Бродяга (СИ), стр. 59

— Причуды? — скворанин хмыкнул. — Любовь, влечение, привязанность — это такие же эмоции, а у скворан как ты знаешь — эмоции нестабильны. Скворанам не свойственно постоянство, поэтому чтобы поддерживать определенное чувство — требуется стимулирующий эмоциональный раздражитель. Эту функцию и исполняет круг близости, избранные и связанные с тобой люди. В любовных отношениях скворанам необходимо соперничество, это подстёгивает интерес. Я принадлежу к твоему кругу, и я могу тебя касаться, и ты можешь, если захочешь конечно, или если возникнет такая необходимость. Например, если тебе покажется, что твой мужчина к тебе охладевает. Как думаешь, почему Скай так целенаправленно тебя добивался, не теряя интерес?

— Его подстёгивало пари, — выдавила Кьяра. — То есть ваша любовь коротка, как жизнь бабочки однодневки? Завтра Ровер может проснуться и не почувствовать этого чувства?

— Боже, как же сложно не скворанину объяснить скворанскую природу, — со вздохом закатил глаза Яр. — Он любит, он очень сильно тебя любит, но из-за эмоциональной амплитуды переживания этого чувства будут разными. К примеру — сегодня он весь пылает и не сводит с тебя влюблённых глаз, но через несколько дней, игнорируя полностью отстраняется, становится резким, а всё, потому что произошел скачок. Любовь не проходит, она просто протекает в тебе по синусоиде.

— И чтобы снова привлечь его внимание, мне придётся заигрывать с кем-то из вас? — зелёные глаза начали округляться. — Это отвратительно! Прости, я не хотела сказать, что ты ужасен просто …

— Вы называете это развратом, я знаю, — улыбнулся Яр. — Тебе не нужно будет предпринимать отчаянных шагов, связанные с тобой в круге, сами почувствуют, когда нужно помочь.

Глава 28

— Спросишь, почему я сейчас проявляю к тебе такой интерес, когда Ровер лопается от любви и стимул ему вроде как не нужен? Мне нужна эмоциональная связь с тобой. Ты новый член нашей семьи, и я ещё не всегда улавливаю твоё настроение. В кругу близости нет никакого жесткого порно, у этих как ты говоришь «заигрываний» есть свои правила. … Если тело получает удовлетворение от ласки рук или губ — у скворан это не считается изменой. Измена — это когда ты не отдаёшь ожидаемых эмоций и спариваешься с другими. Я признаю в тебе женщину моего брата, и не претендую на секс с тобой, но Ровер не убьет меня если я тебя поцелую. Теперь уже нет. Раньше он ревновал, но тогда у вас не было определенности, вы не были парой, ты не принадлежала кругу и могла бы выбрать меня. Теперь же у Ровера есть право расправиться со мной только в случае, если мы с тобой переспим.

— Хитро. Удовлетворение от ласки губ или рук! — с возмущением фыркнула Кьяра. — Да здесь же куча способов заняться другим видом секса! Скворане хорошо устроились, прикрываясь своими скачками эмоций.

— Рад, что у тебя такая развитая сексуальная фантазия, — иронично протянул Яр, и его глаза достигли своей максимальной синевы. — Напоминаю, что эти обычаи создавались для скворанских пар, где он и она принадлежали одной расе. Ты другая, тебе сложно понять, и почти невозможно принять. Тут я согласен. Лазейки в этих правилах, конечно, есть, но тебя ведь никто не будет заставлять идти на крайности. Скворане насилуют только пленных женщин, своих никогда.

— Подожди … получается, что, если вы с Таном приведёте подруг и примите их в свой круг, — оторопело, с трудом выговаривая слова, выдавила Кьяра, подавляя приступ тошноты. — Ровер сможет их касаться??! Ласкать губами? Боже, я этого не вынесу! — вырвавшись от Яра она вскочила, шарахнувшись в сторону. — Это … это … Но я не скворанка, мой интерес не нужно подогревать он у меня постоянный!

— Тише, я знаю. Успокойся. Дыши, — улыбаясь, Яр снова протянул ей свою развёрнутую левую ладонь с символом дружбы. — Чтобы принять кого-то в круг — нужны очень веские причины. Связь круга сильнее чем кровная, если ты принимаешь кого-то — то это уже навсегда. Прежде чем принять нас с Таном в свой круг Ровер прошел с нами через испытания, через кровь, через годы. В его круг входила Кеседи, но она погибла. Ещё был Тирэй, но он тоже пал. Тебя он выбрал, потому что полюбил, впервые в своей жизни. И потому что ты согласилась стать его невестой. Это веская причина. И хочу тебя заверить, что я не собираюсь приводить в наш круг другую девушку. Так что не нужно впадать в истерику. Тан тоже вряд ли надумает жениться, его больше устраивают одноразовые интрижки. В нашем кругу не появится женщины, которой сможет касаться Ровер. Всё, я тебя успокоил?

— Как ты можешь знать наверняка, что не встретишь ту, чьё имя ты выбьешь у себя под сердцем? Впереди целая жизнь. Посмотри на Ровера, случиться может всё что угодно.

— Но я знаю!!! — со злостью рявкнул Яр. Его эмоции достигли противоположного пика. — У меня нет впереди целой жизни — я смертник! Я приговорён к казни! Я не могу спокойно ступить на твёрдую почву, не озираясь при этом. И я не смотрю на женщин, как на спутниц своей долбанной жизни, потому что у меня нет будущего. Каждый день для меня аванс. Вот поэтому Кьяра.

— Ты осуждаешь Ровера за его выбор? — нахмурившись, Кьяра с беспокойством поймала его взгляд.

— Кто я такой, чтобы принимать за него решения? Это его воля. Он счастлив, значит, у меня есть повод порадоваться за него.

— Ярос! — Кьяра окликнула его, когда скворанин уже почти скрылся за поворотом. — Почему ты? Почему Тан не тискает меня в объятьях, не шарит у меня во рту языком, и не вдаётся в подробные разъяснения? — в её цепком взгляде был воинственный вызов, и это заставило его обернуться и рассмеяться.

— Когда ты вот так дерзко задираешь свой маленький носик мне и хочется тебя тискать. Наверное, потому что ты волнуешь меня как женщина, — последние его слова уже донеслись до неё из коридора.

Они заблуждались насчёт того, что пророчество басмачей отвлечёт Ровера от навязчивого кассет. Уже на следующий день он доказал им обратное.

Вытащив своего капитана с постели, Тан раздосадовано сообщил Роверу, что модуль работать не будет, и что он отказывается понимать в чём дело, потому что явных причин для отказа системы нет, что он уже десять раз провел диагностику каждой отдельной детали, но энергия по-прежнему отбирается. Внимательно осмотрев модуль, Ровер прищурился, словно мысленно взвешивая какие-то факты. Затем засунул руку под сердцевину и, приложив не дюжее усилие, вырвал оттуда серебристую извивающуюся пиявку.

— Гирудан! — воскликнул Тан. — Она питается энергией! Вот почему были такие потери. Но как она тут оказалась? Приползла?

— Ты видел, чтобы эти скользкие гады ползали в космосе? — покачал головой Ровер. — Нет, её сюда кто-то умышленно принёс. И, кажется, я даже знаю кто! — схватив гирудана, Ровер решительно направился на поиски друга.

Он нашел Яра и Кьяру, о чём-то тихо болтавших в одном из отсеков грузовой палубы. Со злостью швырнув в Яра пиявкой Ровер зашипел, теряя контроль:

— Так значит, вы оба сговорились против меня?! Думали, я не догадаюсь?! Решили, раз идиот влюблён, ему можно легко пудрить мозги и ломать комедии?!

И по тому, как побагровели его глаза, сделав шаг, Кьяра инстинктивно закрыла собой Яра.

— Мы лишь хотели отвести тебя от ошибки, Скай. То, что ты задумал, неразумно и опасно, — сжимаясь, прошептала она.

— Отойди!!! Я сказал, не смей закрывать его от меня собой!!! — взревел Ровер, кидаясь на них.

Вовремя отшвырнув Кьяру в сторону, Яр принял вызов, покатившись с ним в драке по полу. Ярость затуманила скворан, поддавшихся водовороту своих эмоций. И наблюдать, как дерутся двое лучших друзей — было неимоверно больно, намного сложнее, чем выхватить пульсар, поставить его на оглушение и выстрелить. Что Кьяра, собственно, и сделала, после чего медленно, на подкашивающихся ногах направилась к рубке.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Тан, я выстрелю и в тебя, если ты не поможешь мне, — выдавила она, появившись на капитанском мостике, наставив оружие на скворанина. — Они чуть не убили друг друга. Ровер сходит с ума. Его нужно как-то обезопасить от самого себя.