Бастард рода демонов (СИ), стр. 3

Я не настолько рассудительный, чтобы в случае возникновения неведомой опасности срочно эвакуироваться. На мой взгляд, разумнее всего было бы немедленно закрыть окно!

Рванув вперед, я отдернул штору и на мгновенье замер. Цепляясь крюкастыми пальчиками за створку и раму, подтягиваясь на маленьких лапках, к своей заветной цели полз коричневый хомяк. Когда я появился у окна, он остановился.

Наши глаза встретились.

Я готов был поклясться, что передо мной тот самый хомяк, который сегодня днем отправился путешествовать в когтях пустельги. Не думал, что зверюга так быстро вернется в мир живых.

Он мило дернул носиком, не отворачивая морды. В его взгляде я видел душу и разум. Осознавал, что этот хомяк исключителен. Уникален. Не от мира сего.

Зверек наклонил голову в сторону, задумчиво разглядывая меня. Затем мимолетно улыбнулся и пополз выше.

Мне захотелось впустить его в дом, но я поборол этот импульс. Чтобы помочь зверюшке, нужно будет закрыть окно. Не уверен, что мохнатый тогда удержится на отвесной плоскости. Пусть лучше сам заползет. Потихоньку-помаленьку…

— Твою мать! — вновь выругался я, прильнув к стеклопакету. Похоже, карабкаться в дождливую погоду, да еще и без страховки, оказалось весьма дурной идеей — очередной «шажочек» вверх обернулся падением. Малыш поскользнулся и стремительно полетел в обратном направлении. Как бы я не вглядывался в темноту — естественно, тельца на асфальте разглядеть не смог.

Собравшись с духом, взял фонарь и вышел во двор. Но сколько бы ни ходил под окнам, кроме возмущенных криков соседей с первого этажа, ничего не получил.

Раздосадованный и промокший вернулся обратно в квартиру. Подойдя к шкафу, достал запечатанную бутылку виски, открыл ее и налил половину стакана. Попробовал, скривился, достал из холодильника колы и долил до краев. Вернулся к шкафчику, нашел там сигару и, сев в кресло, закурил.

Я не любитель выпить, не курю каждый день сигареты, но…

Черт подери! Что за хрень происходит? Какого лешего творит этот хомяк? Он явился с того света, чтобы отомстить мне за издевательства? Но ведь не я его подкидывал в воздух, а Дрон…

С трудом переборол желание позвонить Андрею, чтобы узнать, не являлся ли грызун и к нему. Допил вискарик, налил еще чуть-чуть. К следующему стакану немного расслабился. Убрал бутылку подальше и лег спать. Только ночник не стал выключать.

***

— С днем рожденья!!! — дунув в праздничный рожок, закричала Алина. На веснушчатом лице расцвела улыбка. Я всегда считал ее довольно милой — ямочки на щечках, два черных хвостика до лопаток и стиль «вырви глаз» в одежде. Сегодня, например, девушка нарядилась в пышную черную юбку по колено, белоснежную водолазку и сиреневый жилет. Дополняли образ черные колготки в фиолетовую полоску.

— Чего шумите, как дети малые?! — заворчал на нас охранник. — А ну брысь отсюда, пока к ректору не отвел!

Глядя на своих друзей и улыбаясь до ушей, приложил пропуск к турникету.

— С очком тебя, что ли! — уже в холле корпуса хохотнул Дрон, сгребая меня в медвежьи объятья.

— С праздничком! — повторила его возлюбленная, присоединяясь к обнимашкам. — Ну и мокрый же ты. Говорила тебе, вози зонт в машине, у крыльца не припарковаться.

— Эй, радость моя, — возмутился Андрей. — Чет не пойму, ты его девушка или моя? Чего ты Илюху пилишь?

— Тебе тоже достанется! Вот только…

— Ладно-ладно, — поспешил я пресечь их извечные разбирательства, пока это еще возможно. — Спасибо вам. И пойдемте уже к аудитории, а то на нас охранник косо смотрит.

Ребята не стали спорить, и мы направились к лестнице.

— А тебя-то вообще поздравлять уже можно? Ты уже родился? — заглянула мне в глаза Алина и едва не запнулась о ступеньку.

— Поздравлять можно, — заверил я. — Но родился я в седьмом часу вечера.

— Это все предрассудки, — махнул рукой Андрей. — На. Это тебе от нас, — лыбясь во все тридцать два зуба, он протянул мне обернутый переливающейся упаковочной бумагой параллелепипед размером с обычный ноутбук. По форме и весу я сразу догадался, что внутри. Мне часто дарили книги, и я полностью поддерживаю тех, кто считает, что это и есть лучший подарок.

— Спасибо, — растроганно выговорил я, глядя на сияющую рожу Дрона. Затем взглянул на Алину. Она довольно подмигнула. Я молча кивнул, благодаря ту, кто, без сомнения, и занимался покупкой подарка (конечно же, полностью на собственные средства).

— Можешь открыть, — великодушно разрешила девушка.

Я с радостью разорвал обвертку и остановился как вкопанный прямо посреди лестничного пролета.

— Эй! Чего замер, статуя что ли? — фыркнула сзади какая-то фифа, и, обойдя меня, нарочито громко стала рассказывать своей подруги «что бесят, вот такие вот деревенщины!»

— Демонография, — довольная произведенным эффектом, усмехнулась Алина. — Ты говорил, что нигде не можешь найти на бумаге. А я нашла.

Я хорошо знал эту книгу. Находясь под впечатлением от сериалов и фэнтезийных романов, прочитал ее в электронке. Но уж очень хотелось иметь данный сборник на полке.

— Спасибо, — еще раз поблагодарил я.

— Не за что! — ответила девушка и встала позади нас с Дроном (втроем мы перекрыли почти всю лестницу, хорошо хоть народу в этот момент не было). — А теперь идемте уже, — хлопнула она по нашим спинам. — Нам-то с тобой просто зачетки дать, да тетрадки показать. А вот кое-кому еще и сдавать сегодня.

— Эй! — обиженно пробубнил Андрей.

Он не сдал зачет. Проторчал всю пару в надежде списать, но, очевидно, где-то спалился. Пошел отвечать самым последним и вылетел на второй минуте ответа. Мы же с его мадам получили заветную подпись в самом начале, а остальное время просидели в библиотеке, готовясь к завтрашнему экзамену.

На переменке наше трио оккупировало один из столиков кафе. Я проставлялся кофейком с пирожными. Угощение уже на столе, а Алина до сих пор «пудрит» носик.

— Слушай, Ил, — пользуясь моментом, зашептал Дрон и придвинулся ко мне вплотную.

— Слушаю, — отозвался я.

— Скажи… — неуверенно начал он. — Вчера… помнишь, мы ездили-то…

— Конечно, — удивленно кивнул я.

Он поджал губы, затравленно огляделся, выдохнул и резко спросил:

— А хомяк был?

— Прости? — ошарашенно выпалил я. В голове, точно рой обезумевших пчел, засуетились мысли. Почему он спрашивает? Неужели ночной гость и к нему приходил? Что это за чертова зверюга, что б ее…

— Скажи, — теряя терпение, потребовал Андрей. — Был или нет? Ну? — в его глазах читалась маниакальная одержимость.

— Был, — не желая дергать Судьбу за яйца, ответил я. Друг облегченно вздохнул и откинулся на спинку стула.

— Слава Богу… Нет, ну я конечно не сомневался в собственном рассудке, но…

— Да что случилось? — теперь уже я не выдержал.

Андрей снова огляделся. На сей раз уверенно и со знанием дела:

— Да позвонил вчера, — начал он, — тете Клаве — хозяйке дома. Стыдно стало за Гагарина. Ну и говорю, взял погладить, а этот гад меня за палец тяп и по тапкам. Ну дальше его орел и сожрал.

— Пустельга, — машинально поправил я, хотя уже давно привык к художественной гиперболизации в рассказах друга.

— Не важно, — махнул он рукой. — Главное, тетя Клава подвисла, а потом и выдает: «не было у меня никакого хомяка». А дальше давай бочку катить, что я в первый день на новом месте уже нажрался, как свинья. Обидно было, знаешь ли… я ж ни капли в рот. Так — пару бутылок пива, когда ты уехал…

— Стоп! — мотнул я головой. — Она говорит, хомяка не было?

— Ну да. Ни хомяка, ни клетки. Я б сразу решил, что старая ко встрече с маразмом готовиться начала, да вот только запамятовал, куда мы клетку убрали. Увидел бы ее, и легче стало. Но не нашел. Вот и… пришлось еще немножко пива на ночь выпить. Но чисто в медицинских целях — вместо снотворного.

Весь оставшийся перерыв и следующую лекцию чертов хомяк не выходил у меня из головы. Даже исправно записывая материал, я все думал и думал об этой зверюге. Ее разумные глаза будто впечатались в память. Однако ближе к концу пары меня отпустило. Буквально за несколько секунд до того, как наша одногрупница Лена завизжала во всю глотку: