Каникулы на халяву или реалити-шоу для Дурака, стр. 75

– В Бобруйске, животное, - не поняв юмора, пожал плечами Кирилл, - вчера приехал и заперся… пьянку устроил, карнавал без повода… как погляжу. Только вы это… ребята… расскажите, как вы так дверь закрыли, что я два ключа сломал? И куда Юльку дели!

– Съемка окончена! - радостно крикнул Себек. - Поднимайте.

Покровитель фараонов висел на канатной веревке на уровне шестого этажа и в окно снимал последнюю сцену реалити-шоу. Два беса подтянули веревку, и когда крокодильчик ступил на крышу общежития, к нему подошла богиня-кошка. Бастет спрятала мохнатый микрофон в сумочку и мило мяукнула:

– Не знаю, как вам, мяу, а мне так жаль, что шоу закончилось! Еще бы парочку серий…

Финальные титры

У нас вся жизнь - одна сплошная аномалия!

(А.В. Шаулин, начальник ОСЯ)

 Москва, начало июля 2006 года

Бастет откинулась на спинку кресла, довольно рассматривая рейтинги показанного реалити-шоу. В плеере циклически играла красивая песня.

Гляжу в озера синие,
В полях ромашки рву,
Зову тебя Росииею,
Единственной зову,
Спроси, переспроси меня,
Милее нет земли,
Меня звесь русским именем
Когда-то нарекли…
Красу твою не старили
Ни годы, ни беда
Иванами да Марьями
Гордилась ты всегда
Не все вернулись соколы,
Кто жив, а кто убит,
Но слава их высокая
Тебе принадлежит… [46]

– Довольна? - спросил ее сидящий рядом Себек, раскуривая большую сигару. - Анубис уничтожил всех членов экспедиции мистера Картера только потому, что ты им показалась на глаза с черновиками Ивана.

Богиня-кошка окинула его недовольным взглядом. Эту тему боги уже не один день активно обсуждали в своем новом офисе на территории телестудии. Люди, которые совершенно случайно увидели странные документы, неизвестным образом появившиеся в древней гробнице, поплатились за это самым дорогим, что у них было - жизнями. Хотя бог смерти Анубис, а ныне собственник Ваганьковского кладбища, безапелляционно утверждал, что одновременно изменить воспоминания такой толпы ни одно из четырехмерных существ было не в силах. И только Бастет гордилась тем, что смогла уберечь мистера Картера от проклятий своего коллеги. Зато сколько пришлось внести заблуждений в современную египтологию. Жаль, что божественного вклада в науку никто, кроме четырехмерных существ не оценит: эти выведенные из строя томографы, тайком сломанные кости мумии, фальшивые анализы ДНК… Сколько сил потребовалось, чтобы объяснить все несостыковки.

– Ничего, Баст, это ради спокойствия в мире, - успокаивал ее Себек, - нам еще удалось отделаться малой кровью. О, а наша поделка пришлась по душе не одному поколению ученых - столько противоречивой информации не насобирали больше ни про одного фараона.

– Мяу, - радовалась Богиня веселья. - Мир спасен. Мой любимчик Тутен - тоже, и не важно, что мумия стала занятной игрушкой для египтологов. Локи стер у сестры воспоминания о том, что наговорил о своей персоне, Шаулина Юлька заняла свое место в истории и нашла свою любовь, что еще для счастья надо?

Бастет зашла в интернет и открыла несколько фанатских сайтов. Мелкие божки и сказочные существа постарались на славу! Ее коллега-оператор разглядывал любительские рисунки, читал альтернативные сценарии и все прочее.

– Кхе-кхе, простите, - оторвал сладкую парочку богов от радостных мыслей сиплый старческий голос.

Богиня-кошка подняла взгляд на сгорбленную старушку с большой метлой.

– Баба Яга к Вашим услугам, уважаемая, живу я неподалеку от Потьмы, восемь часов отсюда на поезде и полсуток - если в ступе, - представилась она, стукнув посохом по земле. - И я, и мои друзья - фанаты вашего замечательного шоу.

– Отлично! - развел руками Себек, в то время как Бастет смущенно прикрыла рукой кошачью мордочку.

Яга, заметив смущение журналистки, немного выждала, а затем продолжила.

– У меня к вам, уважаемая, есть одно выгодное предложение.

Бастет навострила уши, и кошачьи глаза загорелись энтузиазмом.

– Есть у нас в Лесоморье Кощей один, Бессмертный, негодяй такой. Так вот, дебоширит он в детском лагере! Вожатых ворует. Хотя дети от него без ума…

– Это вам в 'Ералаш' обращаться надо, а не на 'Бен-Бен-TV', - закуривая очередную сигару, возразил крокодильчик.

Покровитель фараонов встал из-за стола и подошел к Яге:

– Или вы хотите, чтобы мы шоу засняли про Кощея?

– В яблочко, крокодил!

Баба Яга уселась в кресло-вертушку напротив Бастет и взяла журналистку за руку.

– Знаете, какой высокий рейтинг будет у этой передачи? Я спонсирую! Ну, так что, согласны?

В кабинете Антона Викторовича Шаулина раздался телефонный звонок. Не допив черный кофе, начальник 'Отдела странных явлений' снял трубку.

– Антон Викторович? - поинтересовался ласковый женский голос.

– Да, с кем имею честь разговаривать?

– Баст, журналистка 'Бен-Бен-TV'. Знаете, у меня есть для вас секретная информация. В Потьме, что в Мордовии…

И Бастет рассказала все, что ей только что поведала ей Баба Яга, не касаясь сказочных подробностей.

– Ну и что? - равнодушно спросил Шаулин.

– А то! Мне нужны ваши агенты, - отчеканила Бастет. - А еще мне в налоговой про вас и ваш бизнес образца 1993 года сказали, что…

Богиня прекрасно знала, как можно легко надавить на Шаулина.

– Шантажируете? - негодовал он.

– Пожалуй!

– Кстати, а исчезновение моей дочери не ваших рук дело, уважаемая папарацци?

– Возможно! - Бастет нравилось играть с людьми.

Иван стоял на балконе и держал за руки любимую.

– Ира, прости меня.

– За что?

– За то, что заставил тебя страдать, - потупив взгляд, сказал он. - Ты не достойна быть той мерзкой гадкой противной интриганкой как Меритатон, потому что ты… лучшая…

Она, недоумевая, смотрела на Ивана.

– Ты мне это уже тысячу раз говорил.

– Скажу в тысяча первый, и еще…

Парень опустил руку в карман и достал оттуда красную бархатную коробочку.

Телефонный звонок не дал договорить. Девушка понимающе посмотрела на Ивана, доставшего из-за пазухи мобильник.

– Начальство, - грустно констатировал он, нажимая на ответ.

С каждой фразой, сказанной по телефону, он становился все грустнее и грустнее.

– Вань, ты что? - спросила Ира, когда он положил трубку.

Иван, засунув руки в карманы, прошел в комнату, не обращая на девушку, держащую в руке его подарок, никакого внимания.

– Так что? - не унималась она.

Он в ответ лишь помотал головой, надел кроссовки и, открывая дверь, обернулся к стоящей посреди комнаты проводнице. Она, прижимая к груди руки, полными слез глазами уставилась на Ивана.

– Невесте агента придется запастись железным терпением.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…