Лич на стажировке. Часть 2 (СИ), стр. 37

В голосе подселенца послышалась улыбка. Не издевательская ухмылка, как обычно, а вполне себе одобрительная. Опять показалось, наверное. Я направилась к волшебнице.

— Не показалось, ты действительно молодец. И заодно продемонстрировала, что на эмоциях колдуешь куда лучше, чем в спокойном состоянии. По крайней мере — мощнее, так уж точно.

— Эм-м-м… Спасибо.

— Но в этой силе кроется и слабость. Ты можешь потерять контроль над собой. Для лича это опасно.

— Рассыплюсь?

— Не только.

— А что тогда?

— Ты можешь банально отвлечься и вылезти вперед. А лишние контакты, сама понимаешь…

— Да, думаю, я поняла. Хотя я вроде бы потихоньку учусь держаться на расстоянии.

— Эмоции могут захлестнуть тебя, — либо мне показалось, либо в голосе Альда проскользнули печальные нотки, — и тогда все обучение пойдет прахом, так как разум просто отключится. По крайней мере те из навыков и привычек, которые не успеют к тому моменту стать частью твоего характера.

— Как занудство в твоем случае? — ехидно поинтересовалась я.

— Вот почему каждый раз, когда мне кажется, что ты берешься за ум, я вскоре понимаю, что ошибся?.. — подселенец вздохнул и тут же добавил: — Можешь не отвечать, ничего нового ты мне все равно не сообщишь.

— Что делать с Линс? — состояние волшебницы мне показалось куда более животрепещущей темой, чем очередное обсуждение моих недостатков.

— Попробуй поделиться силой… В этот раз ты довольно быстро восстановилась, все-таки неделя отдыха пошла на пользу.

Ну да, отдыха. На протяжении всего того периода Альд заставлял меня медитировать по десятку часов подряд. Не то чтобы мне это не нравилось — как минимум, потому, что во время медитации его голос не звучал в моей голове — но можно было придумать занятия и поинтереснее.

— Линс, как ты? — я опустилась на колени рядом с сидевшей на земле волшебницей.

— Жить буду, — она с трудом сфокусировала на мне взгляд и улыбнулась уголком рта. — Помоги развязать…

Неловким движением девушка указала на сумку у себя на поясе, и я потратила примерно полминуты на борьбу со сложными узелками. Внутри обнаружилось несколько закупоренных пузырьков с эликсирами.

— И?..

— Достань синий.

Под это определение подпадали две склянки. Одна была из темно-синего стекла, а во второй плескалась насыщенно-голубая жидкость. На всякий случай я достала обе.

— Это или это?

Волшебница указала взглядом на склянку из синего стекла. Отправив второй пузырек обратно в сумку, я с трудом отковырнула плотно притертую пробку. Из открытого горлышка потянулся зеленоватый дымок. Линс протянула руку, я отдала склянку. Одним глотком девушка опустошила пузырек и вздрогнула, поморщившись.

— Уже и подзабыла, какая это дрянь, — неожиданно сипло, но уже куда бодрее произнесла она.

— А что это?

— Восстанавливающий эликсир, — последовал очевидный ответ. — С небольшими авторскими дополнениями, — Линс устало улыбнулась. — Поэтому быстро действует. Потом мне будет худо, конечно, но… Это будет потом.

С этими словами волшебница довольно-таки резво поднялась на ноги и, взяв у меня пробку, закупорила склянку и вернула ее обратно в сумку.

— Ну что, пойдем дальше? Думаю, после твоей магии нежить в округе нескоро заведется.

Я щелкнула челюстью и издала шипение, заменявшее мне смех. Действительно, хорошее заклинание. Аж самой понравилось. Поднявшись в воздух, я попыталась оценить свое состояние. Есть некоторая усталость, но не настолько большая, насколько могла бы быть… Неужели действительно медитации дают такой эффект? Вот почему, чтобы узнать о них, мне пришлось умереть и обзавестись говорливым подселенцем?

— Этот вопрос меня тоже беспокоит. Куда смотрели твои наставники… — буркнул Альд. — У тебя неплохой потенциал, который не помогли раскрыть при жизни. В посмертии сделать это будет куда сложнее.

— Кажется, ты что-то подобное уже говорил.

— Лишний раз напомнить не помешает. Чтобы такие малые успехи не лишали тебя адекватного восприятия своих возможностей.

— Малые… По сравнению с моими прежними возможностями — это ого-го какой рост!

Мое настроение неожиданно оказалось настолько хорошим, что я даже решила не обижаться на очередную колкость. Заметив, что волшебница выжидающе смотрит на меня, я поднялась в воздух и с готовностью последовала за ней — направлялись мы, ожидаемо, по дороге к порталу. Впереди уже маячили кусты.

— Не спорю. Но это не отменяет безответственности твоих наставников.

— Учитывая то, что они в принципе не обязаны были мной заниматься… И на том спасибо.

— Пожалуйста, — невозмутимо ответил подселенец. Зануда.

— Кстати, раз речь зашла о моем потенциале… Что значит — неплохой? Ну, какой мой предел возможностей по твоему мнению.

— Если я попытаюсь описать его тебе так, как его ощущаю, ты все равно не поймешь.

— А как насчет попытаться описать его так, чтобы я все-таки поняла? До этого же тебе удавалось объяснять мне сложные вещи простыми словами…

— Если это была попытка мне польстить, то придется тебя разочаровать — ничего сложного я тебе пока что не объяснял.

— Ладно, спрошу проще, — вздохнула я, — как думаешь, если бы я прошла положенное обучение, прожила много лет и сознательно подошла к обретению посмертия… Я смогла бы стать личем вот так, как… ты?

— Очень много условий, но если допустить, что все они были бы выполнены должным образом… — задумчиво протянул Альд. — Думаю, да, смогла бы. По крайней мере, у тебя были бы неплохие шансы на это. Не говоря уже о том, что для окружающих это стало бы куда более безопасным вариантом, потому как мертварь из тебя…

И тут мне вспомнилась недавняя противница. И ее заклинание. Поэтому окончание фразы подселенца я не расслышала, но вполне догадывалась о его смысле — кто бы сомневался, что на пике могущества мне удалось бы стать вполне себе зловредным мертварем. Или мертварью, смотря на каком смысле акцентировать внимание, да. Альд же тем временем возобновлять диалог не спешил. Ладно.

— Линс, тебе та девушка не была знакома? — осторожно поинтересовалась я. — Ну, мертварь…

Волшебница ненадолго задумалась.

— Не-а, — наконец, ответила она. — Вообще не знакома. Такую… талантливую барышню я бы запомнила.

На границе с началом кустарника девушка остановилась и прислушалась. Я же на всякий случай решила посмотреть ауры. Никого. Можно спокойно идти. Будто прочитав мои мысли, Линс сделала несколько шагов, но тут же остановилась.

— Да, Шиз… — волшебница закусила губу и принялась рыться в карманах. Немного нервно, как мне показалось. — Держи.

Вытянув из кармана что-то мелкое, она сжала этот предмет в руке и протянула мне. Я молча подставила скелетированную ладонь, на которую тут же упал кристалл телепортации. Благо, он был достаточно крупным, чтобы не провалиться между костями.

— Зачем? — недоуменно поинтересовалась я. Впрочем, это недоумение, как всегда, было лишь в моей голове. Вопрос прозвучал холодно и не слишком дружелюбно. — Мы можем…

— Думаю, тебе лучше отправиться на заставу.

— А ты?

— Какая ты недогадливая, — фыркнул подселенец.

— Караван в паре часов пути от другого стационарного портала. Я — к ним, — волшебница поджала губы. Похоже, другие варианты она для себя не рассматривала.

— Но мы можем телепортироваться вместе, а там использовать кристалл…

— Груз не пройдет.

— Без груза.

— Сразу видно, что ты плохо знаешь нашего зануду… — печально улыбнулась Линс.

— Кого?

— Милеха.

— Ну неужели нельзя никак его уговорить? Скрутить в конце концов! — в моем голосе зазвучали какие-то странные дребезжащие нотки. Ух ты, что-то новенькое. Впрочем, они слабо выражали даже малую часть клокотавшего во мне возмущения.

— На самом деле — он сильный некромант. И скрутить его будет довольно-таки сложно… — вздохнула волшебница. — Не говоря уже о том, что хоть в обычных условиях боец из него откровенно так себе, когда дело доходит до защиты имущества — его смелости даже Мэб завидует. Потому что неустойка для нашего зануды — страшнее каких-то там бледных тварей.