Бастард рода демонов (СИ), стр. 4

— А-а-а!!! Мышь! Мышь!!!

Она молниеносно вскочила с ногами на скамейку. Ее маневр мгновенно повторили больше половины девушек потока и немало парней. Все визжали, кричали, тыкали пальцами…

Я с изумлением глядел на коричневый клочок шерсти, в ужасе метавшейся по аудитории. В том, что это тот же хомяк, ни капли не сомневался. Бедное животное едва с ума не сошло от людской дикости и отчаянно пыталось спрятаться. Финальным аккордом стал туфель препода, припечатавший малыша к плинтусу.

Однако в следующий миг хомяк вновь вскочил на лапы и скрылся в трещине экрана радиатора.

— Слушай, я один… — тихо, чтоб не слышала Алина, начал Дрон. Но я перебил:

— Не один.

***

К счастью или к сожалению, но обсудить хомяка с другом нам так и не удалось — всю перемену рядом крутилась Алина, открыто насмехаясь над «трусливыми курицами и сахарными цыплятами». На третьей же паре вновь был зачет. И я, естественно, получил его автоматом. Поставив подпись препода, помахал друзьям зачеткой, спустился на парковку да отправился на работу.

Ничего удивительно, что всю дорогу я думал только о мелком коричневом грызуне.

Я жаждал новой встречи. И совершенно не боялся. Странно бояться хомяка. Не знаю, почему, но я был абсолютно уверен — зверек пришел ко мне. Правда, хотелось бы понять зачем? Зачем я ему? И что важнее, зачем он мне? Ведь проходя мимо поломанного щита радиатора, я замешкался и, пропустив вперед других, заглянул-таки внутрь. Кроме хлопьев пыли и порванной паутины ничего не увидел.

Приехав на работу и паркуясь возле ТЦ, смог все-таки отвлечься от навязчивых мыслей о маленьком грызуне.

Коридоры внутри торгового центра были почти пусты — сказывалась середина буднего дня. Правда, в зоне фудкорта наблюдалось оживление. Ну еще бы — тут же офисы поблизости, да и продавцы бутиков не святым духом питаются.

Широкоплечую фигуру Нины — сотрудницы соседнего бутика, торгующего шубами, я заметил издали. Она стояла возле наших витрин спиной к проходу, по своему обыкновению скучая в период «не сезона». По правилам ТЦ точка должна работать круглогодично, иначе выставят. Поэтому Нининым работодателям приходилось в «пустые» месяцы платить не только аренду, но и зарплату продавцу. Правда, по понятным причинам, без бонусов.

Я двигался бесшумно, словно рысь. Подкрадывался с дурацким намерением напугать сзади соседку-продавщицу. Я понимаю, ей скучно, но это не значит, что стоит отвлекать моих работников. Да к тому же, своей дворфийской спиной отпугивать и моих покупателей.

Однако подслушанный ненароком разговор спутал планы:

— Кошмар! Мышь, да еще и в таком месте! — дрожащим голоском возмущалась Ира — моя продавщица, я ее всего-то пару недель назад нанял. — А если б она ботинки погрызла? Итальянские, а? Мне что, тут потом бесплатно два месяца работать, что ли?!

— Если б хорошо работала, — грозно проговорил я, обращая на себя внимание. — За месяц бы рассчиталась.

— Ой, я, пожалуй, пойду, — Нина сделала ручкой, кивнула мне и бросилась восвояси, оставив свою недавнюю собеседницу наедине с суровым боссом.

Я улыбнулся:

— На самом деле, с арендодателем бы договорились. Здесь они нормальные. Но если вместо работы будешь лясы точить, действительно премии лишу.

— Простите, — потупилась она.

— Первый и последний раз, — отрезал я.

Девушка просияла и улыбнулась:

— А у меня для вас подарок есть! У вас ведь сегодня день рождения!

Мне протянули плитку горького шоколада. Не самого крутого, но, честно говоря, я падок на неожиданные сюрпризы.

— Спасибо, — суровый босс окончательно смягчился. — Про горький поди Нина рассказала?

— Да, — смущенно отозвалась девушка.

— Так и думал, — хмыкнул. — У меня еще один вопрос, — сердце предательски дрогнуло. — Что за историю с мышью вы обсуждали?

— Простите, — не так поняла меня Ира и вновь заволновалась. — Я немного отвлеклась. Обычно я не треплюсь на рабоче…

— Стоп-стоп-стоп, — я поднял руки, пытаясь остановить разгоняющийся словопоток. — По существу. Бегала мышь?

— Да. Я так подумала. Но сейчас кажется, будто хомяк. Хотя откуда тут взяться домашнему хомяку? Ведь они…

— Куда он делся? — резко перебил я ее.

— Убежал, — опешив, выпалила Ира. — А потом прибыли местные охранники. Позвали дежурных ребят, те все осмотрели. Следов нет.

Больше к этой теме мы не возвращались, оставшееся время говорили исключительно по работе. Мне нужно было собрать заказ на все три бутика. По двум другим понимание было, нужно провести ревизию здесь. Черт… и почему в голову лезет только проклятый хомяк?

Огромных усилий мне стоило переключиться и подумать о чем-нибудь нейтральном. Например, о том, что с восемнадцати лет мама передавала мне под контроль по одному бутику в год. Скорей всего, скоро стоит ждать пополнение в виде четвертого. Вот только обуви у нее больше нет…

Вообще, считая эти три, на данный момент по всему городу у мамы тринадцать бутиков на четыре франшизы. Мне постепенно перепала обувная. И, знаете, я на самом деле всем тут распоряжаюсь — от заказов до подбора персонала и переговоров по арендной ставке. Первое время было тяжко — жуть как проседал по сравнению с мамиными показателями. Теперь же все идет хорошо, не зря на экономиста учусь. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.

С горем пополам мне удалось сосредоточиться на работе и почти закончить составление заказа. Оставалось совсем чуть-чуть, но время неумолимо. Часы показывают ровно пять. Если не пошевелюсь, опоздаю на праздничный ужин. А ведь сегодня обязательно приедет дядя Гена! Никогда не знаешь, чего от него ждать.

***

Небольшая пробка по дороге целиком и полностью входила в мои планы. Я весьма равнодушно и даже с пониманием отношусь к опозданиям. Однако себе подобного не позволяю. Мне кажется, успешный человек должен быть точен во всем.

К тому же пробка — это прекрасный шанс расслабиться после тяжелого дня и побыть наедине с собственными мыслями.

Оп… стоп! Если совсем уж расслабляюсь, вновь начинаю думать о хомяке. А вот этого мне сейчас не нужно. Да, я хочу его найти, но как только вспомнил об этом, начал ерзать и оглядываться. Вдруг грызун выскочит из-под коврика! Или откроется бардачок, а там мохнатая морда примеряет мои очки.

— Бам!!!

— Виу-виу-виу-виу!!!

От ударившего раската грома завизжали припаркованные вдоль обочины машины. Что-то ужасное творится с погодой со вчерашнего вечера. Дворники на лобовом стекле машут, как сумасшедшие, а воды меньше не становится!

Я устало выдохнул и сделал музыку погромче. Как говорится, у природы нет плохой погоды. Можно найти прекрасное даже в ужасном. В этом суть. Вот, например, сейчас не светит солнце. Ну и что? Зато у мамы накрыт стол, приготовлено много вкусностей, подарки и тепло.

И Дядя Гена. Пусть я уже взрослый и самостоятельный, но как и пятнадцать лет назад радуюсь его приездам.

Поток машин медленно потянулся вперед, а я невольно окунулся в воспоминания.

Я мог бы назвать этого человека «отчим выходного дня». Хотя было время, когда я на самом деле верил, что он — мой родной отец. Ребенку нужны оба родителя, и дети готовы создавать воздушные замки, лишь бы в них жила полная семья.

Однако мне недолго довелось жить с этой прекрасной сказкой. Я решил спросить у мамы. Она посмеялась и проговорила:

— Илюш, какое у тебя отчество?

— Фридрихович, — удивленно ответил я.

— А почему тогда не Геннадьевич?

Этот каверзный вопрос загнал маленького меня в тупик. Помню, мама ласково погладила меня по волосам и улыбнулась:

— Потому что перед родами я читала Ницше и уж очень им прониклась… — задумчиво произнесла она. — А дядя Гена не твой отец, прости, Илюш.

— А кто же тогда мой?

— Ты уже спрашивал. Твой отец — космонавт, и он улетел на Марс.

Уже тогда я не особо верил в эту шаблонную отмазку.

Пусть оказалось, что дядя Гена мне не отец, моя привязанность к нему никуда не исчезла. Всякий раз, когда он приезжал, я бежал сломя голову, чтобы повиснуть у него на шее. А приезжал он… даже не знаю, часто это или нет. На одни-двое суток в месяц в разные дни. Обычно сложно было предугадать его приезд. Кроме одного дня — дня моего рождения. Он мог пропустить Новый год или день рождения мамы, но только не этот праздник. И являлся всегда с невероятно крутыми подарками. Например, из последнего, что он дарил мне: семнадцать лет — автошкола на две категории и байк; восемнадцать лет — моя «Соната»; девятнадцать лет — пополнение счета в банке и путешествие по Азии (в Америку и Европу он отправлял меня с мамой раньше); ну а на прошлый день рождения — моя двухкомнатная квартира с евроремонтом.