Сделка (СИ), стр. 11

— Спасибо, — Елена сжала руку матери. Дети им действительно не нужны, если брак они хотят расстроить. Вот уж не ожидала такого от Натали. Да она просто стала её сообщницей! — А если …я захочу быть с ним — ты это допустишь?

— Дочь, ты уже не маленькая. Я не обсуждала с тобой тему развенчания в Империи, но так уж вышло, что она коснётся тебя, если ты всё же разорвёшь брак. Побыв с Виктором, а потом разведясь с ним — ты обречена на одиночество или роль содержанки. И для меня было бы лучше, если бы у вас каким — то чудом брак удался. У многих он начинается с расчёта, но бывает и перерастает в любовь. Я приму любое твоё решение. Ты не допустила того, чтобы нас выкинули на улицу, как котят. И заплатишь за это слишком большую цену, чтобы я тебе потом указывала, как поступать. Травки даю тебе, чтобы ты сама решила, а не судьба.

— Мама… — в глазах Елены заблестели слёзы. Она не знала, насколько Натали живёт ею и любит свою непокорную красавицу. Она не знала, как матери больно за всю эту ситуацию. Натали переживёт это сама, ни к чему рвать и без того неспокойное сердце дочери.

— Девочки, пора, — позвал их, заглянувший в комнату Олег.

Женщины ещё какое — то время смотрели друг на друга, пока Натали не потянула мягко за руку невесту.

Татьяна накинула на плечи Елены красивую белую шубку, и она вышла на крыльцо. Возле лестницы княжну ожидала шикарная карета. Прекрасная тройка лучших коней барона украшена бантами, лентами и бубенцами. В последний раз Елена едет в карете княжной Орловой. Уже через несколько мгновений жизни она выйдет замуж.

***

Увидев в церкви Виктора, невеста разволновалась окончательно. Нервы её были на пределе, Елена не обращала толком ни на что внимание, просто переставляя ноги и двигаясь туда, куда её тянул за руку Виктор в великолепно сшитом свадебном фраке. Лицо его было абсолютно бесстрастным и во время клятв, и во время обряда венчания. Елена чувствовала постоянно его тепло рядом и боролась с желанием сбежать прямо от алтаря, а кольцо, которое барон одел на её палец будто жгло раскалённым железом даже через перчатку. Хотелось избавиться от него — и от кольца, и от мужа.

Из церкви выходили под крики и поздравления гостей. На голову им сыпали лепестки роз, монеты, конфеты. Всё будто мимо Елены, она словно статуя молча шла, надев на лицо маску безразличия. Лишь бледная кожа да слёзы в глазах могли выдать её состояние.

***

Праздновали в доме Виктора.

Этот особняк намного богаче и больше их поместья. Всё красиво и со вкусом, только имеет ли значение, насколько красива твоя клетка?

Гостей было так много, что они еле помещались в бальной зале и столовой за ужином, а свадебными подарками была забита целая комната. Елене они были безразличны, как и поздравления многочисленных гостей. Каждый норовил поздравить лично, поцеловать руку жене барона и выразить восхищение красотой девушки. Под конец вечера невеста жутко устала от всех, а впереди предстояла брачная ночь, которую Елена ненавидела и боялась заранее.

Под самый конец вечера, к ней подошла Маша.

— Позвольте украсть вашу жену ненадолго, — обратилась она к Виктору, который весь вечер и шагу не дал ступить Елене без него.

— Конечно, — кивнул ей молодой мужчина, выпуская руку невесты.

Елена будто глотнула свежего воздуха.

Мария отвела чуть в сторону баронессу:

— Мы уже собрались домой. Я пришла попрощаться перед отъездом. Приезжайте в гости к нам обязательно. Ты теперь замужняя, и я буду очень скучать.

— Ия, милая, — Елена поцеловала в щёку свою подругу. — Мы будем видеться обязательно. И никто мне этого не запретит.

Маша покачала головой:

— Смотри осторожнее. Ты теперь за себя не решаешь.

— Посмотрим, — гордо вскинула подбородок девушка, сверкнув чёрными глазами.

Волконские уехали, и другие гости тоже постепенно начали разъезжаться. Елена долго не отпускала рук матери, смотря на неё огромными глазами, как будто мама могла защитить её от того, что предстоит пережить любой девушке, ставшей женой.

***

Свет свечей мягко заливал спальню барона. По комнате нервно ходила невеста в подвенечном платье. Она ждала и боялась.

В спальню её отвела служанка Виктора Степанида, молодая юркая девушка. Красивая крепостная, которая с детства жила в этом доме и перейдет по наследству вместе с домом Виктору.

Барон не торопился. Он выпил немного бренди в своём кабинете, собираясь с мыслями. Сложно даже предположить, что она скажет ему, когда он попытается потребовать с неё исполнения супружеского долга. Но как бы там ни было — Елена теперь его жена, и эта женщина станет женой во всех смыслах. Рано или поздно.

Скинул фрак и поднялся с кресла и, бросив недопитый бренди, отправился по лестнице вверх. Замер на секунду возле двери, положив ладонь на холодную ручку. Одно движение — и дверь перед ним отворилась, открывая взору мечущуюся невесту.

Увидев мужа на пороге спальни, Елена будто бы запнулась о невидимую преграду туфелькой, и встала на месте. Она смотрела на мужчину с вызовом, смешанным со страхом, который кожей чувствовал Виктор.

Барон подошёл к ней, остановившись вплотную, заставляя против воли вдыхать его дорогой одеколон. Она невольно начала отступать, и уже сделала шаг назад, как руки мужчины мягко заставили её стоять рядом. Дыхание от его близости начало сбиваться, заставляя грудь вздыматься, и выдавая волнение девушки. Мужчина притянул к себе дрожащую красавицу, положив на спину широкую ладонь. Сработала защитная реакция и Елена упёрлась в грудь мужа кулаками, пытаясь не дать придвинуться ещё ближе. Он лишь мазнул взглядом по её рукам. Второй рукой поднял лицо девушки вверх, которое она упорно отворачивала в сторону. Виктор смотрел на ресницы Елены, за которыми она прятала свои бездонные чёрные глаза. На щеках играл румянец смущения.

— Посмотри на меня, — сказал мужчина мягко, но твёрдо.

Баронесса, взмахнув ресницами, остановила взгляд на лице мужа. От зрительного контакта, ещё и так близко, она затряслась сильнее. Мужчина не акцентировал внимание, но отметил про себя каждый её порыв оттолкнуть, убежать. Это понимание неприятно вбивалось в его сердце.

— Не бойся, Елена, — произнёс барон, почти касаясь её губ и остановив себя лишь за секунду до. — Я не собираюсь тебя заставлять. Я не принуждаю женщин.

Всё же не удержался от поцелуя и коснулся губ строптивицы. Он почувствовал, как она дёрнулась, но мужские руки не позволяли ей сделать ни одного лишнего движения. Разве можно так бояться мужчину? Барон никогда раньше не сталкивался с подобным: неприятие, страх, даже какая-то ненависть. Это вовсе не заводило молодого сердцееда. Если только поцелуй, пусть и против воли… С чего-то же надо начинать приручение Снежной Королевы.

Оставив в покое губы Елены, он вновь посмотрел в бездну глаз:

— Я не трону тебя, пока ты сама мне не ответишь взаимным желанием.

Мужчина отпустил девушку, целомудренно поцеловав её лоб.

— Ложись спать. Ты устала. Я буду спать пока в гостевой.

Лениво развязывая на ходу галстук, барон вышел из комнаты.

Глава 10

Елена.

Так и осталась стоять посреди комнаты с бьющимся сердцем и горящими от поцелуев губами. Машинально провела пальцами в перчатках по губам, пытаясь как будто стереть эти воспоминания, до боли сминая нежную кожу.

Оглянулась на дверь, в которую только что вышел он. Снова всё внутри заволновалось. Вдруг дверь отворилась, и невеста вздрогнула — неужели передумал?

Выдохнула. Вошла Степанида, или, как все её звали в доме, Стеша. Она пришла помочь Елене разоблачиться и подготовиться ко сну. Княжне казалось, что и эта девушка ей тоже не нравится. Она сама себя накручивает и невольно внутри неё возникает неприятие ко всему, что каким — либо образом связано с Виктором. Неужели все слуги его будут вызывать к себе её предвзятое отношение только из — за того, что принадлежат ему? Елена не собиралась вымещать на них свои беды. Слуги не виноваты в них.