Трофей дракона (СИ), стр. 27

— Самая энергетически сильная царевна, у которой более всего проявлен волшебный дар. Она сочетается союзом с мужчиной любой из рас, и ее муж становится царем.

— А остальные?

— Остальные тоже находят мужчин для союза, это очень почетно. За их руку и сердце устраиваются даже состязания-игры, но не всегда победитель получает царевну. Она сама решает.

— Турниры за девок? — поморщился Сумрачный. — Хотя понятно, хотят стать богатыми и приближенными к царям.

— Дело не только в этом. Каждая царевна дарит своему мужу долголетие и крепкое здоровье.

— Как это?

— Да так. Живя рядом с царевной, ее муж очень медленно стареет или не стареет совсем, — объяснил Ланиор.

— А она?

— И она. Она сама выбирает, когда ей уходить из этого мира.

— Так вот почему тетки и бабки царицы, которых убили, были поголовно долгожительницами!

— Да, так и есть. Вначале все они были рождены царицей, имели царскую кровь, потом сестрами, затем становились тетками правительниц. Потому их и их мужей назначали наместниками в городах и селениях царств.

— Каково. Эти царевны прямо кладезь достоинств какой-то. Богаты, и должность при них получить можно, еще и долгую жизнь без старения, — сделал вывод Сумрачный.

— Все верно вы подметили, повелитель.

— Меня осенила мысль. Может, девок не в башню упечь, а отдать в жены моим когортам или лучше кесарям*? Как награду за их преданность!

— В награду?

— Точно! — воскликнул довольно Аргон. — Если кесари будут знать, что жена продлевает им жизнь, то они наверняка будут оберегать ее как зеницу ока. Защищать, непрестанно следить за ней и лелеять. И царевны под присмотром, и местное население не будет их пытаться вызволить, они же будут их местными царицами, женами кесарей! Как я мудро все придумал, а, Ланиор?!

— Но, повелитель, царевны могут воспротивиться замужеству с когортами.

— Я пригрожу, что казню их, и не скажу, что это ложь. Девки испугаются. Или под венец с моими славными драконами, или смерть! Только вот когортов у меня сотня… М-да… Похоже, придется отдать самым лучшим, но их тоже две дюжины… а девок семеро… раздерутся… надо будет подумать, как это провернуть. Но это решение мне нравится. Хитрый выход из всего этого хаоса с планетой и царскими курицами. Так и сделаю.

Примечание автора:

Паладин — свободный халат-накидка у драконовых, длинная домашняя одежда.

Аргоны — новые деньги на Цетуриане после вторжения драконов.

Кесарь — когорт, управляющий одного из царств.

Глава XV. Гора

Элийское царство, Асгард Элийский

Уже долго и упорно Асия карабкалась по горам.

Она достигла подножья отвесной скалы и подняла голову. Это пустынное место было завораживающе красиво. Скалы, голубое небо, сверкающие два солнца на небосводе. Еще пару недель назад они приходили сюда с Любимом для разминки и взбирались вместе на эту отвесную скалу, на самую вершину, которая находилась в тридцати рустах от подножья.

На ней были легкие обтягивающие штаны, короткий теплый хитон и калиги, которые носили ратники. Удобная одежда для лазания по горам.

Сегодня Асия пришла к горе одна. Ведь Любим так и не разговаривал с ней уже пару недель, после той самой перепалки у тайного входа в крепость. Он обиделся на нее, и она прекрасно знала, что первым он не придет мириться. Но она тоже не желала извиняться, считая себя правой.

Она пришла сюда для того, чтобы успокоить свой взбудораженный разум. Любим был единственным людиной, не считая сестер, общение с которым наполняло ее душу радостью. Асия и так переживала о том, что теперь происходило на любимой Цетуриане, и дружба витязя была ей необходима. Но сотник упорно игнорировал ее, даже ел теперь на кухне, а не в общей зале с другими ратниками и царевнами, наверняка чтобы показать, как он обижен на нее.

Скалистые выступы были влажными. Похоже, ночью был дождь, отметила Асия, проводя рукой по поверхности камня. Раньше на Цетуриане дожди шли только ночью, сильные и порой проливные, а днем всегда светили благодатные солнца. Все растения и деревья благоухали и цвели на планете, оттого что было вдоволь влаги, света, тепла. Но тогда была жива ее матушка и Фузория, именно они поддерживали оптимальный климат на всей планете.

Сейчас же «одинокая» Цетуриана сама выбирала, как и когда ей орошать землю. Порой дождь лил целыми днями, а тучи могли скрывать солнце неделями. Или, наоборот, оба солнца нещадно палили целую неделю, а небеса не выдавали ни капли влаги. Температура воздуха так же стала колебаться постоянно. Ночи теперь стояли холодными, а дни жаркими. Асия слышала, что в некоторых южных царствах уже второй месяц стоит засуха и жуткая сорокаградусная жара, а на севере, в прибрежных к океану царствах, идет снег и очень холодно. Все понимали, что бедная Цетуриана страдает в одиночестве, именно поэтому ее печальное душевное состояние выливается в окружающий мир.

Наконец решившись, Асия вклинила первый железный крюк в камень и, зацепившись рукой за выступ, умело подтянулась, оперлась ногами о выступающие камни. Эта тренировка являлась одной из самых опасных и трудных. На скалу следовало залезть менее чем за час. Но это никак не получалось у Асии, и именно с Любимом она тренировалась еженедельно у этой скалы. Вдвоем было безопаснее, ибо они были связаны веревкой между собой, и если один срывался, то второй удерживал его от падения. Но сейчас она была в таком взвинченном состоянии, что хотела проделать это одна.

Она сделала еще несколько движений и перекинула пару раз вверх железные крюки, цепляясь за выступы скалы, продолжая карабкаться на отвесный камень. Она старалась не смотреть вниз, помня первое правило, позволяющее добраться до верха скалы. Так прошло около получаса, и она была почти в десяти рустах от земли, когда вдруг под ее крюком рассыпался камень. Часть породы откололась и полетела вниз вместе с ее крюком. Асия быстро ухватилась рукой за каменный небольшой выступ выше, едва не сорвавшись вниз. Лишь одна ее нога оставалась на выступе, а вторая болталась в воздухе. Она притиснулась к скале и чуть отдышалась, приводя дыхание в спокойное состояние, обдумывая, что делать дальше.

Через минуту она нащупала под второй ногой небольшой каменный выступ и оперлась о него носком. Так ее положение было немного устойчивее. Осторожно оторвав пальцы правой руки от скалы, она потянулась назад в заплечный мешок, там лежали запасные крюки. Она медленно вынула один, балансируя на трех конечностях, и попыталась вклинить его в скалу, но он никак не входил. Ее дрожащая рука не удержала крюк, тот выпал из ее пальцев и полетел вниз.

Асии опять удалось удержаться, но она отметила, что вверху и рядом скала слишком гладкая и зацепиться крюком невозможно. Она так и стояла на небольших выступах на цыпочках, держалась одной рукой за крюк, а второй пыталась ухватиться за гладкую скалу. Она распласталась телом по холодным камням и чуть прикрыла глаза, не зная, что делать.

— Помочь, царевна? — раздался вдруг голос снизу.

Асия распахнула глаза и чуть скосила взор вниз. У подножья скалы стоял Любим. Она выдохнула, ощущая, что его помощь будет действительно кстати.

— Не двигайся и прижмись сильнее к камням. Я быстро! — крикнул он.

Как и обещал, Любим появился рядом на скале через четверть часа, и Асия поразилась в который раз, до чего он ловок и силен, в отличие от нее, ибо она карабкалась на эту высоту не менее получаса.

— Руку перехвати и держись за меня! — скомандовал он.

Она послушно ухватилась за крюк другой рукой, а свободной — за его широкое плечо, уцепившись за перекинутые ремни перевязи от заплечного мешка. Любим перетянул ее к себе, и Асия уже лучше ухватилась за него рукой и ногами.

— Сколько у тебя осталось крюков? Видел один на земле, — задал он вопрос, верно определив, что она роняла их на землю.

— Два еще в мешке.

— Хватит до верха, сейчас достану!

Он проворно вытянул крюк из ее заплечного мешка и, протянув ей, проследил за тем, как она вклинила его в скалистую расщелину и оперлась на четыре конечности.