Бастард рода демонов (СИ), стр. 2

— Уймись, — усмехнулся я, ожидая, пока друг отопрет дверь.

— Ну о бабах же думы думаешь? М? — не унимался он, затаскивая барахло внутрь.

— Ага. Десять раз.

Дом представлял собой две пыльные комнаты. По указу хозяйки все ненужное было велено сносить на чердак. Этим мы и занимались следующие пару часов. С рожи Андрея ни на миг не пропадала радостная улыбка.

— Здесь картину повесим… — проговорил он, указывая на стену возле старинных деревянных часов с кукушкой. — Ну ту, что ты подарил. Нравится мне этот твой Дрюрер.

— Дюрер, — машинально поправил я.

— Вот-вот! Алине она, кстати, тоже нравится. Четыре всадника Армагеддона! Когда-нибудь я куплю оригинал, — заявил он, забавно сведя брови домиком. — Но не обижайся, твою репродукцию не выброшу. Это ж подарок.

— Польщен, — усмехнулся я.

Дальше он пространно повествовал мне о том, что обязательно нужно купить микроволновку, кофемашину, новый чайник, стиралку, посудомойку…

— Да кучу всего! А то будем тут, как в каменном веке! Но, в первую очередь, телек и плейстейшн!

За два с лишним года общения с этим уникумом я научился пропускать мимо ушей большую часть словесного мусора, что он выдает. Тут главное поддакивать и кивать, когда это требуется.

Перетаскав на чердак кучу хлама, под ворохом грязного вонючего тряпья мы обнаружили старинный сундук.

— Спорим, там клад, — хохотнул Андрей, указывая на деревянный ларь. Парень попытался поднять его, покраснел от натуги и обессиленно выругался.

— Мы этого не узнаем, — произнес я, подергав висячий замок.

— А вот и узнаем! — осклабился Дрон, доставая из кармана ржавый ажурный ключ.

— Если он у тебя был с самого начала, зачем пыжился и пытался поднять? — удивился я.

— Для эффектности!

Ну да, и чего спрашивал. Все же предельно ясно.

Андрей пошурудил ключом в замочной скважине, раздался гулкий щелчок. Сняв навесной замок, друг горящими глазами уставился на меня.

— Давай! — дал я отмашку, сам невольно увлекшись его азартом.

Напрягая мускулы, Дрон лихо откинул крышку.

— Едреный корень! — завопил он, схватившись за нос, попятившись и едва не сбив меня с ног!

— Там что, мышь сдохла? — дыша через рукав майки, я подошел к сундуку. — Гляди, живая!

— Это не мышь, — Андрей оказался рядом, но ноздри не разжал. — Это обычный хомяк.

Спасибо, Капитан Очевидность. Будто я раньше никогда не видел хомячьих клеток да домашних коричневых хомяков. Вопрос в другом, как он, собственно, выжил в закрытом сундуке?

Уж точно не мертвая зверюга глядела на меня черными глазами-бусинками и мило водила носиком.

— Ну и вонь! Давненько за ним не убирали, — со знанием дела проговорил Андрей, открывая крышку клетки.

— Эй, что ты делаешь? — удивился я.

Увидев этого великана, хомяк вжался спиной в металлические прутья, привалился на бок и зашипел, отчаянно защищаясь правой лапкой.

— Ты ему не нравишься, — заметил я, когда грызун едва не впился зубами Андрею в палец.

— Я не рубль медный, чтоб всем нравиться, — хохотнул он. — Мне и Алины хватает. — Дрон лихо извернулся и умудрился схватить мелкую тушку, не заработав ни единой царапины. — Не переживай, я знаю, что делаю, — заявил он, вынув мохнатого из клетки и вертя в руках. Несчастный зверек повернул мордочку ко мне и жалобно поджал уши. — Был у меня в детстве хомяк, Армстронг, — продолжал вещать Андрей. — Так вот, он очень любил, когда я его так подбрасывал.

Сказано — сделано, белобрысый идиот начал бросать несчастное животное в воздух. Но, к чести моего друга, делал это достаточно аккуратно.

— А почему Армстронг? — спросил я, с жалостью глядя на перекошенную морду грызуна.

— Да однажды я силу не рассчитал, подбросил, а он от потолка отрекошетил и высадился на шкаф. Ну как Армстронг на Луну. Ой! Черт!!!

Андрей стремительно нагнулся, пытаясь поймать юркого хомяка, но тот, с грацией кошки приземлившись на все четыре лапы, отчаянно ринулся к распахнутой двери. Не сговариваясь, мы бросились следом, однако мохнатый перемещался со скоростью гоночного болида. Ну еще бы, я на его месте тоже бы делал ноги, чтобы как можно скорее убраться подальше от великанов-дебилов.

— Выскочил! Быстрей, а то в траве затеряется!

Андрей бежал, точно гончая за зайцем, целиком и полностью отдавшись животным инстинктам. Все просто: убегают — догоняй.

Я тоже воспылал желанием поймать зверюгу, хотя такое поведение вообще-то обычно мне не свойственно. Что-то странно притягательное было в этом грызуне…

— Ох ты ж… — замер на месте Андрей. Прострекотав пронзительное «ти-ти-ти-ти», нашего бегуна схватила буро-коричневая птица и взмыла в воздух.

— Чертов коршун… — сплюнул я.

— Это пустельга. Вот ведь сучка, будто больше охотиться не на кого, — Дрон обреченно покачал головой. — Ну что ж, Юра, в добрый путь! — грустно глядя вслед улетающей птице, произнес он и помахал рукой.

Немного отдышавшись после неудачной погони, я усмехнулся:

— А Юра, это в честь Гагарина?

— Конечно! Сейчас вокруг Земли облетит и вернется, — расхохотался Дрон. Замолчав, но все еще продолжая лыбиться, махнул рукой. — Хорош рассиживаться. Пошли сосиски пожарим да кваску попьем. Ты ж взял нам провиант?

— Ну не на тебя же надеяться, — усмехнулся я.

— За мной не заржавеет, — со всей серьезностью в голосе, пообещал мой друг.

***

К вечеру погода сильно испортилась, и когда я искал во дворе своего дома местечко, чтобы припарковать «Сонату», накрапывал дождь. Когда же через час захлопнул дверь квартиры за курьером, который привез мой заказ — рис с морепродуктами и салатик, за окном вовсю шумел ливень.

Сидя в тепле на любимом диване, глядел в экран плазмы. Щелканье пультом привело меня к сериалу «Сверхъестественное». Показывали серию, где братья-супермены отрезают палец всаднику Апокалипсиса. Пятый сезон — мой любимый. Трижды пересматривал его, а вот дальше сие творение американского кинематографа осилить не смог. Все-таки ангелы, демоны, Михаил и Люцифер — это жарко! А дальше уж слишком сложно для моего понимания.

Поэтому серию посмотрел с превеликим удовольствием и без сожаления выключил телевизор. Развалившись на кровати, с головой ушел в чтение. Недавно наткнулся на одного широко известного в узких кругах автора с уникальным взглядом на попаданчество. За несколько дней дошел до третьей книги, а ведь еще столько же издано в бумаге! Чует мое сердце, не успеют прийти заказанные романы и придется все-таки читать электронку на планшете.

Именно в тот момент, когда я мысленно находился в теле главного героя приключенческого боевика и покорял смежные миры, в мое окно кто-то поскребся.

Сперва я не придал значение необычному звуку. Мозг поставил заслон, не желая вырываться из цепких объятий увлекательной истории. Но когда к скрежету прибавился жалобный писк, я отложил книгу в сторону и изумленно повернул голову.

Несколько секунд смотрел на задернутые шторы, анализируя сотни возможных причин происходящего.

Окно открыто на форточку. Я прекрасно слышу, что кто-то прямо-таки рвется внутрь. Если бы этот кто-то умел говорить по-русски, вместо «пи-пи-пи» выдал бы «Ну пусти! Ну открой!». Как кот в старом видео.

Однако кое-что меня смущает. Я живу на шестом этаже. Мой карниз на пять этажей выше, чем тот, на который мог бы запрыгнуть кот с земли.

А еще коты не пищат.

Это не кот. Скорей уж мышь.

Ситуация, мягко говоря, нетривиальная. Фильмы ужасов нас учат, что если кто-то скребется в окно, скорей всего, тебя убьют. С другой стороны, дедушка, приходя к нам в гости, всегда говорил, что все проблемы от иностранных фильмов и компьютерных игр. Что ничему путному от них не научишься. Его мнение тоже имеет право на существование.

— Пи-пи-пи!!! — не успокаивалось существо за окном. И, как мне показалось, звук начал перемещаться! Пополз вверх!

— Мать твою! — выругался я, прекрасно понимая, что поднявшись на достаточную высоту, «оно» сможет залезть в щель форточки.