Бродяга (СИ), стр. 60

— Даже если мы его запрём и свяжем, успокоить Ская будет не так-то просто, — вздыхая, произнёс Тан, переводя управление кораблём в режим автопилота. — Он не простит нас за то, что мы выстрелили ему в спину. Из-за любви все его эмоции обострены, поэтому его гнев тоже будет приумножен. Он мой друг, и наш капитан, содействуя тебе — я предаю его Кьяра. Это не выход.

— Ладно, — она нажала на пуск без колебаний. — Теперь я одна на болтающемся в космосе корабле с тремя оглушенными парнями. Просто чудесно!

Кьяра решила начать с Ровера. Она волокла его с огромным усилием, потому что её обожаемый парень был самым тяжелым из них.

— Скажи мне пожалуйста, вот почему, когда ты лежишь на мне сверху и мы занимаемся любовью, я совершенно не ощущаю твоего веса? — пыхтела Кьяра, разговаривая с бесчувственным Ровером. — А когда дело дошло до твоего перемещения, мне кажется, что я тащу кита.

Пристегнув его на растяжке в грузовом отсеке, девушка отправилась за вторым телом. С Таном она поступила так же, только заперла его уже в машинном отделении. Ей оставалось только подождать, когда очнётся Яр.

— У-у-у, проклятье. … Ты выстрелила, — приходя в себя, пробормотал он через время, скривившись от неприятного шума в голове. — Мерзкое ощущение. Не могу поверить, что ты это сделала!

— А что мне оставалось? Смотреть, как Скай свернёт тебе шею? Ему нужно остыть, а нам придумать, как его переубедить.

— В чём именно? — криво усмехнулся Яр, принимая вертикальное положение. — В том, что не следует убивать твоего бывшего ухажёра? В том, что мы не замышляли против него заговор за его спиной? Или что мы гораздо умнее и дальновиднее Ская, и поэтому взялись его перевоспитывать, выстрелив и надев на него наручники? С чего начнём, кудряшка? Готова выслушать от него тонну нелесных прилагательных определений? … А что ты сделала с Таном? — всполошился он, нахмурившись.

— Ну, … Тан отказался мне помочь, поэтому мне тоже пришлось его оглушить, — процедила Кьяра, опустив глаза. — Я понимаю, что мы влипли по полной программе, но разве у меня был другой выход?

Яр в шоке хлопнул себя ладонью по лбу, ещё сильнее застонав от боли:

— Будь уверенна, они нам этого никогда не забудут. И даже если когда-нибудь простят, будут каждый раз упрекать при случае ради удовольствия поизмываться. Так … стенаниями дела всё равно не исправить, нужно действовать напарник. Прорвёмся, — Яр пошатываясь, поднялся на ноги, окинув её своим волооким взглядом. — Я управлять кораблём, ты думай над речью, но к Роверу пока не суйся, пусть устаканит свою болтанку. Через пару часов я спущусь к нему первым, после настанет твой черёд.

Она ждала что Ярос свяжется с ней по рации, но скворанин явился к ней сам с непривычно перекошенным бледным лицом.

— Никогда не думал, что … смогу когда-нибудь услышать столько дерьма в свой адрес от того, кому я отдал свою жизнь. Боюсь, что, когда Скай трансформировал свой организм ради капли яда, чтобы спасти твою жизнь, он повредил себе мозг. Иначе это не объясняется. Это не он!

— Ещё будут какие-нибудь версии? — прошипело за их спинами.

— Ты что его отпустил? — прошептала Кьяра, боясь выглянуть из-за Яра.

— Не надо сомневаться в моих умственных способностях. Он сам! — так же не оборачиваясь прошептал Яр.

— Значит так, за саботаж вы обязательно будете наказаны, но позже. Сейчас мне нужен помощник. Поэтому Ярос займись своими обязанностями. Мы приведём корабль куда я укажу, и вы будете исполнять мои указания, а не корчить из себя встревоженную родню. Вы откроете рот, когда вам прикажут, и будете делиться своими мыслями, когда от вас это потребуют. Кьяра — ты займешь моё место в грузовом отсеке на той же цепи. Ничего личного любовь моя, сейчас я капитан.

— Ты ведь сказал, что наказание последует позже! — возмутилась девушка, с болью глядя в любимое лицо.

— Откроете рот, когда вам прикажут Кьяра. И это пока не наказание — это меры предосторожности! — отрезал Ровер.

Худшее в её угнетённом состоянии было то, что она начала сомневаться в его чувствах. Сидя прикованной к железным скобам огромного контейнера, Кьяра мысленно прокручивала их разговоры, шутки, его поведение, яркие моменты проведенные с ним в постели, и не могла понять в чём же причина такой резкой перемены. Такая упорная позиция Ровера не была связана с эмоциями, она скорее напоминала одержимость.

Но ведь если бы он не любил — он бы не пришел кормить её с ложечки, как вот теперь, сидя перед ней на корточках. Кьяра жевала с самым обиженным видом, не произнося ни звука, потому что «капитан запретил открывать рот».

— У моего народа есть поверье, что каждому своему мужчине женщина отдаёт частичку своей души. И чем больше у неё мужчин — тем тоньше и слабее душа. Чтобы освободить и укрепить душу — нужно отнять жизнь у её любовников. Я не хочу, чтобы твоя душа была не полной, я не хочу, чтобы ты была слабой, потому что может настать момент, когда тебе понадобятся все силы, — сдавленно произнес Ровер, продолжая заталкивать в неё еду.

— Ты в своём уме? — отмахнулась Кьяра. — Это же бред сумасшедшего! — от злости и отчаянья по её щекам покатились слёзы. — Посмотри на нас Ровер! Я сижу прикованная цепью в холодном грязном отсеке, а ты гоняешься за парнем в надежде убить ни в чём невиновного человека! Я не это в тебе люблю. Я люблю твою жажду к жизни, твою силу, твою дерзость и ум, твой кругозор и неординарность, даже твоё сумасбродство. Но кровожадность. … Признайся, ты просто испугался, когда этот идиотский оракул заявил, что я должна умереть, и погоня за Томом — это твой выход стресса. Ты гордый благородный скиталец, отверженный и заклеймённый и ты чихал на всякие там обычаи и поверья. У тебя нет правил. Вернись ко мне Скай, я скучаю по тебе, ты так нужен мне. Ты один. Если ты решишь именно таким образом замарать руки кровью, то вряд ли вернувшаяся частичка моей души будет сопоставима с тем, что от неё отломиться. Давай наслаждаться тем, что нам отпущено, жить одним днём, быть вместе — это всё, что нам нужно.

Он долго и пристально всматривался в глубину её глаз, словно заплывая в душу своей любимой, пока не произнес еле слышно и другим тоном:

— Я безумно тебя люблю. Моя вселенная взорвалась и создалась заново, и я не знаю, как объять тебя своей любовью. Я похож на психа … потому что я скворанин, я вдвойне псих, потому что по уши влюблён, и да — я очень боюсь тебя потерять Кьяра Сноу.

— Жаль, что скворанские мужчина не дают свою фамилию своим жёнам, — притворно горестно вздохнула она с улыбкой. — Ты освободишь меня или нет? Мы могли бы провести эту ночь в постели, — и её улыбка стала ещё более соблазнительной.

— Даже не знаю, как поступить, я ведь ещё не придумал как тебя наказать, за то, что ты выстрелила в меня, — Ровер усмехался, а это говорило о том, что его настроение набирало градусы.

Несколько волнующих взглядов и пара чувственных улыбок — подарили влюблённой парочке бурную примирительную ночь. И, казалось бы, всё наладилось.

Это была просто вынужденная посадка для подзаправки на один из «призраков», так называли мёртвые планеты, на которых тем не менее располагались коммерческие заправочные станции с отдельными нелегальными портами, где можно было встретить бродяг, скрывающихся от законов Империи. Правда плата за услуги нелегального топлива была втрое выше, но зато в стоимость входило предупреждение на случай, если на станцию пришвартуются корабли имперских войск.

Ничего не вызывало подозрений. Даже намёка на то, что что-то может пойти не так.

Кьяра осталась на борту, а парни отправились на стацию. Расстояние всего лишь каких-то двести метров. Расстояние сравнимое для неё в миллионы световых парсек пока она мчалась, услышав в наушнике крики и выстрелы. Те несколько минут, которые она бежала оказались самыми леденящими в её жизни. Кьяра не успела. И расстояние начало неумолимо увеличиваться между её сердцем и сердцем Ровера. С гулкой световой скоростью. Она потеряла его, а скворане исчерпали своё везение.