Лич на стажировке. Часть 2 (СИ), стр. 38

— Что за неустойка?

— А, ты еще не слышала о договоре, — понимающий кивок Линс совершенно не прояснил ситуацию.

— Похоже, что так.

— Между прочим, слышала, но без подробностей.

— В общем, для своих торговых нужд он берет тела… в аренду, скажем так. На полгода-год, когда как. И обязуется вернуть их родным не поврежденными для захоронения.

— Ага, то есть необходимость защищать этих… — я неопределенно махнула рукой, — арендодателей не является оправданием?

— Для военных целей селяне поставляют нам тела и так. Это — другое. По крайней мере, так говорит Милех.

— А что думает комендант по этому поводу?

— О, когда старик и зануда начинают в очередной раз спорить на эту тему, лучше не попадаться на глаза ни первому, ни второму, — Линс широко улыбнулась, но в следующую секунду улыбка ее стала печальной. — А так как часть дохода Милеха идет на содержание заставы, коменданту приходится считаться с его мнением.

— Так что теперь? Ты отправляешься к ним и?..

— Я отправляюсь к ним и помогаю прикрывать отход к стационарному порталу.

— И чем тогда тебе там помешаю я?

— Просто… — волшебница замялась и отвела взгляд. — Если вдруг… что-то пойдет не так — чтобы кто-то остался со стариком.

Повисло неловкое молчание.

— Все настолько плохо?

— Когда сработали сигнальные чары, то успели засечь примерно полтора десятка пауков, тройку мокриц, четыре сколопендры и одну химеру.

— Ай, как все плохо-то, — встревоженно пробормотал Альд. — Еще и химера…

Я пощелкала челюстью, не зная, что ответить. Полтора десятка пауков в моем представлении уже были неслабой проблемой, воспоминания об одной мокрице были еще свежи, а кто остальные — я и вовсе понятия не имела.

— Так что там я принесу больше… пользы, — протянула Линс. — Так или иначе.

Осознание того, что она понимает, что идет на практически верную смерть, пришибло меня печалью. А там еще и Мэб. И остальные, на которых мне в общем-то было плевать, но сам факт… Каким-то образом волшебница поняла, что я чувствую.

— На моей родине говорят, что двум смертям не бывать, а одной — не миновать, — тихо произнесла она, осторожно касаясь моей руки.

Удивительно, насколько разнилось мое восприятие ее прикосновения и того, как ко мне лез Килир.

— Но я вижу перед собой опровержение первой половины этой поговорки, — продолжила девушка. — Так что могу надеяться, что все пройдет не настолько плохо, и я снова опровергну вторую.

— Пусть Суртаз хранит тебя, — я заграбастала волшебницу в объятия.

На миг она замерла, но затем, неожиданно хихикнув, обняла меня в ответ.

— Ну, если ему это будет интересно, то я не против.

— Это, конечно, все мило, но время… — тревожно произнес подселенец. — Чем быстрее она отправится, тем…

— Тут Альд нудит, что тебе пора.

— Да, верно, — Линс вздохнула. — До встречи!

— До встречи…

Глядя вслед отправившейся по дороге волшебнице, я едва удержалась от того, чтобы начертать в воздухе священный символ Суртаза, как это недавно делал староста.

— Кажется, я тебе говорил, что Суртаз…

— А-а-альд…

— Что?

— У меня не настолько плохая память.

Подселенец фыркнул, но ничего не ответил. Линс уже скрылась за поворотом, а я до хруста сжала в кулаке кристалл телепортации, после чего бросила его перед собой.

— Кстати, у меня тут вопрос появился..

— Какой?

— Как ты выстоял против трех пауков?

— В моем распоряжении было много тел.

— И?..

— Они не давали тварям добраться до меня, пока я колдовал.

— Мда, а я уж думала, что ты расскажешь героическую историю противостояния с подробным описанием того, как ты проявлял чудеса ловкости и сосредоточенности… А оно вон как, все просто.

— Что значит, просто?

Не без удовольствия я отметила в голосе Альда нотки возмущения. Ишь ты, неужели задела?

— Ну… Закидал мясом.

— Посмотрел бы я на тебя, попытайся ты управлять одновременно тремя сотнями зомби и попутно метать проклятия в тварей, которых эта ситуация совсем не устраивает.

— Ты их тогда убил?

— Да, — уже спокойнее ответил подселенец.

— Выходит, у каравана вообще нет шансов. Если ты, такой великий и могучий, возился с тремя пауками полтора часа.

— Ты спрашивала о самой безумной вещи, которую я делал. Не о самой героической. Если бы задача состояла в их быстром убийстве — мне хватило бы минут пятнадцать. И уж тем более без всей этой мороки с зомби.

— Тогда… Зачем это все?

— Это… не важно. Глупость. Безумный поступок, как он есть.

— Зачем?.. — с нажимом повторила я вопрос. Мне почему-то остро захотелось узнать причину такого поступка.

— Портал открылся, — ехидно подсказал подселенец. — Давай-давай, он не будет ждать тебя вечно…

Телепортация прошла почти что гладко — я вылетела из искрящейся воронки и даже не подрагивала всеми костями. С учетом недавней нагрузки — удивительно. А хлопок закрывшегося портала показался мне неприлично громким на фоне царившего на заставе безмолвия.

— Интересно, где комендант?

— Если его нет на стене, то скорее всего он у себя. Где же ему еще быть?

— Ну мало ли. Может, он все-таки решил убиться и сам пошел помогать каравану.

— Да ну, глупость. Он не производит впечатление настолько безрассудного человека. А если говорить о помощи… Он может оказать ее и отсюда. И это будет куда эффективнее.

— Ты о чем?

— О системе защитных заклинаний за пределами крепости.

— Если ее успели тогда настроить.

— Думаю, если это не озаботило его в предыдущую относительно спокойную неделю, то, наверное, таки успели, — саркастически заметил подселенец. — Кстати, похоже, он уже готовится к подключению.

— К чему?

— А ты посмотри ауру и себе под ноги.

Медленно поворачиваясь на месте, я с невольным трепетом наблюдала, как моему магическому взгляду открылись переливающиеся всеми цветами радуги линии, скрытые под брусчаткой внутреннего двора. Одна беда — я понятия не имела, что значат эти печати. Или печать.

— Почему я их вижу? Я же не попадала в эти ловушки.

— Ну, условно — попадала. Ты же находилась в крепости во время их срабатывания. Но это и не ловушки на самом деле. Насколько я понимаю, сейчас комендант совершает ритуал подключения к защитной сети заклинаний. Начинает с центра — с заставы, а потом — дальше и дальше от нее.

— Как паук…

— Потому это и называют сетью. И в момент подключения, между прочим, она уязвима — любой может ее увидеть, если знает, куда и когда смотреть.

— Похоже, Линс была права, отослав меня сюда.

— А ты и не была прямо уж так против, как мне показалось. Впрочем, я считаю это редким случаем проблеска здравого смысла в твоей голове. И ты продолжишь поступать разумно, если сейчас направишься к коменданту. Ему определенно понадобится твоя помощь — не сейчас, так очень скоро.

Спорить было бессмысленно, как и продолжать торчать посреди двора. Хотя разноцветные линии под ногами выглядели завораживающе.

Входная дверь была закрыта, но не заперта. А вот вход в кабинет снова обескураживал, как в день моего появления здесь. Я осторожно постучала.

Ответ последовал не сразу. Точнее, его в принципе не последовало — на двери проявился серебристый узор, и она бесшумно приоткрылась сама. Испытывая странную неловкость от осознания того, что все происходит почти так же, как когда-то — совсем недавно — я толкнула створку.

Все то же небольшое помещение, а у дальней стены — все тот же массивный деревянный стол. Но у сидящего за ним мужчины прибавилось седины, а пронзительно-голубые глаза обозначались лишь узкой каймой радужек вокруг расширенных зрачков. Невидящий взгляд коменданта был устремлен куда-то сквозь меня. А я застыла, увидев его ауру — темно-фиолетовую, переходящую в мерцающее серебро к внешнему краю.

— Ну наконец-то… Красивая, правда?

— То есть… Ты уже видел это?

— Да. С самого начала.