Неправильный (СИ), стр. 1

========== Глава 1. Галопом за букетом ==========

Марк придирчиво оглядывал себя в зеркало. Новый костюм смотрелся отлично. Тем более, что парень привык их носить и не ощущал скованности. Идеально выглаженная сиреневая рубашка удачно гармонировала с каштановыми волосами, которые школьник пытался уложить поприличнее, и светло-карими глазами.

— Что ты там укладываешь? Один хрен, на голове как был горшок, так и остался, — крикнул папа из кухни.

— Сам ты… горшок, — огрызнулся Марк, поджимая от усердия слегка полноватые губы.

С тех пор, как он в состоянии мимолетной депрессии разбавил свою «шапочку» несколькими оранжевыми прядями, торчащими в разные стороны, из-за чего сверху казалось, что ему то ли звезда на голову упала, то ли гигантская гербера из темечка выросла, отец постоянно подкалывал его насчет прически. И даже дал ему кличку, которая выводила сына из себя, дабы он поскорее убрал это «безобразие».

— Давай быстрее, Матрешка. Не забудь, что в новую школу опаздывать не принято. Я тебя подвезу и поеду на работу. Думаю, не страшно, если ты приедешь на 40 минут раньше? — папа заметил нервозность сына. — Марк, ты ведь отличный парень, все будет путем!

А «отличный парень» думал о том, как не обосраться от страха. Потому что каким бы охуительным не был человек, вряд ли ему обрадуются в коллективе, который складывался на протяжении десяти лет. Тем более, что 99 процентов учащихся новой школы состоят из отпрысков состоятельных родителей, которые привыкли мериться лимитами на кредитках и дорогими тачками.

Новость о его переводе прогремела в конце июля. Папа Марка, Белов Борис Андреевич, получил повышение по службе и занял ответственный пост на своем заводе, где проработал всю жизнь, начиная с обычного наладчика.

И вот, подписывая новый контракт, он случайно обмолвился директору о сыне, мол «теперь можно не бояться, смогу оплатить учебу». А директор возьми и скажи про эту сраную гимназию. Что дочь его там учится в 9 классе. Что после окончания очень высокие шансы хорошо поступить в вуз, потому что рамки там жесточайшие, несмотря на плату. Что попасть туда можно только по блату и обучение платное, но в конце прошлого учебного года был какой-то скандал, в результате которого отчислили двух десятиклассников, и теперь директор школы, та еще скотина, проводит конкурс на льготное обучение, дабы скрасить эту историю.

Кто его за язык тянул?

Белов-старший пришел домой, зарылся за компом. А на следующий день огорошил Марка тем, что записал его на собеседование и тестирование. Тот выпучил глаза и наотрез отказался, но отец был настроен решительно. Лишь когда было сказано о возможности поступить в хороший вуз, Марк призадумался. Решил сходить, хотя шансов было мало.

Сходил, пообщался. Еще тогда показалось, что зам директора и преподаватели русского и математики остались хорошего мнения о нем. Поэтому Марк решил, что уже достаточно повысил самооценку и забыл про эту несчастную школу.

А 2 недели назад его отцу позвонили и поздравили. Батя был на седьмом небе от счастья, пил два дня. И на радостях пообещал купить сыну новый телефон. Сказано — сделано. Купили новый смартфон (батя угробил на него треть зарплаты), докупили шмотки к новому учебному году. Отец все переживал, чтоб у сына было «все, как у всех».

И теперь Марк стоит перед зеркалом, поправляет самый дорогой за всю свою жизнь костюм и… банально боится.

Несмотря на то, что Марк отлично учился, затворником в школе он не был. Он и для КВН тексты писал, и в футбольной команде играл, и списывать давал, и девчонкам нравился, что его особенно радовало.

У него был очень дружный класс. Поэтому Белову было тяжело расставаться с друзьями. Многих он знал с первого класса. Но новая школа сулила такие перспективы, что даже его друзья и бывшая классная сказали не сомневаться и переводиться.

— Марк, ты все равно выпустишься в следующем году. И я буду реветь на вашем выпускном. Так что отпуская одного из самых лучших учеников в такую школу, я могу лишь чувствовать гордость, что приложила руку к его воспитанию и образованию, — улыбнулась учительница.

Одноклассники пошли еще дальше, и три дня назад почти всем классом они отмечали не только начало учебного года, но и «проводы» Белова. Вспоминая это, Марк не мог сдержать улыбки.

Но тем страшнее было идти в новую школу.

«Так, чувак, это просто новая школа. Ну, вспомни: Катя Петрова, когда к нам пришла, ее же не загнобили? Что там, нелюди, что ли, учатся? И потом, это всего лишь год. Получишь свою золотую медаль, рекомендации и свалишь во взрослую жизнь. Да и не робкого ты десятка. По-любому, найдешь там друзей по разуму. Все будет путем».

Дав себе морального пендаля, Марк Белов отодрал себя от зеркала и крикнул:

— Пап, я готов.

Дорога заняла немного времени, но, сидя в машине, Марк вспомнил, что забыл про цветы, и семейство Беловых начало судорожно искать магазин по пути.

Такой нашелся, но на другой стороне дороги, так что Марк попрощался с отцом и припустил до цветочного галопом. Влетев как тайфун в магазин, и протягивая купюру, он, еле дыша, просипел:

— Букет, любой. Упакованный. Срочно.

Молоденькая продавщица сразу поняла, что перед ней опаздывающий школьник, поэтому быстро подбежала к стойке с цветами.

— Вот, последний. Герберы, свежие. Сегодня так много людей, и все спешат. Готовые букеты расхватали моментально, — щебетала она.

— Герберы? — проблеял Марк. Черт! Не любил он эти цветы. Сзади звякнул колокольчик. — Беру, считайте.

Продавщица отвернулась взять ножницы, когда в магазин вновь кто-то вошел. Белов подпрыгивал от нетерпения и не сводил глаз со своего букета, даже не поворачиваясь, когда сзади раздалось:

— Смотри, как много выбора, сынок. Сейчас нам все быстренько соберут, — проворковала сзади чья-то мамочка. И ей тут же ответил мужской равнодушный голос.

— Мам, нахрен надо? Вот стоит веник, берем и пойдем. Мне еще встретиться нужно кое с кем до линейки.

То, что «веником» обозвали букет Марка, он понял только тогда, когда к нему потянулась рука. Надо сказать, вконец охреневшая рука. Но Белов был быстрее. Хватанув свои герберы, он вежливо обронил, не глянув толком в ту сторону:

— Простите, но я уже купил этот букет.

— Может, вы поищите что-то другое? — поинтересовался мужской голос.

Марк обернулся. На него с холодным пренебрежением смотрел высокий парень, одетый, как и Белов, в костюм. Все понятно, сэр не желает ждать.

— Думаю, поискать придется вам, — ответил Белов, стараясь сохранить вежливую улыбку.

— Милый, тут больше нет готовых букетов. Но мы соберем что-то особенное, не переживай, — оба парня даже головы не повернули в сторону женщины, буравя друг друга глазами.

— Подожди, мама, — хамоватый пижон полез во внутренний карман пиджака и достал бумажник, выудил несколько купюр. — Я заплачу вам больше за этот букет. Мне некогда ждать, я опаздываю. Не думаю, что вы сильно потеряете во времени, — закончил он, протягивая деньги.

Марк был в шоке. Конечно, он успевал еще, но школа новая, он не хотел прийти последним. Сумма, которую ему предложил парень, была раза в два больше, но… Дело было не в этом. Он бы уступил свой букет совершенно бесплатно, если бы его просто по-человечески попросили. Мало ли ситуаций в жизни бывает, но это хамло его не попросило… Пусть выкусит!

— С вас тысяча триста, — проблеяла девушка, сама не зная, кому это говорит.

Хамоватый придурок угрожающе сузил глаза, махнув перед носом Марка купюрами. Но Белов слишком трясся от страха перед новой школой, чтобы испугаться чьих-то там гляделок.

— Спасибо, девушка, — улыбнулся Марк, наугад ткнул деньги в сторону продавщицы. Вроде ткнул, куда надо, потому что купюра упорхнула из рук.

Глаза соперника по цветочкам сыпали искры, обещая все кары небесные. Но Марк проигнорировал угрозы и пошел к выходу, чувствуя взгляд на себе. У самой двери он обернулся.