Трофей дракона (СИ), стр. 36

Отчего-то теперь Ирия очень волновалась за него. Она чувствовала, что его нельзя оставлять одного надолго. А они уже не виделись семь месяцев, почти половину шестнадцатимесячного цикла лета*. Да, он клялся ей в любви и обещал жениться. Но все же он был слишком красив и великолепен и мог за это время увлечься другой девицей.

Примечание автора:

Церин, церина — обращение к мужчине, женщине на Цетуриане

Астрономическое лето на Цетуриане (год) — длится 400 дней, состоит из 16 месяцев по 25 дней, два времени года, весна и осень.

Глава XIX. Отряд

Элийское царство, Асгард Элийский

древняя крепость Элиа.

Грозный отряд из трех дюжин всадников появился под стенами крепости после полудня.

Церцея, Океана и Сияна накрывали столы для обеденной трапезы, когда в просторную столовую со сводчатым расписным потолком ворвалась Ирия и возбужденно выпалила:

— У ворот армия Аргона Сумрачного!

— Кто? — всполошилась Океана, отставляя в сторону тарелки. — Почему?

— Откуда они узнали, где мы? — вторила ей испуганно Сияна.

Ирия бросила пустую корзину из-под белья в угол и лихорадочно сказала:

— Не знаю. Но они уже четверть часа бьют железным молотом в ворота! Я видела их с Северной башни!

— Светлые Боги! — выпалила в ужасе Церцея, срывая со своей талии фартук. — Где ратники? Где Любим? — она сорвалась с места и побежала прочь из залы.

— Твой Любим не защитит нас! — закричала ей вслед Ирия, устремляясь за старшей сестрой. — Надо открыть ворота, Церцея! Иначе император разгневается!

— Кто? — опешила Церцея и резко остановилась, они находились уже в Прохладной зале, в которой на окнах не было слюды. Вперив негодующий взор в Ирию, она заявила: — Какой еще император, Ирия?! Этот захватчик нам не император!

— Церцея права, — рядом с ними появилась Океана. — Надо найти Горана, спросить, что делать? И Любима с ратниками послать к воротам и не дать им проникнуть сюда!

— Вы хотите мериться силой с императорской армией, Церцея? — не унималась Ирия. — Знать, вы совсем тронулись умом! У него куча драконов и других воинов. Он знает, где мы! Император разозлится и пошлет сюда этих крылатых монстров, а они спалят здесь всё огнем! И всех нас! Мы должны сдаться на милость императора!

— А не пойти бы тебе, Ирия… — огрызнулась Океана и замолчала, желая сказать сестре что-то нелицеприятное, но все же добавила: — В прачечную, посмотреть, что там с бельем?

— Сама туда иди! — вспылила Ирия и, развернувшись, побежала вперед по направлению к Прихожей зале.

— Ты куда, Ирия?! — закричала ей вслед Церцея.

Но та стремительно понеслась вперед, приподнимая длинную юбку, не оборачиваясь. Лишь на миг Ирия оглянулась на сестер, бегущих за ней, и бросила им через плечо:

— Открою ворота сама! Я не хочу закончить свою жизнь здесь, потому что вы собрались казаться храбрыми, как глупые северахи!

— Не смей! — возмутилась Океана, нагоняя Ирию, хватая за руку и не давая ей двигаться дальше. — Ты что, решила пресмыкаться перед этими наглыми пришельцами?

— Лучше пресмыкаться, чем висеть на воротах с перерезанным горлом! — прошипела ей в лицо Ирия и, дернув руку из ладони сестры, побежала дальше.

Океана и Церцея остановились, испуганно смотря друг на друга и не зная, что делать. В словах Ирии была доля разумного, но и просто так открывать ворота перед войском дракона Сумрачного, который охотился за ними, тоже было опасно.

— Надо найти старца Горана, он точно скажет, что делать, — заявила твердо Церцея.

— Ты права, сестрица, — согласилась Океана.

Девушки поспешили дальше, пытаясь нагнать Ирию.

Уже через два зала они увидели, как младшая сестра достигла мощных кованых дверей входа и распахнула их. Дневной свет озарил мрачный зал с высокими сводами, а в проеме двери застыла высокая фигура человека. Ирия невольно вскрикнула, явно не ожидая никого увидеть на пороге, и резко остановилась. Церцея и Океана уже достигли ее и устремили взоры на поджарую фигуру мастера Вячеслава.

— Посланцы императора драконовых у ворот. Отряд в три дюжины ратников. У них золотой флаг и три синие ленты, повязанные на древке. Символ нейтралитета, — отчеканил Вячеслав.

— Что это значит, мастер? — выпалила Церцея, плохо разбираясь во всех этих дипломатических и ратных знаках.

— Значит, они пришли с миром и хотят говорить с нами. Точнее, с вами, царевны, — объяснил мужчина.

— Значит, они не хотят нас убить? — пролепетала Сияна, которая тоже появилась в зале.

— Не знаю, царевны.

— Если бы хотели крови, они бы прислали сюда сотни воинов или отряд драконов, — послышался позади молодой голос Горана.

Старец-мальчик подошел к ним, тяжело вздохнув.

— Но как понять, что им надо? И вдруг они все же намерены убить нас? — не унималась Океана. — Асия говорила, что все в округе болтают о том, что за наши головы назначена большая награда.

— И правда! — закивала Цветана.

— Если бы Аргон Сумрачный хотел с нами расправиться, он бы давно это сделал, вы глупы! — выпалила Ирия. — Горан прав! Похоже, дракон знает, где мы, раз прислал сюда отряд.

— Он с нами не расправился только благодаря тому, что местные жители хранят тайну о нашем местонахождении, ибо любят нас, — заявила Сияна.

— Ирия верно говорит, — сказал Горан. — Если дракон знает, где мы, бессмысленно делать вид, что нас здесь нет.

— Но что же они хотят? Только поговорить? — спросила Церцея.

— Надо у них спросить, и все! — пробубнила Ирия. — Что, непонятно, что ли?

— Думаю, следует открыть ворота и впустить их. Выслушать, с чем они пришли. Наверняка они хотят передать послание от дракона, — предположил Горан.

— Согласен, — сказал Вячеслав.

— Мне страшно, — простонала Океана. — Давайте не будем все же открывать им? А?

Спустя четверть часа на широком дворе в крепости Элиа собрались все ее немногочисленные жители: дюжина ратников во главе с Любимом, семеро царевен, Горан, Вячеслав, три местных жителя крепости и двое прислужников.

Один из ратников распахнул перед приезжими ворота. Под гробовое молчание во двор въехали три дюжины всадников верхом на ирчи. Впереди кавалькады гарцевал на темно-багровой ирчи русоволосый крупный витязь в черно-серебристых одеждах и коротком плаще, в легком шлеме, закрывавшем только верхнюю часть его лица. В десяти шагах от царевен он остановил ирчи и быстро спешился, приказав своим людям оставаться на месте.

Вздрогнув всем телом, Церцея устремила изумленный взор на ратника, ей показалось, что она знает его. Гордая посадка головы, русые волосы, чуть выбивавшиеся из-под шлема, скуластое лицо, вальяжные уверенные движения были невероятно знакомы. Она ошарашенно уставилась на него, думая, что ей мерещится. Это был он! Ратмир! Тот самый вредный витязь, который подшучивал над ней когда-то, вызывал на словесные перепалки, спорил с ней и получил поцелуй хитростью. Но он же был мертв? Вячеслав говорил, что вся царская рать погибла.

Потрясенно Церцея смотрела, как Ратмир медленно приблизился. Он казался таким реальным, что ее душа возликовала от того, что она видит его. Его не убили эти жуткие драконы, мало того, он выглядел вполне здоровым. Она возбужденно задышала, радуясь тому, что Ратмир оказался здесь и он жив. Это была единственная чудесная благостная новость за последние полгода.

Ратмир остановился в пяти шагах от них и стянул с головы легкий шлем. И только в этот миг Церцея, отойдя от первого потрясения, окинула взором его одежду. Отчего он был одет в такие мрачные цвета? Отчего он появился во главе отряда драконовых?

И тут она все поняла.

Он был одним из посланцев дракона. Неужели он теперь служил Сумрачному? Этому безжалостному захватчику, который убил ее родителей и сестер. Вмиг ее радость от вида живого витязя улетучилась, и Церцею охватил ужас. Следующая мысль ее была еще более страшной. Он наверняка остался жив только оттого, что присягнул на верность этому «темному» демону. Ведь она знала, что почти вся царская рать погибла, защищая Белый град и Срединное царство от драконовой армии, а Ратмир остался жив. И было понятно, какую цену он заплатил за свою жизнь.