Неправильный (СИ), стр. 2

— Чтобы нигде не опаздывать, научитесь ценить время в принципе. А вот уважать ВАШЕ время никто не обязан, — девушка за прилавком ойкнула, парень сжал челюсть, но Марк вспомнил про школу и быстро покинул магазин.

Да, денек не задался…

До школы он добрался без приключений. Линейка проводилась перед главным входом, как и в старой школе Белова.

Марк встал чуть отдаленно. И на полчаса вздохнул свободно. На новичка все пялились так, словно у него во лбу горела звезда. Но никто ничего не спрашивал.

— Здравствуй Марк, — шепнули ему на ухо. Белов едва не подскочил, но оглянувшись, увидел, что это одна из учителей, которые были на его тестировании.

— Здравствуйте, — тихо ответил он.

— Меня зовут Аглая Петровна, ты будешь учиться в моем классе.

— Я в вашем классе? — тупо переспросил Марк.

— Да. Ты блестяще сдал все тесты, но в твоей анкете написано, что ты хочешь поступить на юридический, поэтому мы решили, что гуманитарный уклон тебе нужнее, — тепло улыбнулась ему его новая классная.

— Тогда это вам, — Марк протянул ей цветы, слегка смущенно улыбаясь.

Да, точно. Это была преподавательница по русскому. Только странно, что она так хвалит его. Если в школе жесткие требования, разве не должна она привыкнуть к тому, что ее окружают будущие светила науки? Или же жесткие рамки тут только для некоторых, в то время как «элита» покупает детям хорошие оценки?

Марк ушел с головой в эти вопросы и пропустил момент, когда торжественная часть закончилась, и все стали расходиться. Куда идти, Белов не знал. Учительницы рядом не было.

Решив сориентироваться на месте, он начал подниматься к входу. Из школы тем временем вышла семейная пара с ребенком. Отец держал маленькую девочку на руках, а она пыталась открыть бутылку фанты. Мама отошла поговорить по телефону. Марк заторможено шел к двери и слишком поздно услышал:

— Молодой чел…вееек…ох…!

Блядь! Какой дебил придумал обращаться на людях именно так?

Почему для баб есть универсальное «девушка», которое можно употребить ко всем представительницам слабого пола, начиная от первоклашек (в этом случае вас запишут в благородные рыцари), и, заканчивая бабулями-гардеробщицами (в этом случае можно удостоиться пирожка, или, на худой конец, доброй улыбки).

Но почему для другой половины человечества не придумали ничего короче, чем это сраное «молодой, человек»?

Сука, да крикни ты «мужик»! Обернутся сразу все, и тот, кому это предназначалось, в том числе. И тогда твое обращение может быть вовремя услышано, и «мужик» не попадет в дебильную ситуацию.

Но нет, когда угроза висит над парнем, мы орем чуть ли не четверостишие, и теперь «молодой человек» стоит облитый сладкой газировкой и мечтает тихо отойти в мир иной.

— Боже, простите. Анечка, ты что, не могла попить поаккуратнее? — заверещала подбежавшая мамаша. — Теперь дядя мокрый.

«Дядя» был еще и злой, поэтому, чтобы не сесть пожизненно за убийство, быстрым шагом пошел к двери, не вникая в слова извинений, которые доносились ему в спину. Дядя, мать вашу, расстроен, дяде можно!

Зайдя в огромный вестибюль, Марк хотел было найти туалет, но тут к нему подскочила миловидная шатенка невысокого роста.

— Ты Белов? Я Соня. Меня Аглая попросила найти тебя. Пошли, уже все ждут.

— Чего? — проблеял Марк, которого уже тащили к лестнице, ведущей на этажи.

Девушка резко остановилась.

— Ты Марк? Белов? Я видела, как ты с Аглаей болтал, — кивок, — тогда пошли.

— Не могу, — вырвал руку Марк. — Ты что, не видишь, в каком я виде?

Соня похлопала ресницами.

— Вижу, но тебя сейчас представят классу. Мы и так позже начинаем. Ничего страшного не случилось. Видно же, что тебя облили. С кем не бывает.

— Откуда видно? Может, я рукожоп в седьмом поколении? — съязвил Марк, оттягивая мокрую рубашку. Впрочем, она тут же противной мокрой тряпкой вновь прилипла к телу.

Шатенка рассмеялась.

— Вот если ты так скажешь классу, сразу станешь звездой номер один… Номер два, — поправилась она.

Марк думал что ответить, когда его снова хватанули за руку и потянули вверх. Хватка у девчонки для ее роста была бульдожья.

— Мы учимся на третьем этаже. На первом — классы малышей, буфет, детский спортзал, бассейн. На втором два спортзала для девушек и парней, раздевалки, средние классы. На третьем актовый зал, библиотека и мы. Все просто, так что ты не заблудишься,

— Соня тараторила без умолку, пока они подходили к кабинету «310». — Да, и еще. Этот класс закреплен за нами. Так что не переживай, если не запомнишь, где какой урок. Тут всегда висит расписание, изменение в графике, мой телефон. Я староста. Запомнил? — кивок. — Ну, тогда вперед.

«Вперед» сопровождался толчком в спину, и Марк влетел в класс, еле затормозив на середине.

Все замолкли. Изучали. Взгляды свысока. Наверно, прикидывают, можно ли будет пройти с таким экземпляром, не пошатнув своей репутации.

«Лучше б я сдох», — подумал парень, после чего выдавил улыбку.

— Простите мне мой внешний вид. Я не рассчитал размах своих крыльев, когда спешил к вам.

— И врезался в бочку в лимонадом, — донеслось с последних рядов.

— Точно, — улыбнулся Марк шире. Все не так страшно.

— Ребята, давайте не будем смущать молодого человека, — сказала Аглая Петровна.

«Блядь, ненавижу эти слова», — улыбка Марка мгновенно погасла.

Классная стала распинаться о том, как Марк превосходно прошел вступительные, а «ребята» взглядами ощупывали бренное тельце новенького. Все это было отвратительно. Белов чувствовал себя насекомым.

Большинство одноклассников, наконец, закончили осмотр, сделало свои выводы и теперь со скучающим высокомерием рассматривало пришельца с другой прослойки общества.

— Марк, тебе слово. Что ты можешь о себе рассказать?

— Эм… — «Бля, Белов, давай вспоминай, почему тебя считали лучшим учеником». — Ну, я учился в музыкальной школе по классу фортепиано, — кто-то заржал, но Марку было не привыкать, поэтому он не растерялся, — согласен, не самый женский инструмент, но класс гитары был переполнен, как и чаша бабушкиного терпения, когда она решила занять меня чем-то еще, кроме битья ее сервизов, — зазвенел смех нескольких девчонок, и ему стало легче дышать. — Кстати, поверьте, мальчикам-скрипачам приходится еще хуже, их постоянно дразнят. Особенно пианисты.

— Что еще, Марк? — улыбаясь, спросила классная.

— Еще я неплохо играю в футбол, входил в школьную команду, — одобрительный гул, на этот раз парней, был словно глоток воды для путника. Атмосфера разряжалась. — Также я могу принимать активное участие в жизни школы: КВН, проведение концертов — это все мне знакомо. — Марк замолчал, оглядывая класс.

— Идеальный парень, — томно сказала какая-то девушка, и Белов, наконец, позволил себе посмотреть конкретно на кого-то, а не в одну точку.

И охуел.

Та, которая так лестно о нем отозвалась, сидела за первой партой среднего ряда. И это была самая красивая девушка, которую Марк видел в своей жизни. Он так залип от ее внешних данных, что даже забыл улыбнуться в ответ на комплимент. Красота подобного рода нарушала речевую деятельность.

Блондинка с красивыми локонами, которые обрамляли кукольное личико. А уж личико… Голубые глаза, аккуратно подкрашенные, не ярко, а самую малость. Красиво очерченные губы, слегка курносый нос.

Мужская натура Марка требовательно орала, чтобы он продолжил осмотр дальше, и, наконец, зыркнул на грудь, но он держался.

Целых две секунды.

«Я только одним глазком… Вау! Интересно, свои?!»

Видимо, у него на лице было написано, все, о чем он думает, потому что парни стали понимающе посмеиваться.

— Аглая Петровна, простите. Мы были у директора, — раздалось со стороны двери.

Марк отодрал глаза от богини за первой партой и повернулся. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как дверь приоткрылась шире, и в дверной проем медленно вплыла…клумба!