Трофей дракона (СИ), стр. 16

— Все это из-за смерти вашей старшей сестрицы Фузории. После ее гибели природа опечалена и находится в хаосе, ведь царевна была связана с ней врожденным даром.

— То же сказал и старец Горан, — кивнула Церцея. — Сестра была очень отважной и мудрой волшебницей. Я, к сожалению, не такая, я гораздо трусливее и слабее.

— Не говорите так. Вы еще слишком юны, и когда ваш дар достигнет совершенства, вы будете не слабее ее, я думаю.

— Надеюсь, что это так. Но все это уже неважно. Ведь скоро властителями Цетурианы станут драконы и их приспешники.

— Уже стали, — произнес хмуро Вячеслав. — Все одиннадцать царств на Черипаху полностью захвачены и подчинены власти драконовых. Наследники и родные царей, атурии, почетные князья и управленцы градов и их семейства жестко казнены, другие томятся в заточении. Везде льется кровь несогласных и множатся убийства и пытки. И все оттого, что мы, цетурианцы, слишком миролюбивы и добры и совершенно не умеем сражаться и быть жестокими, как захватчики.

— Ужасные вести. Именно это и сообщил Живец?

— Да. Драконы беспощадно жестоки. Они уже ввели во всех царствах смертную казнь за неповиновение, а жителей объявили рабами империи дракона Аргона Сумрачного. Теперь их главарь является владыкой всего. А в Ларгии и Диарии тысячи жителей гибнут от зимины. Цетурианцы не приспособлены и не готовы к снегу и суровым ветрам.

— Господи, как все чудовищно, — холодея, пролепетала царевна.

Теперь она знала, что такое рабы. Недавно Вячеслав дал ей для прочтения пару книг, где описывалось житие этих несчастных на других планетах.

— Вы правы, царевна. Но мы не сдадимся, — заявил твердо советник. — Еще пару недель назад, когда прилетал Живец, он доложил, что местное население тех двух замерзающих царств в быстром порядке утепляет дома, вставляет окна от пронизывающего ветра и шьет теплую одежду. Пока смерти от холода снизились. Но все еще впереди, зимина продвигается в другие царства. Но похолодание не волнует драконов. Они начали взрывать землю и рыть котлованы, чтобы добыть камни, многие леса вырубаются по всему материку. Тысячи цетурианцев сейчас работают на рудниках и лесоповалах по приказу драконовых.

— Боги Вышние, зачем это всё? Зачем они калечат нашу планету? — вспылила Церцея в сердцах.

— Им нужны драгоценные камни, минералы, разные ценные каменные породы и дерево. Именно для этого они захватили нашу планету. Они хотят сделать ее сырьевым придатком других планет, где всего этого уже нет. Именно это главное условие владычества их верховного правителя, Аргона Сумрачного, императора Цетурианы, так он себя именует сейчас. Именно поэтому его главари, Туманные повелители, дали ему такую огромную армию.

— Их много?

— Драконов — нет. Около трех тысяч, в основном командиры и приближенные к императору. Но их армия состоит из миллионов других, пришельцев трех рас. Все они наемники с других планет и передвигаются на ногах, как мы, но они сильно отличаются от нас. Некие змеевичи, мизгири и вильмары. У них нет крыльев, как у главарей-драконов, и они не оборотни. Но они жутко жестоки и беспрекословно подчиняются власти драконов. Их миллионы.

— Какие еще вести принес ваш оборотень-сокол?

— На востоке материка в заповедных рощах в Фарийском царстве началась засуха, деревья и травы выжжены солнцем, там многие месяцы нет дождя, и озера стремительно высыхают.

— Кошмар, то есть там скоро будут бездушные земли? — спросила она, зная о том, что если равнинная растительность погибнет, то и все живые организмы тоже, и только песок, ветер и солнце будут властителями тех печальных земель.

— Да, думаю, через пару лет так и будет. И, скорее всего, это тоже связано с гибелью вашей матушки и сестры Фузории.

— Это просто невыносимо слышать, Вячеслав, — произнесла Церцея, и на ее глазах выступили слезы. — Эти демоны всё погубят. Они искалечат жителей и нашу прекрасную планету. Как же это все случилось? Отчего? Отчего?

— Они давно присматривались к нашей Цетуриане. Только им мешал защитный купол и защита Высших Светлых сил, которые опекают нас. Но вы же знаете, что в последние десятилетия наша планета переместилась на другую сторону звездного рукава, и мы остались недосягаемы до лучей и связи с Федерацией Высших сил на несколько сотен лет. И все же нас защищал сакральный купол. Поэтому его и разрушили первым, как и все Храмы Вечности на планете. Но вначале некто убил священных животных в главном Храме здесь, в Рамхашиме. Именно они и должны были возвестить об опасности. Тогда бы мы активировали кристаллы матери Ингли, замурованные в колоннах храмов, они бы создали дополнительный барьер-защиту над планетой. Но когда арки храмов разрушены, кристаллы не засветить энергией.

— И этот злыдень, убивший зверят, точно не цетурианец. Не могу поверить, что кто-то из жителей мог совершить подобное злодейство, — вздохнула Церцея.

— Возможно, какому-то лазутчику драконовых удалось проникнуть в храм, но как? Ведь драконы не могли спуститься вниз до земли. Защитный купол спалил бы их, как и их космические корабли. Ведь крылья у драконов покрыты смазкой-эриндрой, которая мгновенно бы загорелась, едва соприкоснувшись с волшебными нитями мандриголы. Драконы и их летающие сферы смогли приблизиться к земле только после того, как купол разрушился.

— Да. Но что говорить сейчас? Все уже свершилось. Теперь вся планета страдает. А я так беспомощна, Вячеслав. И совсем не знаю, что делать. Последний месяц я пытаюсь связаться с Высшими Силами, но моя коронная чакра не может открыться до конца.

— Вы просто сильно переживаете. Она открывается, когда существо находится в умиротворении.

— Знаю, но не могу успокоиться. Как только подумаю, что я одна из немногих, кто может связаться сознанием с Федерацией Светлых сил и вызвать помощь, так начинаю волноваться, и ничего не получается. Я так надеюсь получить от собратьев хотя бы совет или какую-нибудь помощь. Но не могу даже сознанием выйти за пределы Цетурианы.

— Церцея, сейчас сигналы до других планет и Федерации почти не доходят. Их блокируют своим сиянием соседние планеты, закрывая нас.

— Да, но раньше у меня получалось посылать отраженные волны, проходящие через одну из лун, — сказала Церцея.

— Тому способствовали усилители частот, стоявшие на Ларгийских горах. Теперь все усилители уничтожены драконами. Я же докладывал вам о том, еще пару месяцев назад они намеренно разрушали их все, чтобы мы не смогли просить помощи. К тому же сейчас Федерация все равно не услышит наши призывы.

— Оттого, что мы на темной стороне галактики? — спросила Церцея.

— Не только из-за этого. Драконовые, словно одержимые, строят по всему материку энергетические сигнальные вышки. Они улавливают любой сигнал, посланный в космос с Цетурианы, и тут же блокируют его. У них совершенное оружие, видимо, привезенное с других техногенных планет. Мы недооценили драконовых, а они подготовились на славу. Возможно, поэтому и вы не можете раскрыть свою коронную чакру, потому что эти вышки еще воздействуют на сознание живых существ, так сказал мне на днях Горан.

— Как все печально…

— Но не все еще потеряно, царевна, — заверил ее Вячеслав.

— Нет, все потеряно. Всё.

— А я говорю вам нет. Однако сейчас единственный верный путь — смириться.

— Смириться? — опешила Церцея.

— Да, мы это обсуждали с Гораном на днях. Я уже послал через Живца тайное повеление по всем царствам, заявив, что все жители должны смириться и пока не оказывать сопротивления драконовым, чтобы избежать напрасных жертв. Сейчас главное — выжить и усыпить бдительность драконов, и пока мы должны играть по их правилам.

— Но что это даст?

— Мы выиграем время.

— Но время, наоборот, работает против нас, Вячеслав. Они уничтожают нашу планету, и мы ничего не можем сделать.

— Открытое сопротивление приведет к еще большим жертвам, Церцея. Мы должны выждать и набраться сил. Подготовиться, и тогда…

— Так вы предлагаете смириться только на время, Вячеслав?