Херши. Стрела пущенная твоей рукой (СИ), стр. 2

Ученики во дворе школы молниеносно сложили руки в центр, подсадив туда маленькую девочку. В следующую секунду с двух рук в оперативный отряд полетело по огненному заклинанию. Лорд Мир, не отвлекаясь от осмотра территории, выставил купол. Барон Краг шибанул плетью тьмы в ответ. Мальчик у ворот закричал и в тот же миг упал замертво от истощения — все правильно: сперва заемные силы, потом свои.

Боевая звезда даже не думала защищаться. С рук девушки сорвалась молния. Плеть раскидала уже оседавших от потери сил учеников. А за ними из здания уже строились в боевом порядке щитоносцы. Магические щиты, даже поделки артефактеров младших курсов, выдаваемые тут, были очень некстати. За щитовиками строилось три звезды. Крупные, мускулистые парни, с хорошими запасами магических сил, и маленькие девочки, натасканные быть канонирами.

— Огонек, воздух, вода! — выкрикнул Мир, — земля на щитах!

Лорд Арис махнул рукой, и сзади на передние позиции вышли рядовые оперативники. Они строились по тому же принципу. Только канониры не на руках, а рядом. Амулеты давали лучший канал перекачки от заряжающих. Это освобождало руки заряжающих для мечей.

Иногда на площадку выруливали и другие ученики, но, увидев, что происходит быстро бежали прочь.

Краг выбросил вперед амулет. Секунду ничего не происходило, после чего прогремел взрыв. Канониры отряда дали залп разрывными заклинаниями земли и огня.

Сквозь пыль в воздухе, все же можно было рассмотреть, что костяк сопротивления пал. Барон Краг одним прыжком преодолел щиты своих и побежал вперед. Арис — за ним.

— Он там, — лорд Мир указал на небольшое здание, стоящее отдельно.

И тут из указанного здания вышла она. Девушка, высокая как дворянка, стройная и красивая. В простом, мышином платье бедной горожанки, но с разрезами по бокам. Светлые волосы были чистыми и аккуратно перерезаны чуть наискосок. Так делали некоторые боевые магички, когда волосы успевали отрасти между затянувшимися сражениями. Для мага она выглядела слишком юной. Но сила, исходящая от нее поражала.

— Тьма, ментал и целительство! — выкрикнул Лорд Мир.

Плохо, очень плохо.

Девушка шла неспешно, изящно переставляя ноги.

— Кто ты?

Она не ответила. Только достала оружие.

— Серак! — Посох, с мечем на конце, силой магии складывающейся до маленькой палочки, размером с ладонь. Оружие темных магов и против темных магов, — заряженный!

— Живой брать! Хочу ее на допрос.

Секундой спустя, девушка приняла стойку. С серака сорвалось темное заклинание. Краг выставил щит и отлетел назад от удара. Магичка рванула вперед, размахиваясь для удара.

Арис успел заметить, как безмятежно и прекрасно ее лицо. Как мягка поступь и элегантны движения. Девушка словно танцевала, осыпая ударами серака, а эти удары способны были пройти магический щит. Тонкая ручка красивым взмахом отсылала самые темные заклинания, грозившие неминуемой и мучительной смертью. Любой удар она встречала так, будто знала о нем заранее. А легкие царапины заживали на глазах.

Барон Краг одним движением руки создал воздушную волну, откинувшую всех в стороны. Девушка тут же бросилась обратно, а он ей наперерез. Вспышка тьмы, и оба без сознания лежат на земле, а между ними активированный артефакт. Лорд Арис оглянулся, и к ужасу не нашел сзади ни одного живого мага из поддержки. Магичка вывела их из строя, пока «промахивалась».

— Да какого демона! — выругался лорд Арис.

— Потом. Я все еще могу тебя прикрывать. Он там. Телепорты не сработают еще минут десять. Надо успеть.

* * *

В себя я пришла очень резко и к своему ужасу все помнила. Единственный человек во всем этом мире, кому я доверилась, меня предал. Предал так, как я даже не могла вообразить. Если бы учитель захотел мое тело, меня, я бы, наверное, не стала ломаться. Но так! Околдовать, превратить в послушную куклу! Медленно пришло осознание того, что все, что я знаю о мире, я знаю от него. Чему можно верить, а чему нет? Кто я и зачем я тут? Правда ли хоть то, что я помню? Ответа мне не было.

Перед глазами медленно проносилась прошлая жизнь. Школа, подруги, как я про них думала. Родители, которым было не до меня. То, как я всегда ощущала себя не от мира сего и мечтала попасть в другой, волшебный мир. Разумеется, с магией, драконами, и принцем. Попала, блин. Вспоминания перешли на уже новый мир. На учителя, который заботился, помогал. На одноклассниц, готовых убить за косой взгляд. На людей, которых я убила. Лица впечатались в память. Было страшно и больно вспоминать. А еще то ощущение могущества. Та легкость, с которой я танцевала. Сила, отвечающая мимолетному желанию. Желанию защитить.

Душу заполняла черная тоска по потерянной жизни и чувство жалости к себе. Что со мной будет? В школе доходчиво рассказывали о том, как именно казнят предателей. На выбор был костер, колесование, замуровывание заживо, вытягивание всех сил, и маленькая клетка, куда осужденного втискивают чуть ли не ногами. Смотря чего маг боится сильнее. Список немного менялся от тюрьмы к тюрьме, но не сильно.

— Узнали, кто эта девушка? — не здороваясь, лорд Арис вошел в кабинет отдела дознания.

— Нет, милорд. В книге распределения нет ее отпечатка силы. Она не проходила сканирование при рождении и не проходила испытания при приеме в школы как простолюдинка.

— Занятно. А в школьных бумагах?

— Только имя. Кари. Вполне возможно, что не настоящее. Указана как слабая целительница. Все письменные работы писала на отлично, но слабый дар откидывал ее в число отстающих.

— Я бы не назвал ее дар слабым. Может скрывала?

— Пока удалось выяснить только то, что лорд Кравис благоволил девушке.

— Что-то еще?

— Да, милорд. Девушка уже шесть часов сидит, не шелохнувшись. Смотрит в одну точку с каменным лицом. Иногда плачет. Но также молча и не меняясь в лице.

— Колдовать пробовала?

— Нет. Разок сходила в туалет по маленькому, и все. Даже воду не пила.

— Ее обследовали?

— Нет. Ждали вас, милорд.

— Хорошо. Видите ее на допрос. Я посмотрю.

Все внимательно смотрели на стекло, показывающее камеру. Дверь открылась и внутрь, отделяя себя от задержанной рогатиной, вошли двое. Кари сидела, не шелохнувшись. Конвоир резко ткнул в область живота. Кари не сопротивлялась. Рогатина обогнула ее талию и защелкнулась. Следуя указаниям, девушка встала и пошла, куда велели. Конвоиры несмело следовали сзади, придерживая и направляя. В допросную девушка вошла так же легко, той же летящей походкой, которой не бывает у простолюдинки. Ее ткнули к допросной стене. Девушка сама подставила руки и ноги к защелкам кандалов. Но ее попросили повернуться лицом, и она это сделала. Сама. Кандалы защелкнули и конвоиры вышли.

Палач сорвал платье и выложил на угли клейма.

— Как думаешь, на сколько ее хватит?

— Сперва надо узнать, не под самозаклятьем ли она. А то только зря уголь переводить.

Палач приложил первое раскаленное клеймо к груди, и девушка заорала. А стоило его убрать, обвисла в кандалах, но сознание не потеряла. Второй третье, пятое. Девушка кричала, но даже не пробовала говорить. Весь отдел внимательно смотрел на допрос.

— Милорд, нормальный человек, тем более, девушка, давно бы сломался. Даже те, кого воспитывали шпионить с детства, к пятому клейму на лицо не выдерживали, и хотя бы начинали злословить.

— Заклятье подчинения спадает уже на втором, или убивает. Самозаклятья держатся до третьего. А эта молчит.

— Может, это что-то другое? Мало ли способов? Может, она и как говорить забыла. Мы же еще от нее и слова не слышали.

— Отправьте в камеру. Чуть позже я с ней поговорю.

Как дошла обратно до камеры, почти не помнила. Внутренне меня всю трясло. Хотелось кричать, умолять, простить прекратить или даже даровать смерть. Пусть мучительную, но что бы наверняка. Последние мысли, даже надежды растаяли, когда раскаленную железяку ткнули в лицо. С таким клеймом жить нельзя. Если меня выпустят, то я тут же покончу с этим.