Парень подруги. Я не для тебя (СИ), стр. 3

— А следующая... Она, — неожиданно он посмотрел в упор на меня. 

Э-э… чего? Я вообще-то не первокурсница! Он меня перепутал с ними. 

— Ну, чё сидишь, мелкая? — обратился он ко мне, и все затихли. — Выходи к нам сюда. Не сцы, всё будет хорошо, ты выживешь, малыш.

— Я не первокурсница. — Не сдвинулась и с места.

— Чё ты врёшь-то? — усмехнулся Мир. — Ты даже на школьницу не тянешь. Максимум — старшая группа детского сада.

И снова этот противный гогот его прихвостней… И зачем я только сюда пошла?! Надя, блин. Убью! 

— Я не вру, — ответила я. — Я на втором курсе.

— Мир, она правда... 

— Цыц, — заткнул друга Мирослав. А потом перевёл взгляд холодных глаз на меня. — Мелкая, считаю до пяти. Если ты не идёшь к нам — то ты ныряешь в ледяной бассейн. 

— Да я же сказала...

— Раз. Два, — принялся настырно считать он, словно я говорила не с ним, а с космосом.

— ...тебе, что я не...

— Три. Четыре.

— ...первый курс!

— Пять!

Парень встал во весь рост, неожиданно и быстро двинулся в мою сторону. В один жест сгрёб меня с лежака и потащил к бассейну. 

— Эй, отпусти меня немедленно! — возмущалась я и лупила его по каменной спине, пиналась ногами. — Поставь меня на ноги, ты! Придурок! Качок ты тупой. Не смей!

У самого края бассейна парень размахнулся и отпустил меня. Я машинально ухватилась за ворот его футболки, и мы оба рухнули в бассейн. Холод разрезал лёгкие. В глаза, уши, нос затекла хлорированная вода. Я плавать не умею... Бессмысленно барахталась, пока моё тело не вытолкнула вода, и голова не оказалась над её поверхностью. Едва пришла в себя и жадно втянула воздуха в легкие, встретилась со злым взглядом серых глаз. В отличие от меня, которая в панике цеплялась за него, он доставал до дна ногами вполне спокойно и стоял уверенно. Ему вода была по горло на самой середине бассейна.

— Ну и какого фига ты меня потянула за собой, а, мелкая? — спросил он.

— Ты сам виноват! — выкрикнула я. — Я же тебе сказала, что я не первокурсница! — Потом сбавила тон и попросила: — Пожалуйста, давай подплывём к борту.

Он скептически посмотрел на мои попытки не утонуть, на то, что я не достаю ногами до дна бассейна и в страхе жмусь к нему, держась руками за его мощную шею.

— Ты не умеешь плавать? — спросил он, наблюдая, как я вынуждена виснуть на нём. 

— Нет, — ответила я. — Пожалуйста, помоги добраться до края.

— А ты мне что за это? — спросил он. — Могу ведь бросить тебя тут. Или вообще — утопить. 

— Не знаю... — растерялась я. — Ну хватит торговаться! Помоги, ведь это ты меня сюда запихал! Я замёрзла.

— Хорошо, — усмехнулся наглый мажор. — Но ты будешь мне должна. 

Он подхватил меня под попу и просто понес по воде к лестнице, ведущей из бассейна наверх. 

— Попка у тебя ничего, — заявил он нагло мне.

Я стиснула зубы крепче. Ничего не стану отвечать, иначе он бросит меня посредине бассейна и я утону. Ощущать его лапы на своей мокрой филейной части тела было не очень приятно и даже стыдно, но выбора у меня не было. У самого борта он оставил меня и поднялся по лестнице. В конце неё обернулся и протянул мне руку, но я проигнорировала её. Ощутив кафель под ногами, я решила, что дальше прекрасно справлюсь и без него. Оказалась на поверхности и задрожала ещё сильнее. С волос и платья капала вода. Одежда Мира тоже была насквозь мокрая и прилипла к телу. Красивому, рельефному, спортивному телу, на которое я, конечно же, вовсе не собиралась смотреть и опустила глаза в пол. Ланской достал из мокрых джинсов смартфон и стал нажимать кнопки. Гаджет не реагировал. Заплыва в бассейне с хлорированной водой он не пережил.

— Мелкая, ты мне телефон теперь торчишь новый, — сказал мне Мир.

— Ну сейчас прямо, — ответила я. — Ты сам меня потянул в бассейн! Можешь написать на меня заявление в полицию. 

Развернулась и зашагала в сторону дома, чтобы попросить у Соловьёвой сухую одежду и полотенце. 

— Эй, мелкая, — позвал меня Мир, и я обернулась. — Это платье отлично смотрится мокрым, — усмехнулся он, бегая по моему телу глазами под гогот друзей. — Надо было сразу намочить его. Так гораздо красивее, чем та разлетайка, что была на тебе до бассейна. 

Его глаза остановились в районе моей груди, и я посмотрела туда же. Меня тут же охватил стыд. Боже, платье явственно просвечивает твёрдые соски, которые уже не скрывал промокший бюстгальтер! Я закрыла грудь руками и ускорила шаг к дому.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— И сзади тоже вид ничего, — крикнул кто-то мне вслед, пока я, сгорая от стыда и злости, бежала к дому.

6.

Соловьёва дала мне сухие джинсы и футболку. Благо, что у нас размер похож. Была бы я размером с лайнер — пришлось бы завернуться в плед с дивана и ехать так. Но я худая, и Соловьёва тоже, а потому выглядела я в её шмотках весьма прилично, хоть и были эти лейблы мне вовсе не по карману. 

— Не забудь вернуть, — напутственно сказала Настя, пока я ждала такси. — Это Армани. 

Я даже испугалась. Как приеду, сниму быстрее эти вещи — и под сигнализацию. Не дышать, не трогать, только смотреть. 

— А стирать тоже не надо? — уточнила я, потому что как порядочный человек хотела по приезде закинуть вещи в машинку, но теперь сомневалась, а не порвёт ли она их в клочки, а мне потом придётся брать кредит на десять лет?

— Не вздумай, — посмотрела на меня она. — У нас специальный режим есть на машинке, а у тебя наверняка из бюджетного сегмента стиралка. 

Обидно звучало, но да — у нас обычный бюджетный вариант стиральной машины, самый недорогой из имеющихся. Покупали её хозяева съёмной квартиры, за что им огромное спасибо, и вещи из обычного торгового центра она не рвёт. Но на "Армани" я не готова её тестировать. Вдруг старушка подведёт? 

— О`кей, тогда просто верну на парах, да? — спросила я.

— Ага, — кивнула Настя. — Завтра и принеси. 

— Договорились. 

На телефон поступило уведомление, что назначенная таксопарком машина подъехала. Я поднялась. Телефон в одной руке, в другой — пакет с мокрым насквозь платьем.

— Ну пока, — улыбнулась я Насте. — Спасибо за гостеприимство. 

Уже дома я закинула в стирку только своё платье от не пойми кого, а джинсы и футболку от Армани просто сложила в пакет. Ну его нафиг, отдам завтра же. На них дышать опасно! Ещё стразики отвалятся...

На Надю обиделась — не видела её с момента, как меня кинули в бассейн. Даже потом она не подошла ко мне. Предательница. Ждать, когда вещи постираются, не стала — времени уже много. Просто легла спать. 

Ласковое солнышко разбудило меня утром. А ещё солнышку помог вопль Татьяны на всю квартиру:

— Я приехала! 

Глухой стук в коридоре — это она так сумки кинула на пол. Тяжелые шаги до моей кровати и голос над ухом:

— Доброе утро, страна!

— Доброе, — даже обрадовалась я подруге, несмотря на рань несусветную. — Привет!

— Привет-привет, — обняла меня в ответ подруга. — А вот и я.

— Вижу, — улыбнулась я, всё ещё сонно щурясь от яркого света. 

— Тогда вставай и пошли пить кофе. 

Она ушла на кухню и стала там хозяйничать. Если она сварит в турке кофе нам обеим — буду ей очень благодарна. Во-первых — это приятно, во-вторых — вкусно. Иногда Таня бывает милой и заботливой.

Вспомнилось, как мы познакомились. На вступительные экзамены абитуриентов приехало очень много. Ожидая приглашения на смотр, мы столпились у входа. За бесконечное число часов собеседования каждого персонально мы изрядно устали и расселись на траве в тени парка института. Там все и стали знакомиться друг с другом. 

Ещё на вступительных отметила про себя Таню: красивая, статная девушка с прекрасной фигурой, женственная и неглупая. Мне казалось, что мне такой никогда не быть со своей почти детской фигурой. Мне безумно понравилось с ней общаться в первый же день знакомства. А когда выяснилось, что мы обе прошли первый этап прослушивания, то встал вопрос о жилье. И мы с ней загадали: пройдём все этапы — снимем квартиру вместе, потому что и ей, и, как оказалось, мне сразу сказали, что мест в общежитии больше нет, поэтому даже если мы поступим на бюджет, то всё равно не смогут нас поселить. В этом году квота на бюджетное отделение слишком большая. Однако нас это не остановило!