Парень подруги. Я не для тебя (СИ), стр. 4

Наши родители согласились помочь с квартирой. В свободное время мы с Таней подрабатываем аниматорами на детских праздниках, поэтому на питание нам хватает, иногда даже и на оплату квартиры, но родители всегда поддержат нас, если нам придётся сесть на финансовую диету.

— О-о-о, кофе, — сказала я, заходя в кухню после душа.

— Садись. Налью тебе, так сказать.

Я села на табурет, а подруга налила горячего напитка в чашечку, которую поставила передо мной. Рядом уже стояла тарелка с сыром и хлебом. Вторую такую же чашку с кофе она поставила на другой конец стола и села рядом.

— Спасибо тебе за завтрак, — улыбнулась  я ей совершенно искренне. 

— Всегда пожалуйста. Ну рассказывай, — повернулась Таня ко мне. — Я знаю, что вы ходили на пати Соловьёвой. Что там было?

7.

Я лишь вздохнула. В этом вся Татьяна! Вечеринки — её слабость. Придётся за утренний – и прекрасный, надо сказать, – кофе выложить все подробности... Про бассейн рассказывать не хотела, но шила в мешке не утаить. Сокурсники да и вся золотая элита института видели моё падение в ледяную толщу — до сих пор мурашки по телу! Вряд ли никто Тане не расскажет столь весёлые новости. Лучше тогда стать первой, раз всё равно она узнает.

— Я не хотела туда идти, Женька и Надя меня уговорили. Ничего там особенного не было. Кстати, как твоя мама?

— Маме лучше, — ответила она. — С ней осталась сестра из Костромы. Приехала вчера. Она вышла на пенсию и готова временно ухаживать за младшей сестрой, а мне велела ехать на учёбу. Что правильно — ведь завтра первая пара актёрского мастерства у Иваныча?

Иваныч, а имя его Владимир — наш преподаватель по профильному предмету. Плохо показать себя ему — грозит даже отчислением, поэтому пропускать его пары ни в коем случае нельзя, как и прийти неподготовленным на занятие с ним. Лучше даже ползти, но всё же двигаться в направлении аудитории или сцены, если мы перешли к практике.

— Да, — ответила я. — С утра и до вечера только мастерство. 

— Капец, — вздохнула Таня. — Опять будет выдумывать всякие задания...

— Согласна, — отозвалась я.

— Тогда допивай и погнали, — подогнала меня Татьяна. — Но сначала всё же расскажи, что интересного было на пати? Надя сказала, там был Ланской?

Таня светилась как лампочка, когда говорила о нём. В ожидании рассказа о парне она даже закусила губу. Я же её восторга не разделяла.

 — Ну да. А ты его знаешь? — спросила я её.

— Да кто ж его не знает? — спросила Таня, словно я спросила глупость. — Но лично не знакома. Но так хотелось бы познакомиться... Если бы я была на той вечеринке, я бы не упустила своего шанса. Пока я только лайкаю его фотки в инсте и даже написала несколько комментариев, но он мне ещё ни разу не ответил.

Придурок, мужлан и высокомерный тип. У меня всё. Как можно радоваться его присутствию на вечеринке и лайкать его фоточки?! Хотя, стоит признать, толпу он завёл, и многие задание из его головы и по его указке были забавными, но всё равно я считаю его высокомерным индюком, и никто, и ничто не заставит меня изменить своё мнение! 

— Девушки у него официально нет, так что... Ещё можно попытать своё счастье.

При этих словах я не выдержала и закатила глаза. Ну зачем такой умной, талантливой девушке этот нахал Мирослав?  

 — Так что он делал? — вопрошала Таня, очевидно, решив пытать меня до самой смерти моей.

Я пересказала всё, что было до бассейна. Потом осторожно подошла к теме желаний для первачков и бассейна для меня. 

— Представляешь, этот идиот перепутал меня с первокурсницей! — говорила я и всплёскивала руками. До сих пор бесит! — Я ему пыталась доказать, что я уже не новичок, но Ланской ничего не хотел слышать! Хочу эту срочно кинуть в бассейн, и всё тут!

Таня рассмеялась. Легко и беспечно, словно нырять с головой в бассейн с холодной, между прочим, водой очень приятно. Её бы туда сунуть разок, иначе бы заговорила.

— А ты была в своём белом сарафане-разлетайке?

— Да.

— Тогда ничего удивительного! Ты же в нём на ребёнка похожа. Я тебе об этом, кстати, говорила. 

Я недовольно поджала губы.

— Эй, ну ты чего надулась? — улыбнулась она. 

— А ничего, — огрызнулась я. — Сама бы так поплавала!

— Ну прости, что я смеюсь, — миролюбиво сказала она. — Просто действительно забавная история. Так ты, получается, с ним почти знакома? 

Таня сузила свои зелёные глаза.

— Ну, вроде того, — ответила я. — Почти. А что?

— Значит, мы сможем продолжить это знакомство.

О нет, только не это... Надеюсь, он по-прежнему не станет ей отвечать. Такого парня Татьяны моё сердце не выдержит!

8.

— Так, поехали уже, а то опоздаем ещё из-за твоего Мирослава! — отставила я в сторону чашку и ушла в комнату. Открыла дверцы шкафа в раздумьях, что бы сегодня надеть на занятия. Остановилась на приталенном платье голубого цвета длиной по колено.

— Моего Мирослава... — мечтательно протянула Таня, привалившись плечом к косяку двери. — Как же круто звучит!

— Ежова, ты уже вообще с ума сошла? — покрутила я пальцем у виска. — Поехали.

Кое-как вытолкала её, продолжающую глупо улыбаться, за дверь. Видела Ланского всего несколько раз, слышала немного больше, но уже гора проблем из-за него... 

Первой парой была история России, которую вела преподавательница пенсионного возраста настолько нудно и монотонно, что уже через десять минут я стала ловить себя на мысли, что даже не понимаю, о какой эпохе идёт речь, и вообще хочу уснуть. Лишь бы не захрапеть на всю аудиторию! От второй пары по философии тоже не ожидала ничего хорошего, но уже в самом начале всё пошло не так. Преподаватель не пришла. Прошло пять минут, десять, а стол преподавателя так и оставался пустым в аудитории. 

— А где Савушкина? Кто-то знает? — спросила Люда из параллельной группы нашего потока второго курса.

— Не-а, — ответил ей мужской голос. — В расписании точно стоит Истори Рашка. Ну и Савушкина.

— Понятно, — загудели ему в ответ. — Проспала, что ли...

— Пойду и узнаю, — встала с места Юля, староста нашей группы.

Студенты заскучали и принялись развлекаться кто во что горазд. Немногим позже дверь открылась, и в аудиторию вошёл наш декан Борис Львович. Все мигом умолкли и выпрямили спины. Если уж тут наш строгий декан, значит, дело крайне серьёзное. Следом за Борисом вошла Юля, а за ней – высокий молодой мужчина, такой красивый, что аж дух у меня захватило. С трудом оторвала взгляд от его лица с пронзительными синими глазами и посмотрела по сторонам. Судя по открывшимся словно на флешмобе женским ртам, дух захватило не у меня одной. 

— Добрый день, господа студенты, — обратился к аудитории Борис Львович. 

— Добрый день, — ответил ему нестройный хор голосов. 

— Ваша преподаватель по философии Раиса Павловна по состоянию здоровья была вынуждена покинуть нас. Но предмет не должен страдать, и за лето мы нашли для вас нового преподавателя. Разрешите представить — Станислав Сергеевич Бронский. 

Он указал рукой на мужчину, что пришёл с ним и стоял немного в стороне. Он улыбнулся и чуть вышел вперёд.

— Здравствуйте! — обратился он к присутствующим приятным тембром. — Рад с вами познакомиться. Моя дисциплина — философия, и именно ей мы будем заниматься с вами весь этот год, чтобы затем успешно сдать экзамен летом.

— А зимой? — пискнул кто-то из девчонок.

— Встаньте, студент, — ответил он довольно строго. — И представьтесь. Каждый, кто хочет задать вопрос, должен встать и дождаться, когда ему дадут слово, — начал пояснять правила поведения на его парах Станислав. — А когда слово будет получено, нужно представиться, назвать группу и фамилию, чтобы я понимал, с кем я говорю. Я вас пока ещё не знаю, вот и познакомимся.

— Студентка второго курса группы АМ1, Давыдова Екатерина... — смущенно ответила она. 

Ого, с таким не забалуешь... Это вам не Раиска-ириска, у которой студенты творили на парах что вздумается.