Трофей дракона (СИ), стр. 37

Остановив мрачный, болезненный взор на его волевом красивом лице, Церцея боялась даже подумать о том, что человек, в которого она была влюблена, встал на темную сторону и пал так низко.

Ратмир чуть поклонился головой и замер в недвижимой позе, ожидая ее первых слов. Но она была слишком потрясена его воскрешением из мертвых и тем, что теперь он служит драконам, потому, так же замерев, молчала.

— Царевна? — тихо прошептал на ухо Церцеи Вячеслав, намекая, что она, как глава царского дома Атурий, должна начать разговор.

Церцея вздрогнула и, сглотнув ком в горле, наконец пришла в себя от первого потрясения.

— Кто вы? Зачем пришли? — спросила она холодно и устремила ясный взор прямо в лицо Ратмира, показывая, что теперь они по разные стороны и давнее знакомство ничего не значит.

Всё понимая и чувствуя неприязнь и страх, исходивший от стоявших перед ним девушек, Ратмир отчеканил:

— Мое имя Ратмир, княжич рода Коломинов, а ныне тысячник императора Аргона Сумрачного. Мы приехали известить вам волю императора.

— Где послание? — сказала тихо Церцея.

— Оно устное, царевна. Повеление Аргона Сумрачного: все царевны рода Атурий должны немедля прибыть в Срединное царство ко двору императора. За беспрекословное исполнение приказа императора царевнам будет дарована жизнь.

— Да неужели… — прокомментировала Океана, стоявшая рядом с Церцеей.

— И впрямь император очень щедр, — процедила ехидно Асия, которая была с другой стороны Океаны, положив ладонь на рукоять длинного кинжала.

— Не советую вам обсуждать приказ императора, царевны, — как-то предостерегающе заявил Ратмир, но это прозвучало не как угроза, а скорее как предупреждение от друга. — Это может навредить вам.

— Почему мы должны верить вашим словам, княжич? — спросила Церцея.

— Вот печать Аргона Сумрачного, она дает мне право говорить от его лица! — он вынул стеклянную небольшую пятиконечную звезду, которая переливалась темно-бордовым светом. В центре печати красовалась непонятная буква, напоминающая большую стрелку.

— Это действительно печать дракона, — сказал на ухо Церцее Вячеслав. — Сокол приносил мне ее изображение.

Все замолчали на некоторое время.

— Сколько у нас есть времени, чтобы дать вам ответ, ратники дракона? — вымолвила наконец Церцея, поморщившись, специально так назвав Ратмира и его людей, чтобы уязвить их.

— Его нет, царевна. Император велел доставить вас в Белгримор незамедлительно и желательно по собственной воле, — ответил Ратмир. — В противном случае у меня есть приказ доставить царевен Атурий в кандалах.

От слов Ратмира все напряглись, и Церцея звонким голосом отчеканила:

— Утром! Мы дадим вам ответ утром, ратники дракона. Теперь можете располагаться на ночлег в любых свободных опочивальнях крепости.

— И что же нам делать? — обеспокоенно сказала Лисия. — Я не хочу возвращаться в Белый град, там драконы! Я боюсь их.

— Драконы теперь повсюду, Лисия, — вздохнула Церцея, стоя у окна и взирая на мрачные дождевые тучи.

— Неправда. На Парящих островах, на Равае и Боррысе их нет! — ответила Океана, говоря о двух других континентах, гораздо меньших по размеру, чем Черипаху.

Сейчас все семь царевен собрались в комнате Церцеи в южной башне. После того как ратники дракона прошли в Прохладный зал, чтобы отдохнуть с дороги.

— А не пойти бы этому драконьему императору Судорожному и его приспешникам восвояси? — процедила Асия и, вытянув нож, осторожно провела по лезвию кончиками пальцев, проверяя его остроту.

— Сумрачному, — поправила ее Церцея.

— Мне все равно! — огрызнулась Асия. — Неужели этот наглый захватчик еще будет диктовать нам свои условия — жизнь в обмен на подчинение? Пошел он к болотным ежам!

— Я согласна с Асией, — выпалила Океана браво. — Что он сделает, если мы не подчинимся? Эта горстка ратников, которых он прислал, нам не препятствие. Сейчас же выйдем тайком из крепости, и все равно не найдет нас.

— Мы что, так и будем скрываться всю жизнь? — с вызовом спросила Ирия. — Я не пойму, что плохого в том, чтобы подчиниться дракону и выжить? Вернемся в Белый град, теперь он, правда, Белгримор…

— Тебе, Ирия, лишь бы вернуться в столицу к своим нарядам и прислужницам, — заметила недовольно Океана.

— Да! А что в этом плохого? — не унималась Ирия. — Я устала здесь жить как служанка, а я царевна!

— Только дворец Атурий разрушен, а дракон построил на его месте свой замок.

— И что? — продолжала непокорно Ирия. — Дракон Сумрачный должен вернуть наше высокое положение. Какая разница, где жить? Я вполне могу и в замке. Главное, чтобы мне позволили сшить новые наряды и дали двух прислужниц. Мы все же царевны, мы должны занять подобающее нам высокое положение.

— Твоя спесь и высокомерие уже достали! — вспылила Асия. — Ты понимаешь, что гибнут наши жители? Что уже не будет так, как прежде? Тебя, похоже, вообще ничего не волнует, кроме твоих нарядов!

— А тебя ничего не волнует, кроме оружия и шашней с Любимом! — парировала зло Ирия, сверкая яркими зелеными очами на сестру-двойняшку.

— Ну ты и рыбина! Слушать тебя невозможно! — воскликнула Океана, обращаясь к Ирии. — Переживаешь, что витязь Асию любит, а не тебя, главную красавицу Белого града?

— Может быть, Ирия права? — вдруг вмешалась Цветана. — Если мы встанем на сторону императора, то все будет хорошо? Ведь он уже подчинил себе все наземные царства Черипаху. Нам все равно не справиться с ним.

— И ты туда же, Цветана? — возмутилась Сияна, на миг остановившись, она снова нервно заходила по комнате.

— Сестрицы, нам надо всем успокоиться и решать все разумно, — предложила Церцея и положила руки на плечи Сияны, останавливая ее. — Не надо рубить с плеча.

В эту минуту раздался громкий стук в дверь, и девушки вздрогнули.

— Кто это? — нахмурилась Ирия.

— Может, Вячеслав? Он обещал зайти, — предположила Цветана.

— Открой, Лисия, — попросила Океана.

Ближе всех стоявшая к двери Лисия распахнула створку.

На пороге показался высокий плечистый витязь без шлема и плаща. Все удивленно посмотрели на Ратмира, и он, пройдя в комнату, остановился у входа.

— Могу я говорить с вами наедине, царевна Церцея? — спросил княжич, устремляя глаза на светловолосую девушку.

— Зачем? — спросила она с вызовом.

— Думаю, нам есть что обсудить, царевна, — тихо ответил Ратмир.

— Мы выйдем, — закивала Океана, прекрасно зная, что еще до всего этого хаоса княжич Ратмир неровно дышал к ее сестре и, естественно, теперь не мог не прийти в ее комнату.

Она взяла Цветану за руку поспешила к выходу, а за ними вышли все остальные.

Глава XX. Предатель

Когда они остались вдвоем, Ратмир закрыл плотнее двери. Церцея все так же пораженно смотрела на него, до сих пор не веря в то, что он жив.

Она стояла перед ним, такая прекрасная и невозможно желанная. Наверное, минуту Ратмир подавлял в себе желание подойти к ней и прижать девушку к своей груди. Но его останавливал ее взор: строгий и холодный.

— Как ты, царевна? — спросил он тихо, делая несколько шагов к Церцее и пытаясь прочитать на ее непроницаемом лице, о чем она думает сейчас.

Взор-лезвие, которым окинула его девушка, пронзил существо Ратмира. За то время, что они не виделись, что-то изменилось в ней. Раньше он никогда не видел у Церцеи подобного взгляда: ледяного, предостерегающего. Ему вдруг подумалось, что страдания изменили ее. Она всегда казалась милой, веселой, порывистой. Но теперь перед ним стояла строгая дева, которая лишь внешне казалась безобидной, но внутри ее существа горел ледяной испепеляющий огонь. Он понял, что раньше даже не догадывался об этих свойствах ее души. Слово «опасна» отчего-то всплыло в его сознании. И это было непонятно ему, ибо это слово не сочеталось с ее прелестной, легкой и чарующей внешностью.

Наконец она перевела свой пристальный взгляд с его лица чуть в сторону, как будто ей было неприятно смотреть на него.