Сделка (СИ), стр. 6

Первым спустился князь Олег. Увидев в конце лестницы барона, он стушевался, но собрав себя в руки, дошёл до дивана. Гинцбург встал с кресла, приветствуя князя:

— Очень рад, Олег Иванович, — протянул он ему руку.

Князь, пряча глаза, быстрым движением пожал руку в ответ:

— Здравствуйте, Виктор…Альбертович.

Последней в гостиную вошла Елена, в довольно милом, пусть и домашнем платье. Волосы собраны в косу, у висков выбились непослушные пряди, что придавало её виду ещё большую нежность и красоту.

— Виктор Альбертович? — встретившись взглядом с бароном, она удивлённо вскинула брови и тут же нахмурилась.

Он поцеловал и её руку тоже, но приветствие происходило гораздо нежнее и дольше, чем с её матерью.

— Вы как всегда, прекрасны, княжна.

Он не собирался выпускать её руки, заставив покраснеть перед родителями. В глазах полыхнул злой огонёк, когда Елена вытянула свои пальцы из его цепких рук.

— Что он здесь делает? — возмущенно обратилась она к матери, теперь уже её вгоняя в краску.

— Елена, не сейчас, — прошептала она ей. — Помолчи и сядь.

Девушка не стала спорить с княгиней и села на диван, настороженно глядя на гостя. Что могло привести барона в дом, где ему не рады?

— Итак, — Виктор снова по — хозяйски уселся в кресло. — Раз все в сборе, пора озвучить цель моего визита.

Мужчина внимательно оглядел всех троих и вынес свой вердикт:

— Судя по лицам, Олег Иванович вам ничего не рассказал. А он ведь в курсе. Да, Олег Иванович? И у него была масса времени вас предупредить заранее.

Женщины уставились на главу семейства. Тот хотел бы спрятать голову под ковёр, словно страус, но это неприлично… Поэтому он просто молчал, прижав кулак к щеке.

— Что ж, в таком случае эта обязанность ложится на мои плечи, — продолжил барон. Он достал бумагу, аккуратно свернутую и перевязанную лентой. — Это — закладная. Ваш дом находится в залоге. Бумага подписана князем Орловым Олегом Ивановичем. Прошу вас.

Он протянул документ Натали. Та, пребывая в шоке, машинально взяла протянутый свиток. Дрожащими пальцами сняла ленту и развернула свиток. Пробежав глазами несколько строчек, женщина уронила голову на руки, а бумага с шелестом легла на ковёр.

— Мама, — бросилась к ней девушка, и прямо в платье уселась на колени возле неё. Одной рукой она обнимала мать, второй взяла с пола документ. Прочитала.

— Что это значит? — спросила несильная в юридических делах Елена.

Натали отняла руки от лица и сказала ей:

— Это значит, что наша усадьба нам больше не принадлежит.

— Как это? — не понимала девушка.

— Твой отец поставил наш дом на кон в казино. И проиграл, — голос её сорвался, слёзы сбегали с глаз против воли. Женщина до последнего старалась держать лицо — какое унижение! Натали, как раз, всё прекрасно поняла.

— Кому же тогда принадлежит дом?

— Тому, кто выиграл партию в покер, я, полагаю.

— А кто выиграл? — Елена от шока с трудом понимала, что происходит.

— Барон Виктор Гинцбург. Раз бумага находится у него, — женщина вопрошающе глянула на мужчину.

Он, всё это время, молча наблюдавший за ними, кивнул:

— Верно, Наталия Дмитриевна.

— Что же, — вскочила на ноги Натали. От гнева она вся дрожала, голос её срывался. — Мне всё ясно. Вы пришли сказать нам убираться отсюда?

— Я пришёл предъявить свои права на это дом, княгиня.

— Нам прямо сейчас нужно его покинуть, в чём есть, и уйти в метель, или всё же вы дадите нам время собраться?

— Наталия Дмитриевна, я же не изверг. Я дам вам на сборы три дня.

— Очень благородно с вашей стороны, барон, — источала яд княгиня. — Спасибо, я тронута.

Она снова упала в кресло, вцепившись руками в подлокотник.

— Это ещё не всё, — произнёс Виктор.

— Есть что-то ещё? — повернулась к нему Натали. — Вроде бы, больше отбирать у нас нечего.

— У меня к вам предложение, — подняв голову вверх, сказал Виктор.

— Слушаю вас, — еле сдерживаясь, ответила княгиня.

— Я оставлю этот дом в вашем распоряжении… При-выполнение одного условия.

Мужчина замолчал, глядя на Елену. Та смотрела то на мать, то на Виктора. Отец скромно сидел в уголке и не собирался участвовать в разговоре.

— Ну, мы всё с трепетом ждём, Виктор Альбертович. — обратилась к барону Натали. — Озвучьте нам уже ваше условие.

— Вы отдаёте мне княжну.

Глава 6 

Повисла гробовая тишина, которая казалось, была даже осязаема.

— В жёны, — добавил Виктор, увидев, как вытянулись лица Орловых.

Послышался звон разбиваемой посуды. Елена слишком резво вскочила на ноги, зацепила платьем чашку с блюдцем, которая весьма символично рухнула на пол и разбилась, оставив жёлтый след на ковре. Девушка тяжело дышала и метала чёрные молнии в Виктора. Если бы взглядом можно было убивать — она бы точно это сделала!

— Как вы смеете, — бросила она ему в лицо. — Вы что — покупаете крепостную на рынке? Или, может быть, козу?

Натали, прижав ладонь ко рту молчала, застыв на месте. Какой скандал!

— Ну, коза мне обошлась бы явно дешевле.

Елена швырнула ему под ноги бумагу.

— Я не буду вашей женой, даже если вы мне сделаете предложение под дулом пистолета. Больше мне сказать вам нечего.

Орлова стремительно развернулась на каблуках и ушла вверх по лестнице. Громко хлопнула дверь где — то наверху. Виктор на мгновение прикрыл глаза. Он так и остался сидеть в кресле, собрав руки в замок. Он абсолютно спокоен.

Натали начала потихоньку обретать вновь способность говорить и двигаться. Она повернула голову и спросила:

— Зачем вам княжна, Виктор Альбертович?

— Я хочу на ней жениться.

— Для чего?

— Это неважно. И это моё условие.

— Вы уверены, что хотите жениться именно на ней?

— Уверен, — твёрдо ответил он.

— У Елены сложный характер, барон.

— Именно этим она мне и нравится.

Женщина сложила руки на груди, прищурив глаза:

— И вы готовы взять её вот так, без приданого? Даже наш дом теперь ваш.

— Моих денег хватит на нас всех, — отрезал молодой человек. И добавил: — У вас есть то, чего не хватает мне. Безупречная репутация.

— Чего не сказать о вас, барон, — не удержалась и уколола его Натали. — А какие цели вы ещё преследуете этим браком?

— Больше никакие, Наталия Дмитриевна, — не моргнув глазом, ответил молодой мужчина.

— Я вам не верю, — твёрдо сказала она.

— Ваше право, княгиня, — не мигая, Виктор смотрел в серые глаза. — В ваших силах помочь Елене Олеговне…передумать. Если вы, конечно, хотите остаться в этом доме.

Княгиня с вызовом смотрела на него, но молчала.

— Я даю княжне подумать три дня, — произнёс барон, вставая на ноги. — Через три дня я приеду за ответом. Если он будет отрицательным, то я надеюсь увидеть ваши собранные вещи.

Мужчина, коротко поклонился князьям, поспешил одеться и покинуть дом, оставляя семью Орловых в полнейшем смятении.

Натали с укором смотрела на своего мужа. Тот виновато смотрел на неё.

— И почему же вы, позвольте узнать, глава семейства, молчали в ответ на оскорбления молодого барона?

— А что я мог сделать? Вызвать его на дуэль? Да он пристрелил бы меня как собаку, да и всё. Стало бы легче? Дом он всё равно бы отнял.

— А если бы Гинцбург меня потребовал, а не Елену, тоже бы сидели как в рот воды набравши?

Князь промолчал в очередной раз.

— Олег Иванович, что ты наделал? Теперь Елене придётся расплачиваться за тебя.

— Ну, она же может отказаться…

— Ты знаешь нашу дочь. Если бы речь шла только о ней одной — Лена бы не пошла на это. Но дело касается и нас. Нас с тобой дочь не оставит на улице. И ей придётся быть с этим …человеком, который непременно сломает ей жизнь. Ему она интересна только потому что недоступна была. Наиграется и бросит её, как и всех прочих. Будет всю жизнь сидеть подле молодого ловеласа, словно мебель.