Парень подруги. Я не для тебя (СИ), стр. 2

— Будут-будут, — заверила её я. — Приходи.

— Лады, — ответила Надя. — Сейчас Женьку вытурю и приеду. Чего? 

На заднем плане послышался бубнёж её парня. 

— А, слушай, — заговорила она снова. — Тут вечеринка у Соловьёвой. Посвящение новичков. Поедешь? Будет весело. Представляешь, они их в бассейн кидают. Аха-ха!

— В бассейн? Зачем так жестоко? — спросила я. — Нас не кидали.

— Так мы и не ходили на эту вечеринку в прошлый раз. Поехали, весело будет.

— Ну, не знаю... — задумчиво накрутила я прядь волос на палец. 

— Чего? А, Женька спрашивает: что дома тухнуть? Давай так. Мы заедем за тобой через два часа. Пирожков поедим и поедем все вместе к Соловьёвой. Ладно?

— Ну ладно, — сдалась я. — Так и быть. Пошла ногти красить срочно. И брови щипать.

— Давай-давай, — весело отозвалась Надя. — Смотри, все не выщипай. Через два часа. Жди.

— Жду, сгораю от нетерпения. 

Надя рассмеялась и повесила трубку. Я же прошла в комнату и грустно глянула на полуразобранные чемоданы. Ну и как мне здесь найти что-то стоящее для вечеринки?

3.

— Слушай, такие вкусные пирожки, — хвалил Евгений, уплетая уже третий, с мясом. — Ом-ном-ном.

— Да, бабуля "могёт", — ответила я.

— А ты, Диан? — спросил меня парень подруги. — Умеешь такие?

— Я? — смутилась я. — Ну-у-у... Понимаешь, Женя, я — творческая личность и всё такое прочее...

— Короче, не умеешь.

— Нет, — покачала я головой. — Я умею их только есть!

— Ну, не страшно, Ди, — улыбнулся он. — Наработаешь навык к шестидесяти. Сколько твоей бабуле?

— Семьдесят, — подняла я брови. 

— А тебе? 

— Девятнадцать.

— У-у-у, ещё времени вагон научиться печь пирожки. 

— Верно, — кивнула я. — До семидесяти далековато. 

— Мы не опаздываем? — спросила Надя, которая ела один и тот же пирожок уже полчаса — с морковкой, бабуля позаботилась и о моих подругах — и смотрела голодными глазами на пирожки с мясом. 

Ох уж эта диета! Хорошо, что я худая от природы, а то бы тоже ела пирожочки с кабачком. 

— Кстати, да, — сказал Женя и поднял со своих колен Надю. — Нам действительно пора.

Женю я вижу не впервые. Надя познакомила нас ещё в конце прошлого учебного года, после которого мы благополучно разъехались на два месяца каникул. 

— Диан, классное платье, — подмигнул он мне, стараясь подбодрить и поддержать. — Тебе очень идет, и ноги такие стройные.

Надя ему уже напела, что я не люблю вечеринки и стесняюсь своих худых ног. Но она заставила меня надеть белое воздушное платье с рукавом-фонариком — эдакая Прынцесса-первокурсница. Если бы не знала, что это слова Надежды из уст Евгения, грешным делом подумала бы, что Евгений имеет на меня виды. Но между Надиной троечкой и моей единичкой выбор очевиден. 

— Тогда поехали.

4.

На подходе к дому нас встретила громкая музыка. Веселье шло полным ходом. Ворота были открыты, и мы без проблем попали во двор дома, где и проходила основная активность. Возле бассейна были раскиданы подушки и пледы, установлен стол с закусками и напитками. Молодые девушки и парни разбрелись по всей территории дома, громко смеясь и переговариваясь. Кто-то уже пританцовывал под мощную аудиосистему на крытой веранде перед входом в дом. Многих мы уже знали лично и не успевали со всем здороваться. 

— О, здарова, — вышла к нам хозяйка праздника и дома. — Ого, Диана? Не думала, что ты придёшь. Рада тебе.

Настя обняла меня так, словно ждала больше других. С ней мы пересекаемся на лекциях общего потока и успели за прошедший курс наладить неплохие взаимоотношения. Просто Настя знает, что я не люблю всякого рода тусовки и появляюсь на них крайне редко. Затем она обняла и Надю с Женькой.

— Ну, располагайтесь, — добродушно раскинула она руки в стороны. — Берите закуски, напитки. Ждем ещё ребят и начинаем шоу "Посвящение новичков в первокурсники".

— А что там будет? — спросила я её.

— Да ничего особенного, — улыбнулась Соловьёва. — Конкурсы всякие, чисто поржать. Старший курс будет проводить.

— Понятно, — ответила я.

Если будет проводить старший курс — вряд ли всё будет столь невинно. Но пока всё вполне прилично. Мы взяли по стакану и принялись тоже бродить по территории, общаясь с друзьями и знакомыми. Внезапно толпа разразилась радостными воплями, как будто к нам приехал как минимум Джонни Депп собственной персоной... Ах, ну да — почти так и есть. Ланской вместе со своей компанией-свитой почтил Соловьёву своим королевским присутствием. Я, конечно, знаю его плохо, да, собственно, вообще не знаю лично — но кто ж не слышал о Ланском, умнице и красавце, надежде института – правда, по части спорта? Все. Но чего стоит это высокомерное выражение лица и осознание себя королем среди челяди — противно просто. Мажор и говнюк, ничего необычного. Не знаю я его — и слава богу, и не надо. Вот только теперь могу себе представить, какие конкурсы проведёт Мирослав, ведь очевидно, что Соловьёва его позвала для этого — громче всех визжит из толпы девчонок. 

Мирослава тут же окружила толпа, и он потерялся из виду на какое-то время. 

— Надь, я за напитками схожу, — сказала я подруге. — Пить хочется.

— Ага, — кивнула головой она, на секунду отрываясь от разговора с Женей.

Я вздохнула и отправилась к столу. И чего они меня сюда приволокли, если собрались общаться вдвоем? Чувствую себя лишней, поеду домой, пожалуй. Жаль, нет Тани, мы бы с ней вместе провели время куда веселее. 

Протянула руку и хотела взяться за стакан, как поняла, что его мне не отдают. Его взял кто-то ещё. Подняла взгляд и увидела над собой огромные серые глаза в обрамлении черных ресниц, волевой подбородок и скулы, красиво очерченные упрямые губы. Парень очень высокий, пришлось поднять подбородок вверх, чтобы встретиться с ним глазами. И огромный. Я даже невольно отпрянула, когда эта скала нависла надо мной.

— Извини, — сказал он низким голосом. — Возьми. 

Он протянул мне стакан и поставил передо мной.

— Да ладно, — пожала я плечами. — Забирай. Стаканов, что ли, тут мало?

— Точно, — улыбнулся он. Красивая улыбка, завораживает. Только я на неё не куплюсь. — Но я всё равно возьму другой. 

Он взял в руки соседний стакан, который в его мощной лапе казался игрушечной посудкой, и пошёл вперёд, к толпе, которая ждала его. Я снова пожала плечами и взяла напиток, отправилась обратно к Наде.

5.

— Слушай, — сказала я ей, снова отрывая её от увлекательной беседы с парнем. — Я, наверное, такси вызову и домой поеду. Хорошо?

— Ну какое “домой”, Диан? — принялась удерживать меня подруга. 

— Честно — мне скучно, — ответила я как есть. — Вы с Женькой, а я одна.

— Да погоди, сейчас шоу начнётся, и будет весело. Мир всегда придумывает классные приколы.

— Мир? — нахмурилась я.

— Ну Мирослав, — пояснила Надя. — Мирослав Ланской — Мир. Его так все друзья называют.

— А, понятно, — равнодушно отозвалась я.

Вот уж мне очень интересно, как называют друзья эту заносчивую дылду. 

Спустя время возле бассейна собралась толпа. Кто-то сидел на подушках и пледах, кто-то стоял. Мы были ближе всех к воде и успели занять, так сказать, "козырные места" — лежаки. Надежда сидела с Евгением, я — одна, мы смотрели, что происходит у бассейна. 

Девчонки и мальчишки выполняли выдуманные на ходу поручения от Ланского. Он вальяжно сидел на стуле, повернутом спинкой вперед, и озвучивал идеи. Кто-то читал стихи, кто-то пел песни, некоторые даже плавали на скорость. Девчонкам он специально давал задания поэротичнее: станцевать стриптиз в белье, поцеловать выбранного парня, громко постонать под одобрительные смешки парней, а после каждого выполненного действия Мир озвучивал, пройдено ли задание, и если пройдено, толпа в экстазе орала "посвящён" или "посвящена".