Сделка (СИ), стр. 5

— Ах, дамский угодник! — упрекнула его дама, довольно порозовев. — Идёмте, я познакомлю вас со своими подругами. Уделите и старшему поколению своего драгоценного внимания.

— Конечно, графиня. Для меня — это честь!

Дама увела Виктора в другую часть залы, и он потерял Елену из виду. Когда стареющие дивы отпустили, наконец, его, княжны уже нигде не было видно. Однако, мать её так и осталась в зале, увлёкшись беседой. Значит, Елена снова сбежала. И это шанс…

Мужчина осторожно покинул зал, чтобы отправиться на поиски непокорной красавицы. Но искать долго не пришлось.

Девушка стояла возле окна через всего через два коридора. Она смотрела, кажется, на небо? Как романтично!

— Сбегать от матери в разгар вечера становится вашей привычкой, княжна, — раздалось над её ухом.

Елена вздрогнула. Обернулась и, встретившись с пронизывающими голубыми глазами, сделала шаг назад, увеличив расстояние между ними.

— Вам бы тоже не помешало обзавестись одной, барон, — не показывая растерянности, сказала она.

— Интересно. Какой?

— Не нарушать личное пространство другого человека.

— О-о, — восхитился мужчина. — Елена Олеговна, вы разбираетесь в психологии?

— Представьте себе — да! Не все девушки так пустоголовы, как те, с которыми вы привыкли общаться, Виктор Альбертович.

Мужчина облокотился на косяк окна, с интересом наблюдая за каждым её движением. Орлова начинала чувствовать себя неловко, захотелось просто уйти, но они опять соревнуются в остроумии — нужно было уже довести этот словесный пинг-понг до логического конца.

— Откуда вам известно, с какими девушками я общаюсь, княжна? — приподнял он брови.

— Только на таких действуют ваши чары — усмехнулась она. — Умной будет недостаточно одних ваших прекрасных глаз, барон.

— Вы сделали мне комплимент? Очень мило.

Елена на миг смутилась:

— Никаких комплиментов я вам не делала, не нужно перевирать смысл моих слов.

— Вы правы, Елена Олеговна. Умные женщины — сущее наказание.

— Потому что они видят нас насквозь, Виктор Альбертович, — сузив глаза, произнесла она.

— А если эти женщины ещё красивы и остры на язык — мужчине уже не спастись… — Виктор двинулся к ней, резко сократив расстояние.

— Что вы собира… — но Елене было нечем договорить, и мы так и не узнаем, что она хотела бы сказать.

Виктор схватил её в объятия и поцеловал. Девушка тут же возмущённо забилась в его руках, пытаясь оттолкнуть от себя. Мужчина позволил прервать поцелуй и ослабил хватку. Возмездие не заставило себя долго ждать, прилетев громкой пощёчиной, отозвавшейся эхом по всему коридору.

Елена, тяжело дышала и потирала руку — от души треснула его всё же. Она успела сделать несколько шагов прочь от него. Обернулась и бросила:

— Надеюсь, эта встреча — последняя, — она убежала, придерживая платье.

Мужчина потёр саднящую щеку. Как-то не похоже, чтобы он ей нравился. Красивая, умная, и ему не по зубам — идеальная женщина.

Оставалось три недели…

***

В расстроенных чувствах Виктор покинул званый ужин.

Ему очень не хотелось бы проиграть спор, но слишком мало возможностей с Еленой увидеться. Да и его штучки, как ни прискорбно, на ней. действительно, не работали.

Коня жаль, да и образ сердцееда заметно подпорчен…

Барон решил отправиться в игорное заведение — проверить свою удачу и отвлечься от последних событий. Будто бы сама Фортуна вела его за руку сегодняшним вечером.

Только переступил порог, как сразу заметил потасовку в углу комнаты. Кажется, это князь Олег Орлов, отец Елены. Мужчины громко ругались, кидая карты друг в друга.

— Добрый вечер, Господа, — поклонился Виктор им. — Что здесь происходит?

Спорщики устремили взгляд на Гинцбурга.

— Добрый вечер, барон. Ничего особенного, просто кто-то нечестно играет, — повернулся один из игроков к барону.

— Сам мухлюешь, понял? — крикнул Олег Иванович.

— Нет, вы это слышали? Проиграл, и не хочет отдавать дом!

— Какой ещё дом? — нахмурился молодой человек.

— Вот, — протянул ему бумагу оппонент князя, которую он тут же бегло просмотрел.

Закладная. Поместье Орловых передавалось победителю партии в покер. Подпись князя так же присутствовала. Документ имел юридическую силу.

— Эта бумага была на кону. Я выиграл, а он не хочет отдавать дом.

— Что же вы, Олег Иванович, — повернулся к нему Виктор. — Карточный долг — святое.

— А я ему о чём? — снова вклинился в диалог победитель.

Мужчины были явно выпившие.

— Уважаемый, — обратился барон к выигравшему партию. — Я готов выкупить у вас эту бумагу за достойную цену.

— О, — удивился господин. — А вам, барон, зачем эта рухлядь?

— Это уж не ваша забота, — мило улыбнулся Гинцбург ему. — Соглашайтесь, дороже вы его всё равно не продадите.

— Ну что ж… Забирайте, если вы готовы прямо сейчас мне выписать чек.

Виктор молча достал книжку и заполнил данные. При свидетелях он вручил чек с крупной суммой и подписью теперь уже бывшему владельцу особняка Орловых. Мужчина внимательно изучил его и, убедившись, что всё в порядке, отдал закладную барону. Теперь бумага о том, что князь Орлов передает поместье во владение победителю в покер, принадлежала Виктору.

— Спасибо, — Олег Иванович протянул руку за закладной.

— Кто вам сказал, князь, что я отдам бумагу? Дом теперь мой.

Орлов молча хлопал хмельными глазами, пока барон сворачивал и прятал документ, а потом уверенным шагом покидал заведение.

Глава 5

Спустя несколько дней к дому Орловых подъехала карета. Князья не ждали гостей, и Натали с удивлением вглядывалась в силуэт приближающегося гостя. Он был один и подозрения не вызывал.

— Впусти его, — кивнула Тане хозяйка.

Мужчина в зимнем одеянии вошёл в парадную. Услужливая девушка в простоватом платье горничной помогла ему раздеться и проводила в гостиную, где, высокомерно подняв голову, на диванах восседала княгиня Орлова. Она не стала вставать навстречу гостю.

Виктор вошёл в комнату, поправил свои волосы, растрепанные шапкой. Он поклонился женщине и почтительно поцеловал руку.

— Добрый вечер, княгиня, — улыбнулся он одними уголками губ.

— Приветствую, барон.

Она строго смотрела на него холодными серыми глазами, ожидая услышать цель его визита. Виктор не был желанным гостем, и прекрасно это знал. Похоже, Елена и Натали Орловы были единственными в мире женщинами, на которых его чары не действовали.

— Присаживайтесь, Виктор Альбертович, — всё же воспитание не давало ей держать гостя на пороге, хоть и незваного. — Таня, сделай нам чаю.

Барон сел в предложенное кресло напротив дивана. Наталия Дмитриевна, подняв одну бровь, смотрела на молодого человека. Тот сел нога на ногу, руки положил на подлокотники кресла. Он будто у себя дома: уверенный, расслабленный.

— Вы, верно, хотите знать, зачем я приехал, княгиня?

— Не отказалась бы. Насколько я помню, приглашения мы вам не высылали, барон.

— Приходить в гости без приглашения — дурной тон. Но у меня есть веские причины.

— Позвольте узнать, какие?

— Я обязательно расскажу. Только для этого пригласите, пожалуйста, вашего супруга и дочь. Дело касается всей вашей семьи.

— Что — то случилось? — Натали внимательно, и уже без былого высокомерия, посмотрела в глаза молодому мужчине.

— Случилось, — кивнул он. — Но об этом я готов поведать при всех членах вашей семьи.

— Татьяна, — не отрывая взгляд от барона, позвала она.

— Да, Наталия Дмитриевна?

— Попроси спуститься к нам Олега Ивановича и Елену Олеговну.

— Поняла, хозяйка, — и девушка застучала туфельками по лестнице.

Потянулись неловкие минуты ожидания. Виктор о чём — то думал, сидя в кресле, и барабанил пальцами по подлокотнику. Наталия, обняв себя, ходила по комнате вдоль дивана. Её беспокойство нарастало с каждой минутой — почему — то ей казалось, что дело действительно серьёзное.