Неправильный (СИ), стр. 3

Марк моргнул. Нет, это была реально клумба (букетом такое не назовешь), только на ножках, обутых в мужские туфли. Сорок четвертого размера.

Белов уже было решил, что кто-то умер, и это похоронный венок, когда клумба пошевелилась и пошла на него.

— А-а-а, — заблеял Марк, отпрыгивая в сторону.

Кто-то потянул его за рукав. Это Соня, которая сидела на первой парте первого ряда, тянула его на свободный стул рядом с собой.

— Садись, это надолго, — шепнула она, кивая на клумбу. Рядом с которой только сейчас Белов увидел женщину.

Он сел. И стал смотреть, как молодая женщина поздравляла классную с праздником. Ему показалось, что где-то он слышал ее или видел, но не мог вспомнить, где именно. Перед взором стояли недавно увиденные буфера, перекручивая узлом мозг.

Тем временем поток пафосных слов новоприбывшей не утихал, Аглая Петровна расцветала. А Марк прислушался к бубнежу сзади.

— Старков, как обычно, не может без внимания к своей персоне, — равнодушно.

— А чего это он с мамой, не в курсе? — удивление.

— Вы что, не в курсе, что его отец теперь главный спонсор? — еще раз удивление.

— А раньше он типа не спонсировал? — иронично.

— Раньше его батя был одним из… А после того скандала… В общем, Старков-старший теперь готов директора золотом обсыпать, лишь бы все забыли, — звучит голос той самой богини.

Марк уже хотел было посмотреть на нее снова, но тут женщины вышли из кабинета, и гигантский розовый куст стал приседать на пол. После от него отделилась высокая фигура.

— Твою мать! — выдохнул Марк тихо.

========== Глава 2. “Плох тот план, который нельзя изменить” ==========

Тот самый хам из цветочного магазина стоял в двух метрах от него.

«Значит, ты не только хам. Ты еще и мажор», — скрипел зубами Белов. Можно было и самому догадаться.

Парни стали выражать бурную радость опоздавшему. Видимо, мудак купался здесь в лучах славы.

«Или же это его верные подпевалы», — злобно вынес вердикт Белов.

— Здорово, Старк!

— Привет, Старк.

— Как отдохнул?

Сам Старк не стал стоять столбом, а начал проходить вдоль последнего, третьего ряда, где сидели почти все парни. Марк только сейчас заметил, что ребят в классе всего двадцать. Из них девять парней (включая Марка и козла с цветами), и все они сидели на третьем ряду. И только Белов сел на первый (ну и ладно, подумаешь!). Мажор шумно со всеми здоровался, отвечая на вопросы.

«Нет, по всей видимости, этого мудака здесь реально были рады видеть».

И вот Старк поздоровался со всеми парнями рукопожатием, оглядел девчонок, скользнул взглядом по второму ряду, первому, кивая лишь нескольким девушкам. Глаза мазнули по Марку, и, словно споткнувшись, резко вернулись.

Ей-богу, Марк никогда не был трусом. Несмотря на свою комплекцию, он первый вставал на защиту слабых, но сейчас готов был забиться под стол. Он еще сам не понимал, чего боится, но все его существо догадывалось, что с этим напыщенным придурком будут сложности. Хам продолжал осмотр Марка.

«Ладно, помирать, так под Макарену», — подумалось Белову, после чего он начал изучать пацана в ответ.

Да, про «пацана» он погорячился. Выглядел тот на все двадцать. Высокий, на полголовы выше самого Марка, стройный, в плечах широкий (явно вместо домашки штангами ворочает).

«Зато я бегаю быстро», — успокоил себя Белов.

Темно-каштановые волосы, немного короче и темнее, чем у Марка, которые ну просто идеально уложены.

«Не то что у тебя, вечно все торчком в разные стороны».

Красивый рот, который, правда, испорчен в данный момент злой ухмылкой. Жесткая линия подбородка. Ну, и глаза. Марк ненавидел свой цвет глаз. Он казался слишком пресным, посредственным, что ли… А у этого гада они были зеленые… Несправедливо.

Да, пожалуй, он весьма хорош собой.

«Ой, бля, Белов, будь честным — он невъебенно красив», — сказал реализм.

Белов вынужден был согласиться. Он, как и большинство парней, понятия не имел, что бабам надо для счастья, но догадывался, что за этим долбоебом ходили бы стаи девок, даже если бы на нем сидел не костюм из бутика, а обычные джинсы и толстовка с распродажи.

«Теперь понятно, кто тут у нас звезда номер один», — подумал Белов. Сравнив свою худощавую фигуру с атлетическим телосложением придурка напротив, Марк пришел к неутешительным выводам.

«И это еще после того, как ты все лето старался подкачаться», — прогыгыкала самоирония.

Да уж. До лета Марка со спины можно было принять за очень нескладную девушку.

«И сигареты для отца тебе до сих пор не продают, лошара», — еще один пинок.

«Так, все! Хватит. Можно подумать, я стал менее привлекательным от того, что узнал о наличии такого экземпляра. Девки же меня за что-то любят? Воооот».

В целом Белов был весьма симпатичным. Девчонки говорили именно так, когда мальчишки их подслушивали в раздевалках. Но, противопоставив свою симпатичность реальной красоте Старкова, Белов понял, что если он хочет и дальше вкушать радости секса (девственности он лишился не так давно и был в этом заинтересован), то придется запастись харизмой.

Тем временем, пока Старков тоже буравил его эпидермис глазами, красавица со второго ряда вспомнила про него.

— Старк, а у нас новенький. Марк, познакомься, это сердце нашего класса. Кстати, что ты сел к этой ущербной? Пересаживайся ко мне, — девушка тряхнула волосами и положила руку на стул рядом с собой, выразительно закинув ногу на ногу. В любой другой ситуации Марк уже захлебнулся бы слюной, но сейчас что-то помешало…

«Ущербная? Это она о ком?» — не понял он. Видимо, это отразилось на лице, потому что блондинка наклонилась, достаточно открывая вид на зону декольте и прошептала так, чтобы все слышали:

— Я не кусаюсь, поверь. А вот если тебя укусит эта серая мышка, то, как бы ты бешенством не заразился. У них это наследственное, — класс потонул в хохоте.

Белов повернулся к Соне. Та сидела, не дыша, опустив голову, и, видимо, даже не сомневалась, что сейчас Марк встанет и пересядет. А Белову стало противно. Не сильно думая о последствиях, он повернулся к той, которая теперь была в его глазах просто красивой куклой, и ответил четко:

— Даже если это так, у меня сделаны все прививки, так что я буду сидеть здесь. А вот ты бы села ровнее, а то грудь ненароком вывалится и заработает себе сотрясение, — окончание фразы потонуло в охах-ахах, но не потому что все были в восторге от эпитетов Белова, а потому что Старков хватанул его за галстук и приподнял.

Повернув голову, Марк столкнулся со злыми зелеными глазами.

— Ты совсем охуел, дворняга? — прошипел мажор.

Марк разозлился.

— А ну грабли убрал, мудила!

— Извинись перед девушкой, — «мудила» заметил оранжевые пятна на рубашке Марка, принюхался.

— Перед какой? Тут, вроде как, честь двоих только что была задета, — процедил Белов.

— Перед девушкой, я сказал. А не перед ее жалким подобием, — шипел Старков.

— Закрой рот, придурок, — Марк попытался вырваться, но куда там.

— Старк, поставь ты его на место, сейчас придет Лайка! Всем не поздоровится, — проблеял какой-то парень с задних парт.

— Святые буфера, тут что кто-то думает, что мне что-то угрожает? — удивленно воскликнул Марк. — Если вы не забыли, товарищ пришел с мамой. Так что, давай, защитник силиконовых долин, ручки убрал, а то синяк поставлю, бо-бо будет, — Старков, видно, не ожидал такого отпора, поэтому на секунду ослабил хватку.

Белов вырвался. Мажор стал двигаться на него, но Марк резко подпрыгнул и стал декламировать свое юмористическое творчество, забравшись на парты и прыгая с одной на другую. Старков носился за ним с криками «ты труп, дворняжка».

Класс поделился на два лагеря. Один веселились невиданному зрелищу (видимо, Старкову действительно никто прежде отпора не давал), а другие призывали к порядку и пытались успокоить зарвавшихся парней.