Херши. Стрела пущенная твоей рукой (СИ), стр. 1

Алекс Кошкин

Херши

Стрела пущенная твоей рукой

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— А! Я баба! У меня есть сиськи! Сейчас пойду гулять! — раздалось в моей голове.

— Заткнись, Херши! — мне очень хотелось спать, а вежливость тем более не проснулась.

Голос в моей голове опять пытался нашептывать мне всякие гадости перед рассветом. Не знаю, на что он надеялся, но с такой тактикой его внушения точно не подействуют. И дело даже не в том, что его нельзя принять за мои мысли. Просто ну, как сказать, действовал он, что ли, слишком глупо и прямолинейно.

Ну, вот скажите, какая девушка даже спросонок может принять это за свои мысли?

Ну, может такие и есть, но точно не я. И поэтому Херши остается довольствоваться видами меня в душе, а не жестким порно, как он надеялся.

И ведь этот подселенный учителем дух — даже не мужчина! Все духи бесплотны и бесполы. Размножаются они как-то спорами от Великой Тьмы, как кораллы. Характер духа сильно испортился уже вследствие влияния учеников старших классов. Учитель говорил, что Херши был чьей-то дипломной работой. Это чудо, что такой дух нашелся в школе. Без него я бы и за пару лет не освоила местный язык и письмо. А так Херши делился со мной своей памятью, и я могла читать и писать как на родном. Вот только побочные эффекты.

— Ла — ла — ла — ла! — Херши не унимался и мстил как мог, распевая песенку в моей голове. Пришлось вставать.

Вместе с пробуждением пришел холод. Тонкое войлочное одеяло больше кололось, чем грело. Я тихо, чтобы не разбудить остальных, встала с кровати. Место на нижнем ярусе досталось мне в честной драке. И пусть в нашем углу у входа собрались самые слабые в магии целительницы, я хотя бы могла дать в глаз, а не только вцепиться в волосы.

Волосы я отрезала еще в первую неделю попадания в школу. Та неделя была знакомством с адом. Экскурсией по всем его достопримечательностям с погружением в среду, так сказать. Если бы не учитель, не знаю, что со мной бы стало.

Пройдя мимо рядов двухъярусных кроватей, я как была в сорочке, нырнула в коридор. Остальные девочки еще спали. Нас таких первокурсниц-лекарок было больше сорока в комнате. Вот более старшие уже спешили в душ вместе со мной.

Камень замка холодил ноги, но купить тапочки мне было не на что. Мизерная стипендия уходила на более необходимое. Те же теплые вещи. Отнимать у других как-то не хотелось. Мы все, кто собрался в этой школе, были нищими. А многие, как я, не имели ничего, а порой приходилось даже жить в долг. И нравы были соответствующие. Так что я, как и многие, честно перекупала старые вещи у девушек со старших курсов. Их стипендия, кстати, была чуть выше.

Каменный коридор вывел в душевую пристройку к замку. Маги воды, получившие взыскание, уже позаботились о том, чтобы наполнить бочки. Зачерпнула ведро и пошла к свободной скамейке.

Нагреть воду получалось только в шайке, по литру за раз. Магия — не мой конек, как говорил учитель. Так что помывка была долгой.

Ведро ледяной воды на голову вылилось в самый ожидаемый момент — пока я вся, с ног до головы, стояла в мыле.

— Еще раз посмотришь на моего парня, и я твою смазливую рожу подпорчу.

Я не ответила, пряча взгляд. Чесать языком с магом огня в моем положении опасно.

— Оставь это, лекарка. Вик на таких даже не взглянет, — подружки задерживаться на разборку не хотели.

— Если ты ему уступишь, то можешь попрощаться с жизнью, дрянь.

Ага, будто не уступить — это так легко. Половину девочек с небоевых направлений уже успели изнасиловать.

Огнивичика молча развернулась и ушла со своими. А я, порадовавшись, что греть воду на смыв мыла не надо, занялась сорочкой. Ее надо успеть выстирать и высушить.

Я попала в этот мир полной дурой. Мне тогда стукнуло восемнадцать. Старый маг в дорогой одежде, занимавшийся моим перемещением сюда, объяснил, что в их мире маги рождаются редко, и поэтому они похитили меня. Нас, таких похищенных, был полный зал. Высокий, с колоннами и позолотой. Кругом горели магические светильники, а на стенах висели картины прекрасного мира с единирогами и бабочками.

Уже потом, при проверке способностей, оказалось, что я очень слабый целитель. Мне грозило попасть в обычную, почти немагическую школу, где учат слуг, способных носить амулеты. Но учитель пожалел, и взял меня в школу, где работал сам. Он очень сильный маг тьмы, но за какие-то малозначимые по меркам самого тёмного прегрешения перед короной, его сослали в школу для самых слабых. Для таких, как я. Но это была все же школа магии! Не слуг! И мое положение в мире все равно будет несказанно лучше большинства. Нам это часто повторяли.

Волшебный мир обернулся кошмаром. Средневековье в его пышной форме цвело черной розочкой. Безграмотные крестьяне и почти безграмотная знать. Никаких тебе удобств. Мизерная стипендия и очень высокие цены. Тут вещи и деньги — редкость. Даже дети из благородных не избалованны в этом плане. Меч и тот мог достаться от старшего брата, или деда, одежда — только с рынка. Но знати у нас было не так много. И все они жили отдельно.

В комнату я вернулась как раз вовремя. Комендантша уже шла по коридору, стуча палкой по стенам, и орала: «Подъем!» Проскочив мимо, юркнула к себе. Девочки нехотя просыпались.

— А ну вставайте, ленивый свиньи! Нечего бока отлеживать.

Вот и новый день в аду! Но местные считали порядки, царившие в школе, обычными. Многим тут было лучше, чем дома. А уж диплом мага, позволявший стать на одну ступень с высокородными, в чем я лично сомневалась, стоил любых мучений. И для большинства пыткой было именно учение. Лекции даже не записывали. А книги были только с крупным шрифтом. За умение читать громко и четко мне часто доверяли зачитывать главы для всех. За это мне реже доставалось от учителей за плохую магию.

Во всей школе я была единственной иномирянкой. Так что об этом никто не знал, кроме учителя. Даже другие преподаватели не знали. Или знали, но им было все равно. Большинству из них на всех нас, грубо говоря, было наплевать. Второй хороший человек после учителя был Капитан. Старый вояка. Выходец из этой школы, он сюда же и вернулся преподавать, после того, как карьера военного после ранения подошла к логичному концу.

Направлений в нашей школе всего-навсего два — целительницы и боевые маги. В столичной школе направления были по каждому из предметов, а у нас… Или мясом на войну, или лекаркой в тот же котел. Была бы у меня любая другая стихия, и я бы могла стать такой же сильной. Я даже плакала, что моя магия оказалась столь ничтожной и бесполезной. Но быстро поняла, что слезами делу не поможешь.

Неожиданно в голове стало пусто и так свободно. Я услышала музыку. Прекрасную музыку.

* * *

Телепорт до границы отнял половину сил, и вместо того, что бы сразу идти выполнять приказ, пришлось остановиться на постой до утра. Лучше бы в поле ночевали! Ужасный город. Ужасные нравы! Гостиница с ее лучшим номером, встретила клопами. Пришлось использовать магию. На этом, кажется, и погорели. Когда пришли к школе брать предателя, он уже знал.

Раскрытие цепочки заговора привело нас в самую худшую школу королевства, созданную специально для отребья, не способного даже общаться с людьми. Дети крестьян из диких углов, преступников, младшие сыновья не самых лояльных родов. Даже удивительно, как маг такого тонкого ума, сумевший создать сеть влияния во всех школах и ведомствах, мог выносить такое общество. Тут даже учителя были под стать ученикам. Не с собаками же он разговаривал, развеивая скуку?

Лорд Арис столкнулся с сопротивлением еще на воротах. Мальчишка, увидев печать тайной службы, зарычал и бросился в самоубийственной атаке на лучшего мага — оперативника. Быстрое заклинание, и мальчишка опал, скованный путами тьмы. Барон Краг прицепил на него амулет, вытягивающий силу и молча пошел вперед. Темный маг в бою руководствуется своей моралью. Лорд Арис это знал и не лез со своей.