Сделка (СИ), стр. 10

— Итак? — мужчина натянулся в струну, ожидая ответа.

Со стороны, впрочем, он казался таким же вальяжным и расслабленным, как и на первой их встрече.

— Вы неверно ставите вопрос, барон, — Елена улыбалась ему.

И это была самая ядовитая улыбка, какую приходилось видеть барону на лицах женщин.

— Как правильно?

— «Каков будет ваш положительный ответ, княжна?»

Барон не скрыл победной улыбки:

— Ваш ответ — положительный?

— Это очевидно. Вы не оставили мне выбора. Вы будто охотник, который травит лисицу собаками, гонит её, пока у неё есть силы бежать. А когда лиса устаёт, падает на снег и оказывается в тупике, вы спрашиваете её: «Лисица, лисица, а хочется ли тебе жить?» Лисица отвечает: «Хочется». А охотник ей: «Знаю, но я уже решил сделать из тебя шубу!»

— Какое интересное сравнение. Но вы же не зверёк, я не собираюсь делать из вас шубу.

— Вы правы. Я — не зверёк. Я — намного хуже. Просто вещь. Так берите свою вещь и будьте довольны собой.

Барон на миг оторопел — он вовсе не ожидал подобных слов в лицо.

— Я не считаю вас вещью.

— Именно так вы и считаете. Трофей, приз, способ обелиться за счёт меня — я не знаю, что именно. Но только не человек. Вы думаете, я не знаю, что говорят обо мне за спиной? Что ж, я стану вашей женой. Обещаю уважать вас, хранить верность. Но любви вы не получите. Никогда вас не прощу.

Гордая девушка хотела уже уйти, как мужчина удержал её за руку, заставив остаться на месте. Девушка попыталась избавиться от плена рук, но сделать это было непросто — Виктор как каменное изваяние замер на месте. Барон смотрел ей в лицо, сдвинув брови, и не давал шагнуть ни на сантиметр в сторону.

— Не торопитесь, княжна. — Сказал он, вынимая из нагрудного кармана начищенного пиджака коробочку.

Ах, ну да. Да он джентльмен — пришёл с кольцом. Всё — таки, предложение как — никак. Ужасно мило!

Отпустив Елену, молодой человек достал красивое старинное кольцо и одел на палец теперь уже своей невесте, поцеловав кончики пальцев девушки. Она нервно отдёрнула руку, как, впрочем, и всегда. Его прикосновения раздражают Орлову до зубного скрежета.

— Это фамильный перстень. Теперь он ваш.

— Красиво. Жаль, что не по праву.

Больше не говоря ни слова, княжна развернулась и покинула его, ни разу не оглянувшись.

Виктор остался стоять на месте в разрозненных чувствах. Радости от её согласия он вовсе не испытал. Да и чего он ждал? Конечно, он понимал, что, заставляя её вступить с ним в брак, девушка будет возмущаться. Но чтобы так его, унизить и растоптать? Ещё ни одна женщина не позволяла себе этого. Он был крайне зол. Во что он ввязался? Кажется, этот глупый спор и соревнования с самим собой завели мужчину вовсе не туда.

За своими мыслями Гинцбург не сразу расслышал, что в гостиной он снова не один. Мать Елены стояла напротив, обращаясь к нему.

— Что, простите? — переспросил погруженный в себя барон.

— Поговорили? — спросила княгиня.

— А, да. Свадьба через две недели. Я пришлю людей, которые помогут подготовиться Елене. Некоторые вещи можете уже собрать, и слуги отвезут их в мой дом. После свадьбы княжна, естественно, будет жить со мной. Что ж, откланиваюсь, — Виктор коротко кивнул и уверенным шагом покинул гостиную.

Натали беглым шагом поднялась в спальню дочери.

Елена сидела за своим туалетным столиком перед зеркалом. Кулаки её были сжаты, девушка тяжело дышала и смотрела в стол невидящим взглядом. Мать легонько тронула её за плечо, и княжна вздрогнула от неожиданности. Похоже, она всё ещё была под впечатлением от разговора. Натали озадаченно смотрела на свою дочь в отражении зеркала.

— Что ты Виктору такого наговорила, что он даже спесь свою растерял?

— Правду, — глаза Елены так и метали молнии.

— Лена, — цокнула языком мать. — Ты очень несдержанная. Я-то знаю, ЧТО ты могла наговорить. Удивительно ещё, что после твоих слов он не передумал. Хотя, я его предупреждала об этом.

— Ты слышала, — догадалась девушка.

— Только часть. Последнюю.

— Ну и чёрт с ним. И жаль, что не передумал.

— Ты в этом состоянии войны с ним и жить собираешься?

— Я хочу сделать так, чтобы он сам со мной развёлся. Но перед этим, отдав права на дом мне.

— После этого ты больше не найдешь себе мужа, — вздохнула Натали.

— Я больше искать и не буду, — твёрдо ответила девушка. — Достаточно одного такого.

— В этой ситуации я уже ничему не удивлюсь. Делай, как считаешь нужным… Ты спасла нас всех.

— Да. Закопав при этом себя.

— Красота — отнюдь не всегда равняется счастью. Тебя она сгубила. Как и многих других. Во все времена красота — слабость мужчин. Она порабощает их, заставляя делать ужасные поступки, иногда глупые. А страдаем мы, женщины.

Это был исключительно редкий момент, когда мать говорила с Еленой на равных, без своего напускного жеманства и мишуры приличий. Она говорила, как обычная женщина, как мама. Натали и сама испытала на себе силу женской красоты. Сколько раз Олег дрался из-за неё на дуэлях, пока был молодой и горячий. Хорошо, что сейчас дуэли запретили. Варварский способ доказать свою любовь. Глупее не придумать, как верно подметила княгиня.

— Виктор просил передать, что свадьба состоится через две недели. Скоро приедут люди за твоими вещами, которые ты уже готова передать в его дом.

Елена промолчала, подавив горький стон. Осталось всего две недели до конца её привычной и свободной жизни. Через четырнадцать дней девушка наденет на тело подвенечное платье, на голову — фату, а на душу

— невидимые кандалы, и поедет в дом барона нести свой крест.

Глава 9

Спустя две недели.

С утра в доме творился переполох, совершенно обычный для такого дня. Только с одним отличием — счастья в этом доме от предвкушения венчания единственной дочери у Орловых не было.

Елене предстояло поклясться перед святынями в верности и любви к будущему мужу. И начать этот брак со лжи перед ликами святых и батюшки — княжне придётся сказать, что брак их по согласию. Этот вопрос задают всем, и среди благородных редко, когда невеста отвечает согласием искренне. К сожалению, таковая доля дочерей дворян.

В зеркале в полный рост отражалась девушка в подвенечном платье. Платье красивое и дорогое. На такую ткань у Орловых денег нет. Виктор не скупился на свою невесту и привёз в их дом лучшие ткани и украшения, чтобы Елена выбрала то, что ей нравится не только для свадьбы, но и пошила новые платья — радовать глаз мужа уже в его доме после венчания. Девушку не покидало ощущение, что она просто огромная кукла во весь рост. Красивая настолько, насколько же и несчастная. В порыве барона обеспечить свою жену всем необходимым нет ничего плохого, но в каждом его поступке в её сторону Елена видела корысть, мелочность и скрытый смысл.

Натали одевала ей фату, прикрепляя к каштановым волосам шпильками. Она была такая же взволнованная и бледная, как и её дочь. Какая бы не была строгая женщина, но дочь свою любила и такой участи ей не желала. Натали тоже выдали замуж по расчёту, но с Олегом было всё понятно и просто. Дом у родителей княгини никто не отбирал, чтобы получить её непонятно для какой цели.

— Ты очень красивая, девочка моя, — с нежностью сказала она, глядя в отражение девушки.

Елена ничего не ответила. Она не ела нормально уже несколько дней, и её мутило от волнения и страха.

— Лена, — мать развернула к себе девушку. — Не бойся. Это не страшно, и потом вовсе не больно. Не сопротивляйся. Тогда всё пройдет…нормально. От Виктора что угодно можно ожидать. Он молод и горяч. Ты теперь его жена, и тебе придётся быть ей в полной мере. От этого всё равно не уйти.

Её дочь нервно сглотнула и еле удержала рыдания. Мама всё поняла.

— Но кое — в–чём я могу тебе помочь.

— В чём? — прошептала девушка.

— Я дам тебе травки. Передам с вещами. Будешь их пить, чтобы…не было детей. Если, конечно, ты сама захочешь быть с бароном и ребёнка от него, просто перестанешь их пить, и всё получится.