатого вагона высокий блондин, не подозревающий о том, какие страсти разыгрались вокруг его персоны в столице, обнимал за тонкую талию очаровательную проводницу.

– Вы меня поражаете, Дурак! - улыбалась она. - Ну зачем вам нужна какая-то задрипанная стерва?

Он лукаво посмотрел на смеющуюся девушку. Да, фамилия у него была очень неприглядной - Дурак. Всю свою сознательную жизнь Иван Иванович стремился не сделать ее говорящей. А еще и происхождение… он бы собственноручно придушил автора фразы, ставшей чуть ли не хитом в современном интернете: 'В Бобруйск, животное!'

– А я, - улыбнулся парень, - мазохист! Вы мне, Ирина Андреевна Семёнова, с первого взгляда понравились. Да не бойся, я не извращенец.

'Просто мне позарез надо жениться', - продолжил про себя парень. Он мигом перешел на 'ты', потому что с невестами на официально-деловом не разговаривают.

Странная эта проводница: человек ей руку и сердце на полном серьезе предлагает, а она нос воротит. Если будет все время так себя вести, в девках навеки останется. Не княжна она и не царица, чтоб женихов словно из каталога выбирать, да и времена сейчас не те. Ему-то, Ивану, холостяцкая жизнь при любом раскладе не светит, и хозяйку пора бы в дом привести. В дом, которого у него пока нет, но с зарплатами в 'Отделе странных явлений' московская квартира становилась вопросом не очень долгого времени.

Рыжая проводница картинно удивилась, насупив брови и тряхнув густыми прямыми волосами:

– Но и на нормального ты мало похож! - фыркнула девушка.

– Ирочка, ну где ты видела нормального хакера? - развел руками Иван, подливая в стаканы абрикосовый сок. - Я просто специалист по компьютерной безопасности, которому позарез нужна верная супруга, а тебя коллеги из соседнего вагона мне очень рекомендовали! Я не пью, не курю, что, как многие считают, является неотъемлемыми чертами любого программиста. И даже бреюсь по утрам!